Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Хашеми-Рафсанджани и Галибаф: борьба за участие

Автор: Пресс-папье

11 мая в Иране завершился процесс регистрации кандидатов для участия в президентских выборах. Последний день регистрации можно считать сенсационным, так как в самый последний момент о выдвижении своей кандидатуры заявил бывший президент Ирана Али Акбар Хашеми-Рафсанджани, который, согласно опросам общественного мнения, имеет реальные шансы на победу. Немаловажным событием является и то, что «коалиция трех» (Галибаф, Велаяти и Адел) не выдвинула единого кандидата – все три ее участника зарегистрировались в качестве кандидатов, заявив, что единый кандидат появится уже по ходу предвыборной кампании.
Между тем, выдвижение кандидатуры Хашеми-Рафсанджани нельзя рассматривать в отрыве от затягивания с выдвижением кандидата от «коалиции трех»: бывший иранский президент поддерживал и поддерживает активные связи с мэром Тегерана Галибафом, который, в случае своего избрания, в процессе принятия политических и экономических решений смог бы поддерживать баланс влияния между духовным лидером и прагматичной и умеренной частью старой консервативной элиты, собравшейся вокруг самого Хашеми-Рафсанджани. Примечательно, что последний приехал в министерство внутренних дел и зарегистрировался в качестве кандидата только после того, как «коалиция трех» заявила о намерении определиться с единым кандидатом только в ходе президентской кампании. Однако вступление Хашеми-Рафсанджани в борьбу не следует связывать с тем, что «коалиция трех» может выбрать своим лидером не Галибафа. С Велаяти и, в меньшей степени, с Аделем у Хашеми-Рафсанджани достаточно хорошие отношения, и избрание последних не может отрицательно отразиться на интересах бывшего иранского президента и его окружения.
Решающим фактором надо считать комментарий, сделанный участником коалиции Аделем днем 11 мая. Комментируя выбор будущего единого кандидата, он заявил: «Ход президентской кампании покажет, кто из коалиции пользуется наибольшей популярностью среди иранского населения. Именно его поддержат остальные. И неважно, является ли этот кандидат участником коалиции или нет. Если самым популярным «принципиалистом» окажется Саид Джалили, то мы поддержим его».
Заявление Аделя не было достойно прокомментировано ни иранской, ни мировой прессой, но оно является, может быть, одним из ключевых событий в предвыборной кампании. Оно свидетельствует о возможном самоотводе популярного и компромиссного тегеранского мэра в пользу секретаря Высшего совета национальной безопасности Саида Джалили, напрямую представляющего интересы рахбара Али Хаменеи.
В отличие от Галибафа, который также является сторонником духовного лидера и которому Хаменеи доверяет, Джалили не является самостоятельной фигурой, обладающей сколько-нибудь значимой поддержкой со стороны населения, и своим избранием он будет обязан самому духовному лидеру и его ближайшему окружению, которые могут не просто вывести из борьбы наиболее популярного консервативного кандидата – конкурента Джалили – Галибафа, но привлечь его к поддержке самого Джалили. Вкупе с использованием административного ресурса это создаст для Джалили благоприятные условия. Административный ресурс в Иране – существенный фактор, так как население отсталых регионов всегда голосует за того кандидата, за которого агитирует власть, а вся предвыборная борьба ориентирована на получение голосов неопределившихся, в основном, населения крупных и больших городов.
Сам Галибаф после регистрации своей кандидатуры сделал заявление о готовности бороться за президентский пост, однако его выступление особым оптимизмом не отличалось: «Для меня нет разницы, в какой должности я должен служить своему народу». Очевидно Галибаф «спинным мозгом чувствует», что его, возможно, попросят выйти из гонки и поддержать Джалили. Но согласится ли на это амбициозный политик? Это очень сложный вопрос, который, в первом приближении, предполагает положительный ответ. Однако в течение последних дней против тегеранского мэра началась активная информационная кампания, призванная опорочить его образ в глазах молодежи. Таинственным образом в руки оппозиционной прессы попали аудиозаписи выступления Галибафа (на неофициальном мероприятии), во время которого он указывает на свое активное участие в подавления студенческих волнений 1997, 1999 и 2003 годов. Более того, он говорит о том, что в составе Совета безопасности были люди, которые говорили о необходимости достижения компромисса со студентами, но он, будучи тогда главой ВВС Ирана, уговорил всех согласиться на жесткое подавление демонстраций.
Интересно то, как такая запись попала к оппозиции, которая сегодня влачит жалкое существование. Говорить о наличии у противников режима каких-либо ресурсов для получения секретных документов и файлов не приходится. Есть все основания для того, чтобы заподозрить в этом иранские спецслужбы, которые, скорее всего, и подкинули записи иранским медиа с тем, чтобы их обнародование опорочила столичного градоначальника настолько, чтобы социологические опросы, проводимые в ходе предвыборной кампании, показали падение его рейтинга. В то же время применение методов «черного пиара» в отношении Галибафа указывает на понимание властями того, что последний без боя уходить не собирается.
Во многом именно события, происходящие вокруг «коалиции трех», и возможность избрания президентом Джалили и обусловили самовыдвижение Хашеми-Рафсанджани, для которого победа на выборах этого политика, полностью контролируемого рахбаром, может привести к серьезным проблемам. Бывший иранский президент и его окружение вынуждены отстаивать свои экономические интересы в условиях кризиса, и им поддержка президента (главы правительства) нужна как воздух. С другой стороны, уголовные дела в отношении дочери и сына Рафсанджани пока еще находятся в «подвешенном» состоянии, и неизвестно, к чему именно они могут привести, если Хаменеи установит тотальный контроль над всеми ветвями власти.
Для Хашеми-Рафсанджани сегодня важно пройти через утверждение своей кандидатуры в Совете экспертов (стражей), который отсечет от участия в гонке политиков, взгляды которых покажутся ему не соответствующими исламскому строю. Ровно 100 депутатов иранского меджлиса (около 30%) подписали письмо-заявление в Совет экспертов с просьбой не регистрировать кандидатуры скандального руководителя администрации президента Эсфандияра Рахима Машаи и Хашеми-Рафсанджани. Первый обвиняется в национализме и в том, что незаконно использует ресурс действующего президента для продвижения своей кандидатуры, второй же – в том, что «не разделяет позицию рахбара Али Хаменеи».
Относительно Хашеми-Рафсанджани. ситуация достаточно сложная. Руководитель Совета экспертов Ахмед Джаннати отлично знает, что нелояльность к позиции рахбара не может быть основанием для того, чтобы не зарегистрировать кандидата. По иранскому законодательству, важно поддержать сам строй, а строй – это не рахбар, но принцип устройства исламского государства. Обвинить же Хашеми-Рафсанджани, участника Исламской революции, бывшего руководителя парламента и президента в том, что он не поддерживает строй, очень сложно. Если бы сам Совет экспертов хотел вывести его из борьбы, то утвердил бы законодательную инициативу парламента, запрещающую политикам старше 75 лет баллотироваться в президенты. Однако он отказался это сделать…

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте