Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Армяно-азербайджанская тема на иранских выборах

Автор: Пресс-папье

В Иране полным ходом идет предвыборная кампания. Отличительной чертой нынешних выборов является ее максимальная публичность, ярким показателем которой можно считать телевизионные дебаты между 8 претендентами на президентский пост. Дебаты и кампания затрагивают в основном темы социально-экономического развития и ядерной программы, оставляя за скобками отношение кандидатов к частным вопросам иранской внешней политики. Между тем, эти ключевые проблемы затрагивают будущее иранской политики в регионе, в том числе, и на Южном Кавказе.

Азербайджан как ключевая страна региона
Надо отметить, что в отличие от США и России, Иран никогда не рассматривал Южный Кавказ (Закавказье) как единый регион, отношения с которым должны строиться на основе общей внешнеполитической стратегии. Южный Кавказ для Ирана – дискретный регион, сотрудничество со странами которого, выстраиваются отдельно, исходя из конкретных, порой глобальных интересов Тегерана. Так, например, «азербайджанскую политику» Ирана никак нельзя рассматривать в качестве «кавказской»: она опирается на значительно более глубокие интересы. Это – правовой статус Каспия, спорные месторождения нефти и газа, особое положение израильских и американских спецслужб в Азербайджане, перспектива экспорта исламской революции, вопрос азербайджанского сепаратизма в самом Иране и т.д.
Именно с учетом такого широкого набора вопросов, волнующих Иран, отношения с Азербайджаном играют ключевую роль во внешней политике Тегерана и, во многих смыслах, определяют его политику в отношении Еревана, поддерживаемого в качестве противовеса Баку.
Однако о том, как именно должны развиваться отношения с Баку, среди иранской политической элиты нет единого мнения. В том числе, в вопросе основных кандидатов на президентский пост, которых, с учетом их позиции по данной теме, условно можно разделить на 2 группы: сторонников конфликта и сторонников медленной исламизации.

Точка зрения «старой гвардии»: конфликт неизбежен
Как это ни странно, но два кандидата, выступающие с разных политических платформ, относительно отношений с Азербайджаном, придерживаются практически единого мнения. Представитель умеренного крыла консерваторов Хасан Рухани и кандидат от «принципиалистов» Али Акбар Велаяти по отношению к Баку выступают с идентичных позиций: Азербайджан – враждебное государство, которое должно быть ликвидировано (публично об этом не заявляется). Будучи министром иностранных дел Ирана, именно Али Акбар Велаяти (сам этнический азербайджанец) стал архитектором ирано-армянских отношений, и вместе с тогдашним президентом Али Акбаром Хашеми-Рафсанджани убедил духовного лидера страны Али Хаменеи в целесообразности оказания косвенной поддержки Армении в войне за Нагорный Карабах. Его позиция на тот момент была обусловлена ростом тюркского национализма в Азербайджане, распространение которого на Иран могло привести к росту сепаратизма и центробежных тенденций.
Опытный политик Велаяти параллельно с поддержкой Армении, открыл «талышское направление» в иранской внешней политике, целью которого было создание условий для появления второго очага межнационального конфликта в Азербайджане, способного окончательно развалить страну и создать на ее территории несколько новых государственных образований.
Хасан Рухани, долгие годы проработавший секретарем Совета безопасности, а до этого вовлеченный в работу Генерального штаба иранской армии (в период ирано-иракской войны), является одним из самых антитурецки настроенных политиков Ирана. Для него Азербайджан, по сути, является логическим продолжением Турции. Настрой Рухани по отношению к Баку настолько радикален, что он не постеснялся выступить с антиазербайджанским заявлением во время президентской кампании, рискнув потерять поддержку со стороны иранского тюркоязычного населения.
1 июня 2013 года в интервью одному из иранских сайтов Рухани заявил: «Не будет преувеличением сказать, что Азербайджан сегодня представляет для национальной безопасности Ирана серьезную угрозу».
Велаяти более осторожен в своих заявлениях и в последний раз открыто раскритиковал Баку в мае 2012 года, однако в оценках был почти так же резок, как и Рухани.
Если условно обозначить позицию Рухани и Велаяти, то это стремление к ведению «жесткой политики» в отношении Баку, почти такой же, какая ведется сегодня в отношении Бахрейна – Тегеран через поддержку и вооружение местной шиитской оппозиции вот уже несколько лет пытается взорвать его изнутри.

Медленная исламизация или «мягкая сила» Джалили и Галибафа
Два основных кандидата и конкурента на президентских выборах – секретарь Совета безопасности Саид Джалили и мэр Тегерана Мохаммад Багер Галибаф – являются представителями молодого поколения иранских политиков, которые в своем отношении к Кавказу и Азербайджану придерживаются более умеренного, подхода рассчитанного на длительную перспективу. Их позицию можно охарактеризовать следующим образом: максимально обойти открытое столкновение, призывать к миру и проталкивать интересы азербайджанских мусульман.
На Джалили в 2012-2013 года, т.е. в период, когда отношения с Баку беспрецедентно накалились, были возложены функции «голубя мира». Сначала политик принял азербайджанского посла, а в 2013 году посетил и президента Ильхама Алиева, заявив, что противоречия между двумя странами носят надуманный характер, и у двух народов есть общее культурное и историческое наследие. Единственно, о чем просил Джалили азербайджанского президента, дать большую свободу мусульманам и не препятствовать исламу.
Та же мысль была озвучена Джалили и в мае 2012 года во время встречи с духовным лидером кавказских мусульман Аллахшукюром Пашазаде в Тегеране. Джалили прямо заявил, что «ислам привнесет в Азербайджан стабильность».
Цель Джалили и его единомышленников ясна: в мирных условиях достичь максимальной исламизации азербайджанского общества, продолжить программы обучения азербайджанцев в иранских религиозных семинариях и создать основу для будущих попыток организации мощного шиитского политического класса в Баку, своеобразной «пятой колонны».
Практически, в том же русле мыслит и Галибаф, во время своей предвыборной кампании заявивший, что Азербайджан есть Иран. Хотя говорил тегеранский мэр про культуру и историю иранского Азербайджана, но подтекст этого заявления ясен всем. Речь идет именно о государстве Азербайджан, который, по его мнению, имеет общую с Ираном историю и культуру.
М. Галибафа, С. Джалили, а также спикера меджлиса Али Лариджани, не выдвинувшего свою кандидатуру, но разделяющего взгляды первых двух политиков на подходы к отношениям с Баку, можно назвать «умеренными». Они довольно терпимо относятся к строю, стремятся поддержать процесс «взаимопонимания» и «возвращения к общим корням», что в иранской интерпретации означает исламизацию Азербайджана и рост влияния шиитов в политических процессах этой закавказской республики.

Позиция по Армении
Что касается другой страны Южного Кавказа – Армении, то позиция претендентов менее ясна, так как публично армянский вопрос в стране практически не обсуждается. Единственным из кандидатов, который затронул армянскую тему, оказался бывший командующий КСИР Мохсен Резаи, который заявил, что в свою бытность главой этой военной структуры, в Карабахской войне он поддержал Азербайджан. Заявление Резаи – откровенный предвыборный трюк, призванный получить голоса иранских азербайджанцев, и никакого отношения к армяно-иранским отношениям не имеющий. Между тем, известно об откровенно проармянской позиции Галибафа, который, во многом по причине унаследованного от своей курдской родни антитурецкого настроя, к армянам относится тепло, периодически посещает тегеранскую общину и поддерживает ее посредством предоставления отдельного финансирования из городского бюджета.
Известно также о «паниранской» позиции Али Акбара Велаяти, который в бытность главой иранского МИД транслировал через армянскую общину ИРИ на Ереван одну единственную идею: Иран был и остается многонациональной страной, и армянам в составе Персии жилось хорошо, так как она была не страной персов, а страной всех народов и религий. «Паниранизм» иранской интеллектуальной элиты сегодня предполагает воссоздание т.н. «Большого Ирана», включающего в свой состав Азербайджан, Армению, Афганистан и Таджикистан – территории, воспринимаемые как составная часть этого уже несуществующего государства.
В заключение следует сказать, что экономические и политические трудности не позволяют Ирану сегодня придерживаться линии на «паниранизм» как единую концепцию внешней политики, однако предвыборная кампания в стране показывает, что ее элементы дискретно существуют в политических программах практически всех основных кандидатов.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте