Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Чего ждать от Хасана Рухани?

Автор: Пресс-папье

Победа Хасана Рухани на президентских выборах вызвала эйфорию, как в Иране, так и за его пределами. Между тем, вопрос о том, какие планы и реальные шансы на изменения есть у нового президента, остается открытым. Однако кое-какие контуры его будущей политики можно рассмотреть уже сейчас.

Внутренняя политика
Как это ни странно, но Хасан Рухани, получивший во время президентских выборов поддержку большинства населения Ирана, будет самым ограниченным в свободе действий президентом в истории ИРИ. Дело в том, что, в отличие от предыдущих президентов, он не имеет своей фракции в иранском парламенте, в котором доминируют консервативные силы. Правда, часть депутатского корпуса состоит из сторонников Хашеми-Рафсанджани, который во время президентских выборов поддержал Рухани, но одно дело – быть сторонником Рафсанджани, оказывающего влияние на политические процессы в стране, другое – публично поддержать Хасана Рухани, инициативы которого могут напрямую ударить по интересам окружения лидера Ирана Али Хаменеи.
Но это техническая сторона дела, реалии же вызывает определенную озабоченность: Хасан Рухани был единственным кандидатом, который во время предвыборной борьбы не выступил с четкой экономической программой, если таковой не считать его обещание разрешить социально-экономический кризис за 100 дней без какой-либо огласки плана действий. Уже 15 июня Рухани встретился со спикером иранского меджлиса Али Лариджани, который обещал ему поддержку в парламенте и выказал надежду на совместную эффективную работу.
С таким же призывом выступил также и духовный лидер Ирана Али Хаменеи, однако вспоминая практику «совместной» работы в истории современного Ирана, можно предположить, что под данным определением подразумевается «разделение» власти. В практической плоскости, это дележ министерских портфелей, за которые вскоре в Иране развернется жесточайшая борьба. Уже сегодня очевидно, что Рухани будет вынужден утвердить в парламенте новый состав правительства не «пакетом», а поэтапно, с проведением переговоров по фигурам руководителей министерств нефти, информации, экономики и градостроительства. Это самые проблемные портфели, за контроль над которыми в Иране всегда разворачивается закулисная борьба.
Министерство информации курирует всю иранскую внешнюю и внутреннюю разведку, и контроль над ним для президента очень важен для того, чтобы обеспечить себе более или менее независимый режим работы. Остальные же министерства – самые доходные, но в то же время самые важные, с точки зрения проведения экономических преобразований. Миннефти обеспечивает значительную часть государственных доходов, а министерства экономики и градостроительства – самые большие «дыры», так как именно через них осуществляются основные государственные капиталовложения, а также субсидирование экономики.
Надо отметить, что у Рухани будут серьезные проблемы не только на макро-, но и на микроуровне. Дело в том, что практически все муниципальные советы состоят из представителей консерваторов, которые на президентских выборах поддержали сторонников «жесткого курса» Джалили и Галибафа. Последний, по всей вероятности, останется мэром Тегерана, так как 14 июня, в день президентских выборов прошли и выборы городского совета Тегерана, на которых фракция Галибафа одержала победу (60%). Сегодня у Рухани и его окружения нет большинства ни в одном из муниципальных советов крупных иранских городов, а, с учетом того, что насущные социальные и бытовые проблемы населения решаются именно на уровне муниципалитетов, отсутствие такого ресурса может еще больше отдалить друг от друга правительство и общество, что, с политической точки зрения, рискованно именно для Рухани.

Внешняя политика
Между тем, надо ожидать, что в этот раз борьба развернется также и за портфель министра иностранных дел. На этот пост Али Хаменеи постарается пробить кандидатуру своего советника и бывшего министра иностранных дел Али Велаяти, который и должен был занять этот пост, в случае победы на выборах Галибафа.
У Рухани и Хашеми-Рафсанджани на этот счет другое мнение. Очень близким соратником обоих является бывший замминистра иностранных дел Махмуд Ваези, который считается одним из самых уважаемых и профессиональных дипломатов в современном Иране. В 90-х он курировал «таджикское» (центрально-азиатское) и «карабахское» (кавказское) направления иранской внешней политики, был первым посредником между Баку и Ереваном. Он имеет тесные связи с западными аналитическими центрами и известен как опытный переговорщик и сторонник нормализации отношений ИРИ с западными странами. Между тем, у Ваези есть свои российские «контакты», в частности, он тесно сотрудничал в вопросе разрешения таджикского кризиса с бывшим главой СВР и МИД России Евгением Примаковым.
Но, вне зависимости от того, кто станет министром иностранных дел, внешняя политика Ирана не может быть уделом исключительно министра, на нее будет оказывать влияние духовный лидер, а также сам Рухани. Относительно позиции первого более или менее все ясно. Последние несколько лет показывают, что Хаменеи не настроен на уступки Западу. Чтобы понять, куда же будет «дуть ветер» из президентского дворца, можно вспомнить ряд заявлений Рухани, сделанных в течение последних двух лет касательно вопросов внешней политики: «Происходящее в Сирии – трагедия, но факты не могут быть не учтены. Сирия осталась единственной страной в регионе, которая противостоит израильской экспансионистской политике. Братоубийственный конфликт в Сирии был спровоцирован и подпитывается некоторыми правительствами в пределах и за пределами региона», а также «О политике Обамы в отношении Ирана следует судить по делам, а не по словам. Санкции, принятые против Ирана во время администрации Обамы, являются беспрецедентными в истории двусторонних отношений. Политика Обамы в отношении Ирана не может привести к улучшению двусторонних отношений» и т.д.
В то же самое время следует отметить, что Рухани накануне выборов признался, что, будучи секретарем Совета национальной безопасности, он всегда согласовывал свои шаги во внешней политике с духовным лидером и намеревается делать это также на посту президента. Так что, стратегических изменений иранского внешнеполитического курса ожидать не следует, но тактические изменения возможны. В данном случае речь идет о том, что Рухани попытается на уровне речей и выступлений смягчить иранскую позицию по ядерной проблеме с тем, чтобы получить хоть какие-либо экономические дивиденды. Хотя бы частичная отмена санкций может дать новому иранскому президенту возможность поправить макроэкономическую ситуацию в стране и смягчить поствыборную критику в свой адрес. Иначе, его перспективы как президента не столь радужны, так как одновременно управлять страной, находящейся в условиях кризиса, и сохранять популярность и общественную поддержку – задача сложная, если не неразрешимая.
Очевидно и другое. Для того чтобы хоть начать влиять на переговоры по «ядерной проблеме», Рухани должен избавиться от своего конкурента на выборах – секретаря Совета национальной безопасности Саида Джалили, так как именно с ним ассоциируется радикализм и неуступчивость иранской позиции. Принесет ли Хаменеи в жертву Джалили – это другой важный внутриполитический вопрос, вокруг которого в течение ближайших месяцев развернется жесткая борьба.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте