Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

«Перезагрузка» закончилась. Что будет с Грузией?

Автор: Дмитрий Мониава

«Перезагрузка зашла в тупик, взаимоотношения между США и Россией становятся все более проблемными. Разговоры о всеобъемлющей конфронтации или новой «холодной войне» пока кажутся преждевременными, хотя негативные тенденции налицо. Окажет ли это влияние на Грузию? Как должна вести себя наша власть, чтобы в этот период у нее не возникли новые проблемы? Должны ли мы пытаться «поймать рыбу в мутной воде» конфронтации, о чем в течение ряда лет мечтали лидеры «Национального движения»?
В период правления Саакашвили идеи мира не пользовались популярностью. Считалось, что Грузия должна максимально способствовать углублению противостояния двух гигантов – США и России и принимать в нем максимальное участие. Эти устремления сыграли немалую роль в крахе режима Саакашвили. Его риторика и безрезультатные, но энергичные попытки углубления конфронтации на пике «перезагрузки» для администрации Обамы вступили в непреодолимое противоречие с желаемой реальностью. Конечно, это был не единственный фактор, из-за которого Вашингтон отказался от активной поддержки режима Саакашвили, хотя он сыграл немаловажную роль. Если бы Саакашвили продержался до завершения «перезагрузки», его удаление от власти могло стать сравнительно более сложным (но все же неизбежным).
Вообще, под влиянием пропаганды «националов» любое, направленное против России действие или даже заявление Белого дома в Грузии часто воспринимается как акт, ориентированный на окончательный «развал» России. Но здесь, видимо, целесообразнее употребить термин «ограничение». «Развал» России в том виде, как это представляют «националы», породит «геополитический вакуум» в целом ряде зон (Центральная Азия или, вообще, Сибирь), который с 99-процентной вероятностью без промедления заполнит Китай, что безмерно его усилит. Поэтому разговор о том, что американцы банально хотят развалить Россию, видимо, все же неуместен. Предположительно, их задачи сравнительно скромнее. То же самое касается и Китая, хотя там имеется иной контекст, описание которого выходит за рамки данной статьи. Проще говоря, Москва и Пекин набрали силу и их растущие амбиции, одно из проявлений которых мы видели в Сирии, пугает Вашингтон.
Для властей Грузии в этой ситуации очень важно установить, насколько высок «градус противостояния», чтобы не оказаться в той ситуации, в какую попал Саакашвили в августе 2008 года.
Что реально в противостоянии гигантов, а что является лишь продуктом воображения? Какие шаги предпримут (если предпримут) стороны на Южном Кавказе?
Вообще, для администрации Обамы чужды идеи глубокого вторжения в постсоветское пространство и окружения России «цветными революциями», которые не давали покоя неоконсерваторам. Также трудно представить, что Обама призовет власти Грузии к открытой конфронтации с Россией, его методы сравнительно более тонки и, так сказать, носят «обходной» характер. Хотя логика нынешнего противостояния с Россией в какой-то момент может подтолкнуть Белый дом к возврату в повестку дня вопроса ускоренного приема Грузии в НАТО и восстановления ее территориальной целостности. Но окажет ли он реальное давление на европейских союзников с тем, чтобы они открыли путь для вступления Грузии в НАТО? Насколько вероятно, что американцы восстановление территориальной целостности Грузии сделают делом свое й чести, как это сделали они в свое время в связи с вопросом сохранения Западного Берлина.
В своем последнем интервью телекомпании «Рустави-2» Михаил Саакашвили подробно рассказал об августовской российско-грузинской войне и о роли американского флота в спасении Тбилиси. Следует отметить, что эта тема в мифологии «националов» постепенно занимает одно из первых мест. В этом случае главная проблема Саакашвили состоит в хронологии конфликта. Заявлению Буша от 13 августа о начале гуманитарной (а не военной) операции предшествовали заявление Медведева об окончании боевых действий (на 30 часов раньше), оглашение принципов урегулирования Саркози и Медведевым (на 24 часа раньше) и принципиальное согласие Саакашвили на принятие мирного плана (на шесть часов раньше). Первый американский корабль «Макфол» вошел в Черное море 21 августа. С кем он мог воевать или кого запугивать в тот период, когда боевые действия уже закончились, а мирное соглашение было подписано?
В третьей декаде августа о штурме Тбилиси уже никто не говорил. Может, дело в авиации, о которой Саакашвили рассказывает следующее: «Патрулирование вдоль границ Грузии и что значит это патрулирование. Если бы с той стороны повредили этот самолет, через две секунды могла начаться военная конфронтация. Русские хорошо знали об этом, и именно это их остановило». Как видно, Саакашвили иначе уже не может, не знает, что сказать, чтобы представить американцев спасителями Тбилиси.
Нет такого рецепта, который сразу снимет у нас все проблемы. На данном этапе, видимо, как никогда, нужно адекватное восприятие реальности. Наверное, будет лучше, если мы распрощаемся с видениями Саакашвили о всесильных авианосцах, которые с нетерпением ждут момента, чтобы направиться на выручку Грузии. Углубление противостояния между США и Россией не должно порождать у нас ложных иллюзий.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте