Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Старая игра нового президента

Автор: Пресс-папье

После утверждения иранским парламентом состава нового правительства страны, президент Хасан Рухани активно взялся за внешнюю политику и практически сразу произвел ряд принципиальных изменений в формате ведения переговоров по ядерной программе страны.
Важнейшим событием можно считать освобождение с поста руководителя Организации по атомной энергетике Ирана Ферейдуна Аббаси-Давани, известного благодаря тому, что он является не только крупным ученым, но и противником любого рода уступок в отношении ядерной программы. В свое время его назначение было символическим шагом – на Аббаси-Давани было совершено покушение, предположительно, иностранными спецслужбами, и его выдвижение на пост главы ОАЭИ имело цель показать, что Иран не боится давления и не собирается сворачивать свои ядерные разработки.
Новым руководителем ОАЭИ назначен человек совершенно другого характера и позиций. Это теперь уже бывший министр иностранных дел Ирана Али Акбар Салехи, известный на Западе своей «адекватностью». В различных аналитических докладах американских и британских «мозговых центров» он представлялся чуть ли не единственной адекватной личностью в правительстве Махмуда Ахмадинежада, который хотел бы оказать положительное влияние на ядерные переговоры.
В день официального назначения Салехи главой ОАЭИ, который, кстати, имеет также статус вице-президента страны, пресс-служба Хасана Рухани распространила информацию о том, что именно руководитель этой структуры отныне будет отвечать за переговоры по «ядерному досье». Никаких официальных комментариев по поводу назначения Салехи главным «ядерным» переговорщиком не последовало – по всей вероятности, из-за оппозиции к этому решению высшего духовенства, которое не хотело передать «ядерное досье» вице-президенту, находящемуся под прямым контролем Хасана Рухани. Аятоллы предпочли бы оставить эту позицию за секретарем Совета национальной безопасности Саидом Джалили, который до сих пор остается верным духовному лидеру страны Хаменеи.
Несмотря на принятое решение, уже 20 августа спикер министерства иностранных дел заявил, что главой иранской делегации на переговорах с «шестеркой» (группа стран «5+1» – ПП) может стать новый министр иностранных дел Мохаммад Джавад Зариф, у которого имеется огромный опыт общения с западными дипломатами.
Представляя Зарифа министерству иностранных дел, Хасан Рухани сделал заявление, очевидным образом демонстрирующее его позицию по решению основных экономических проблем: «Эффективная и умная внешняя политика позволит нам решить все экономические проблемы». Тем самым, иранский президент, фактически, отметил, что именно от решения ядерной проблемы зависит будущее страны, так как именно ядерная программа – основная внешнеполитическая проблема ИРИ, производной от которой и являются экономические трудности.
Несмотря на то, что, официально, Зариф еще не проводил встреч с «шестеркой» и, тем самым, его окончательно утвержденным переговорщиком считать нельзя, неофициально он приступил к своим обязанностям. 18 августа именно он, а не Саид Джалили провел телефонную беседу с комиссаром ЕС по внешней политике Кэтрин Эштон, которая является европейским переговорщиком по ядерной проблематике. Последняя после разговора с Зарифом заявила о необходимости скорейшего начала нового этапа переговоров и нахождения компромиссного и обоюдоприемлемого решения иранской ядерной проблемы.
На сегодняшний день можно с уверенностью сказать, что Рухани готов к диалогу, на который западные страны смотрят с большим оптимизмом, нежели год назад. Однако во всех этих процессах важно понять, чего на самом деле добивается нынешний иранский президент, и на что он потенциально готов.
С целями Рухани все более или менее понятно: ему как воздух необходимо хотя бы частичное снятие санкций с Ирана, о чем он в призывах типа «продемонстрируйте свою добрую волю» заявил во время своей инаугурации в речи перед западными журналистами. Теперь ему, получившему от Ахмадинежада фактически обанкротившуюся страну, нужно добиться восстановления притока валюты в ИРИ, что возможно только посредством возвращения Ирана на мировой рынок нефти, а также снятия ограничений с западных банков по осуществлению валютных транзакций с Тегераном. И Салехи, и Зариф очень хорошие кандидаты для того, чтобы вести переговоры именно в этом формате, который условно можно назвать «утром деньги – вечером стулья»: они будут добиваться снятия санкций, обещая компромиссы, согласование которых может потребовать месяцы и годы. И тут важен вопрос: пойдет ли Иран на эти компромиссы когда-нибудь? Как это ни странно, ни Салехи, ни Зариф, ни даже Рухани прямого отношения к принятию подобных решений не имеют, так как любой компромисс должен быть согласован с духовным лидером Ирана Али Хаменеи. Последний через своего советника Али Акбара Велаяти уже успел заявить, что ни о каком отказе от обогащения урана и речи быть не может, так как Иран из-за «незаконного шантажа» от своих прав отказываться не собирается.
Фактически, на сегодняшний день Иран предлагает Европе и США играть в старую игру: на одном уровне «хорошие парни» Рухани, Салехи и Зариф, на другом – старое и консервативное руководство, иначе говоря, «плохие парни», которые мешают «хорошим» достичь компромисса с Западом. Игру предлагают играть в понятном ключе: дайте «хорошим» ребятам возможности для укрепления своих позиций через снятие санкций и улучшение экономической ситуации в стране. Эту новую идеологию переговоров в Тегеране сегодня собираются поддержать посредством визита Хасана Рухани в Нью-Йорк в сентябре этого года для участия в сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Организация визита идет вовсю, им занимается лично министр иностранных дел Зариф, который благодаря своим связям в США стремится создать для него особо положительный фон.
На сегодняшний день можно сказать, что Рухани предпринял максимум шагов для начала диалога по ядерной программе, теперь многое будет зависеть от западной реакции и готовности США и Европы играть в игру, предложенную официальным Тегераном.
В то же самое время внутри Ирана для Рухани осталась одна важная неразрешенная задача: увольнение Саида Джалили с поста секретаря Совета национальной безопасности. Задача эта пока не решена, так как ни Хаменеи, ни ультраконсерваторы пост секретаря Совбеза сдавать не хотят, так как, в противном случае, вся внешнеполитическая сфера окажется под прямым контролем нового президента. Для Рухани же не так важно установить контроль над секретариатом Совбеза: для него важнее убрать Джалили, объединяющего вокруг себя группы, которые будут составлять фронду новому правительству и лично президенту. Во многом по этой причине Рухани и старается сменить ультраконсерватора Джалили другим ультраконсерватором с тем, чтобы у радикального духовенства не было ощущения потери контроля над правительством и внешней политикой.
Две основные кандидатуры, которые сегодня проталкивает Рухани на место Джалили, это бывший глава Корпуса стражей исламской революции, а ныне глава крупнейшего Фонда угнетенных и инвалидов (второй по величине и финансам фонд в Иране после «Фонда нефти») Мохаммад Фурузанде и бывший министр коммерции и ныне член Совета по внешней политике при рахбаре Мохаммад Шариатмадари. Оба – консерваторы, которые, в отличие от Джалили, не представляют какие-либо команды и имеют опыт бесконфликтной работы в правителстьвах умеренного консерватора Хашеми-Рафсанджани и реформатора Мохаммада Хатами.
Так или иначе, будущее Джалили для Рухани теперь имеет принципиальное значение не в плане переговоров по ядерной программе, которые находятся под прямым курированием иранского президента, а в плане внутриполитических процессов.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте