Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Первые достижения Рухани

Автор: Пресс-папье

Несмотря на отсутствие у правительства Хасана Рухани четкой экономической программы, сегодня иранская экономика демонстрирует очевидные признаки стабилизации. Немаловажную роль в этом процессе играет психологический фактор: избрание умеренного президента вдохнуло в экономику уверенность, что конфликт с Западом не углубится и страна избежит вооруженного противостояния.

Стабилизация риала и снижение цен
В течение первых недель сентября иранская национальная валюта показала рекордные темпы стабилизации. В течение трех недель на иранском базаре – где и определяется действительный курс валюты – доллар США по отношению к иранскому риалу подешевел на 24%. Сегодня он продается и покупается за 30 000 риалов, что сразу отразилось на ценах на товары, импортируемые из-за рубежа. Почти на 10% подешевели мясо, мука и сахар, которые составляют существенную долю в корзине потребления населения Ирана.
Если говорить о причинах стабилизации курса валюты и снижения цен, то их две. Первая – чисто психологическая, обусловленная ростом доверия участников экономических отношений к политике правительства и уверенностью в завтрашнем дне.
Вторая причина – уже чисто экономическая, связанная с победами, которые иранские компании одержали и продолжают одерживать в европейских судах по делам, связанным с оспариванием введенных против них санкций. Судебные органы сразу нескольких стран (Великобритании, Нидерландов, Франции) признали незаконными санкции в отношении иранских судоходных компаний, введенные со стороны ЕС. Именно из-за этих ограничений иранские торговые суда перестали осуществлять экспорт местных товаров в Европу и импорт европейских товаров в Иран, что привело к возникновению спекулятивных схем экспорта и импорта, высоким экономическим издержкам, оказывающим прямое влияние на конечную стоимость товаров на иранских рынках.
Надо отметить, что экономика ИРИ в целом позитивно отреагировала на утверждение кандидатуры Биджана Намдара Зангане в должности министра нефти, что и привело к росту ожиданий относительно стабилизации экспорта нефти и притока иностранной валюты. Это, в свою очередь, сыграло немаловажную роль и в стабилизации курса национальной валюты.

Новая нефтяная политика
Положительная реакция на назначение Зангане министром нефти обусловлена, главным образом, тем, что именно он олицетворяет собой возрождение энергетической и нефтяной отрасли Ирана после ирано-иракской войны. Бывший министр энергетики, а потом и министр нефти Зангане являлся главным автором концепции привлечения иностранных инвестиций в иранскую нефтяную отрасль через так называемые «buy back contracts», которые, по сути, представляют собой контракты на раздел продукции взамен инвестиций и внедрение новых технологий добычи. В течение лет, которые Зангане провел на должности министра нефти, он смог привлечь до 15 млрд. долларов иностранных инвестиций в нефтяную отрасль Ирана, которые позволили ей «воскреснуть» после разрушительной ирано-иракской войны и технологического голода.
Назначая Зангане министром нефти, Х. Рухани сделал не только экономический, но и политический шаг: у нового министра есть особые контакты в среде топ-менеджмента таких компаний как голландская «Royal Dutch Shell», итальянская «Eni», французская «Total» и норвежская «Statoil». Именно эти компании сегодня, как и в 90-х, могут быть заинтересованы во входе на иранский нефтяной рынок, который как воздух нуждается в иностранных инвестициях и технологиях. Зангане нацелен на возвращение европейских компаний в Иран, о чем косвенно говорит он сам, заявляя, что методы возрождения нефтяной отрасли будут такими же, как и в период его предыдущей деятельности на посту министра.
Тут надо особо отметить, что европейцы также посылают Ирану сигналы о том, что они готовы на более конструктивное энергетическое сотрудничество – иранские компании в европейских судах начали выигрывать дела, касающиеся незаконности санкций ЕС практически сразу после объявления состава иранского правительства. Возможно, это случайность, но она удивительным образом совпала с утверждением состава нового иранского правительства, нацеленного на возрождение ирано-европейского энергетического сотрудничества.
В то же самое время интересные процессы наблюдаются в этой же сфере ирано-британского сотрудничества. После того как иранская сторона заявила о готовности восстановить отношения с Великобританией (в рамках Генассамблеи ООН планируется встреча Рухани с главой британского МИД), фактически, свернутые в период президентства Махмуда Ахмадинежада, британский энергетический гигант «British Petroleum» обратился к британскому и американскому правительствам, а также же к ЕС с просьбой исключить BP из санкций, принятых в отношении ИРИ. Причиной просьбы является желание британской компании восстановить работы по добыче природного газа на Румском месторождении, находящемся в Северном море. Месторождение BP осваивала совместно с Иранской национальной нефтяной компанией, которая владеет 50% доли в Руме. С 2012 года работы по добыче газа прекращены из-за санкций, запрещающих европейским компаниям сотрудничать с Ираном, и теперь BP просит санкции эти отменить.
Интересна реакция ЕС на эту просьбу: Евросоюз «не исключает такую возможность», что, само по себе, говорит о явной тенденции к изменению отношения Европы к сотрудничеству с иранской стороной. Однако следует обратить внимание на то, что в обращении BP не фигурирует избирательное снятие санкций, речь идет вообще об отмене ограничений на сотрудничество с Ираном в энергетической отрасли. Очевидно, что британская компания всерьез надеется на возвращение в иранский энергетический сектор в условиях, когда иранское правительство нацелено на привлечение иностранных инвестиций.
О том, что Зангане ориентирован на восстановление сотрудничества с ЕС, может свидетельствовать интересный инцидент в ирано-индийских отношениях. В конце августа состоялись переговоры между иранской и индийской сторонами, в которых принимали участие министр Зангане и министр нефти Индии Вирапа Мойли. После переговоров Мойли обратился к премьер-министру Индии Манмахану Сингху с предложением увеличить импорт иранской нефти в случае, если иранская сторона согласится на оплату за нефть в рупиях. Это именно то, о чем иранская сторона просила Индию на протяжении последних лет, так как увеличение экспорта нефти в Индию привело бы к увеличению импорта товаров из этой страны и смогло бы стабилизировать цены на иранском рынке. Сегодня же Индия, фактически, дала согласие на иранское предложение, о чем и заявлено в обращении министра Мойли к премьер-министру, однако неожиданно сама иранская сторона отложила подписание соответствующего соглашения, намеченное на 18 сентября. Объяснить такой «оригинальный ход» психологическим давлением Ирана на Индию нельзя, так как контракт в лучшую и худшую сторону изменен быть не может, его схема проста и представляет собой контракт на продажу и покупку нефти. Очевидно, что Тегеран взял паузу до того момента, когда он поймет, насколько реальна перспектива улучшения отношений с Западом и восстановления объемов экспорта иранской нефти на международный рынок.
Этой же логикой можно объяснить вялую реакцию иранской стороны на желание российского «Газпрома» принять участие в строительстве газопровода Иран-Пакистан.

Хитрый ход Рухани: покупка экономической лояльности КСИР
Между тем, на Западе немало пишут и говорят о том, что желание Рухани улучшить отношения с Западом столкнется с жестким противодействием со стороны ультраконсервативной части иранской политической элиты. Такая угроза, в действительности, существует, однако сегодня она не особо ощущается: страна пребывает в эйфории от избрания нового президента, цены, как уже отмечалось выше, стабилизировались, а риал начал укрепляться. Однако в будущем, когда это восторженное состояние пройдет (а оно без достижения компромисса с Западом пройдет обязательно) такая угроза проявится более четко. Понимает это и сам Рухани, который за свою политическую карьеру не раз был свидетелем того, как с падением рейтинга и популярности руководителя страны (Хашеми-Рафсанджани, Хатами и Ахмадинежада) окружение духовного лидера активизируется и начинает вести против президента пропагандистскую и управленческую (отмена решений, отложение принятие законов) борьбу. Во многом по этой причине Рухани пошел на беспрецедентный шаг: решил добиться лояльности Корпуса стражей исламской революции – влиятельной военно-политической структуры страны. «Путь к сердцу» ксировцев президент пытается найти через предоставление им большего доступа к экономическим ресурсам страны.
16 сентября Хасан Рухани встретился с высшим офицерским составом КСИР (около 500 человек) и обратился к нему с просьбой (или предложением) – принять участие в экономической жизни страны. Президент, в частности, заявил, что экономика страны «находится под ударом», и КСИР может помочь ей устоять, взяв под свою опеку, например, 3-4 крупных экономических проекта.
Сам президент отлично понимает, что КСИР не может заниматься экономической деятельностью и бизнесом, однако этот ограничительный момент Рухани обошел по-восточному: «КСИР – часть народа, а когда народу плохо, КСИР обязан помочь ему любыми средствами».
Обращение, точнее, предложение Рухани – очень грамотный шаг, который призван вовлечь руководство КСИР в экономические проекты и создать финансовую заинтересованность этой влиятельной структуры в сохранении партнерских отношений с правительством. Такие отношения президенту очень нужны в условиях, когда он предпринимает беспрецедентные шаги по нормализации отношений с Соединенными Штатами, которым офицеры и солдаты КСИР во время митингов и празднеств демонстративно грозят смертью. И теперь Рухани помогает офицерам КСИР увидеть выгоду в виде реальных экономических преференций от деятельности нового иранского правительства и возможного улучшения ирано-американских отношений.
А преференции КСИР может получить значительные, так как за последние десятилетия Корпус оброс реальным и профессиональным финансовым аппаратом, который умеет зарабатывать деньги и совершать правильные инвестиции. Чего только стоит пример принадлежащего КСИР банка «Садерат», который за последнее десятилетие превратился в лучший и самый стабильный банк Ирана.
Похоже, расчет Рухани оправдался: Азиз Джафари – руководитель КСИР – после встречи с президентом заявил, что Корпус поможет правительству «всем, чем сможет».

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте