Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Иранское «крючкотворство»

Автор: Пресс-папье

Судя по всему, полученную возможность Тегеран впустую тратить не собирается и в течение последних недель активно работает в направлении достижения, если не компромисса, то общих целей с мировыми и региональными центрами силы.

Хаменеи признал «победу» Рухани
Сразу после завершения женевских переговоров духовный лидера Ирана Али Хаменеи официально поздравил иранскую команду переговорщиков с отличной работой. Заявление рахбара остановило тот шквал критики, который в Иране назревал накануне завершения переговоров Ирана со странами «шестерки». Ультраконсервативная часть иранского меджлиса, тесно связанная с бывшим ядерным переговорщиком Джалили, начала выказывать сомнения по поводу компетентности и патриотичности членов иранской делегации. С этой точки зрения, Хаменеи дал сигнал радикалам, которые во внутрииранском политическом процессе признают только один аргумент – слово верховного руководителя государства.
Для обеспечения большей поддержки внутри страны Хасан Рухани смог с помощью спикера Али Лариджани провести через парламент заявление, поддерживающее деятельность группы переговорщиков и дающее ее работе исключительно положительную оценку.
Между тем, внутри Ирана после подписания женевских соглашений и видимых сдвигов в направлении частичной либерализации общественно-политической и экономической жизни голову подняли и «старые» оппозиционеры. На улицы снова начало выходить студенчество, правда, пока в небольших количествах, но с очевидными требованиями к властям – выпустить на свободу соратников Мир-Хоссейна Мусави, а его самого освободить из-под домашнего ареста. Эти демонстрации и выступления – часть иранской «оттепели», которая началась на волне энтузиазма по поводу избрания президента-реформатора. Однако сам Рухани обеспечил себе хорошее «алиби» для невыполнения просьб и требований своих избирателей, назначив на пост министра юстиции Мостафу Пурмохаммади, известного радикального деятеля, отличившегося участием в пытках и ликвидации молодых оппозиционеров в конце 80-х и в 90-х гг. А он, естественно, заявляет, что он никаких оснований и причин для изменения меры пресечения для оппозиционеров не видит и, более того, считает, что тюрьма и домашний арест – очень мягкие формы наказания для людей, которые предали интересы строя.
Такое поведение М. Пурмохаммади на руку Хасану Рухани по ряду причин. Во-первых, ему сейчас абсолютно не нужно активное гражданское движение в поддержку реформ, которые в стране проходят очень медленно и, естественно, не полностью оправдывают ожидания той части населения, которая поддержала Хасана Рухани во время президентских выборов. Во-вторых, уроки советской перестройки (Рухани в прошлом неоднократно говорил, что она была проведена очень поспешно) останавливают иранское правительство в процессе принятия срочных мер по либерализации, которых и ожидает демократически настроенная часть иранского населения. К тому же, никто новому иранскому президенту такие реформы проводить не позволит – ни рахбар, ни Совет экспертов, ни даже соратники Рухани, обязанные своей властью и влиянием той политической и экономической системе, которая существует сегодня.
Именно по этой причине иранскому президенту необходимо удержать население от чрезмерной раскрепощенности и возможности давить на правительство. Данная позиция Рухани стала очевидной после заявления близкого к нему министра коммуникаций Махмуда Ваези, который раскритиковал жесткую цензуру в СМИ и в интернете, введенную в течение последних 10 лет, однако также заявил, что быстрая и, тем более, полная свобода в этой сфере невозможна, так как от нее будет больше вреда, чем пользы.

Внешняя политика: активный диалог продолжается
Во внешней политике Иран сегодня вовсю старается использовать 6 месяцев передышки с целью нахождения большего количества внешних союзников для будущего большого соглашения по иранской ядерной программе. Самым сенсационным шагом, на который пошла иранская сторона, стало обещание открыть собственный энергетический рынок перед мировыми нефтяными компаниями. Об этом 4 декабря заявил министр нефти Биджан Зангане. По его словам, иранское правительство на сегодняшний день активно работает над инвестиционным предложением, которое оно сделает будущим иностранным партнерам.
Более того, по словам министра, есть 7 компаний, во входе которых на местный энергетический рынок Тегеран особо заинтересован. Это французский Total, британо-голландская Royal Dutch Shell, итальянская ENI, норвежский Statoil, британский BP и американские Exxon Mobil и Conoco Phillips. Как видно, в числе этих компаний нет ни одной китайской, индийской или российской, с которыми Тегеран старался развивать отношения в период жестких международных санкций.
Выбор иранской стороны в пользу западных компаний только отчасти можно объяснить «прозападностью» иранского правительства и лично Зангане, связанного с британскими нефтяными, газовыми и энергетическими компаниями. В фактическом же плане, это крючок, брошенный в сторону мировых энергетических гигантов, которые, согласно представлениям Тегерана, должны надавить на свои правительства с целью достижения соответствующего соглашения с ИРИ, которое обеспечит им доступ на иранский энергетический рынок. Именно в пользу того, что это именно «крючок», говорят и слова Зангане, согласно которым приглашения западным компаниям официально будут разосланы в апреле 2014 года, т.е. накануне завершения срока соглашений, достигнутых между ИРИ и «шестеркой» в Женеве.
Несмотря на то, что в сторону российских нефтяных компаний никакие «крючки» не забрасываются, на российском направлении делается другое. Как было заявлено, ИРИ желает построить второй ядерный энергетический реактор на Бушерской АЭС, который, естественно, чисто по техническим причинам может быть только российским. Очевидно, что в условиях сохранения международных санкций, у Тегерана не будет достаточно средств для финансирования такого строительства, и это он дает понять Москве, правда, косвенным образом: вы должны быть заинтересованы в снятии санкций, что и приведет к подписанию нового контракта между ИРИ и «Росатомом».
Тем самым, Иран экономически стремится заинтересовать основной состав «шестерки», в том числе, и Францию (придерживающуюся жесткой позиции по отношению к иранской ядерной программе), в том, чтобы ее члены были более сговорчивыми и заинтересованными в разблокировании ИРИ. По мнению Тегерана, экономический интерес, наряду с интересом политическим, заставит мировое сообщество пойти на подобную долгосрочную сделку.
Именно в этом ключе развивается и иранская региональная политика. В частности, в направлении отношений со странами Персидского залива, которые могут более независимо от Саудовской Аравии наладить отношения с ИРИ. После первого визита, совершенного 4 декабря Временным поверенным Великобритании в Иране Аджаем Шармой (резиденция в Дубае) в ОАЭ, туда же направился министр иностранных дел Ирана Мохаммад Зариф, который от имени иранского президента пригласил эмира ОАЭ Халифа бин Зайед ал-Нахрана посетить Тегеран.
Визит Зарифа в ОАЭ и приглашение Рухани напрямую связаны с процессом улучшения именно ирано-британских отношений, так как ОАЭ – основной региональный партнер Великобритании в Персидском заливе, а власти эмиратов в своей внешней политике ориентируются больше на Лондон, чем на Вашингтон. Кроме того, ОАЭ достаточно долгое время находится в состоянии молчаливого противостояния Саудовской Аравии. Поддержка ваххабизма и салафизма со стороны последней вызывает большие вопросы в эмиратах, которые не заинтересованы в росте радикального ислама в регионе. И поэтому иранские попытки наладить отношения с ОАЭ – часть региональной политики Тегерана, также направленной на ослабление голоса критиков ирано-западной ядерной сделки – Саудовской Аравии.
Что касается другого регионального противники ИРИ – Катара, то он в последнее время явно ограничил антииранскую критику, что видно также по репортажам катарской «Аль-Джазиры», находящейся под фактическим управлением британцев.
Однако вернемся к ОАЭ. Тегеран сегодня готовит большой пакет экономических предложений, который представит эмиру ал-Нахрану. Речь идет о создании общих компаний в сфере судоходства, участии арабских компаний в развитии иранских портов, а также выходе иранских компаний на дубайские финансовые рынки. Все это вместе представляет собой очередной, но уже региональный «крючок», который правительство ИРИ забрасывает в регион Персидского залива.
Аналогичные встречи и сделки иранская сторона готовит для своих традиционных партнеров – Ирака, Афганистана и, частично, Армении, которой еще раз обещано строительство за иранский счет ГЭС на реке Аракс.
Надо ожидать, что в течение ближайших 6 месяцев таких «крючков» будет достаточно много, а апрель 2014 года покажет, насколько успешно они сработали. Однако иранская история свидетельствует о том, что после достижения целей, которые преследовал Тегеран, им выполняется только малая часть обещаний, данных иностранным государствам…

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте