Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

«Бартерный» намек

Автор: Пресс-папье


В последнее время в мировых СМИ широко обсуждается информация о возможной российско-иранской нефтяной сделке, которая позволит Тегерану экспортировать свою нефть в Россию, получая взамен российские товары и оборудование. Между тем, несмотря на активность этих обсуждений, сама сделка поднимает ряд вопросов, прежде всего, связанных с целесообразностью и долгосрочностью такого соглашения.
Характер возможной российско-иранской сделки представляет собой немного трансформированный вариант известной программы «Нефть – в обмен на продовольствие», которая применялась в отношении Ирака с 1995 по 2003 годы. Основные отличия нынешнего иранского варианта заключаются в том, что это: а) более широкая программа, которая, в отличие от иракской, может включать в себя не только продовольствие, но и товары самого широкого спектра потребления, б) это не ооновская программа, а межгосударственная сделка, то есть, с точки зрения международного права, часть торгово-экономического сотрудничества между двумя независимыми странами. С учетом того, что Иран почти такую же сделку реализовал с Индией, предоставив ей сырую нефть в обмен не пшеницу, то можно с определенной долей уверенности сказать, что такого рода межгосударственное сотрудничество для Тегерана не ново, и поэтому шум вокруг возможного контракта излишен.
Однако это не совсем так, потому что именно экономическая сторона заинтересованности России и Ирана в подписании такого рода соглашения вызывает ряд вопросов.
Российское стремление подписать соглашение о покупке иранской нефти, с экономической точки зрения, можно объяснить исключительно попыткой нахождения источников финансирования своего экспорта в Иран. Тегеран сегодня неплатежеспособен, поэтому за российский импорт платить не может, а такого рода сделка даст ему возможность рассчитываться с Россией вполне реальной нефтью.
С этой точки зрения, российский интерес понятен, однако для большей ясности было бы необходимо иметь перечень товаров, которые российская сторона планирует экспортировать в Иран. Ясность в данном вопросе очень важна, так как существующая структура торговли между двумя странами не обеспечивает никакой реальной базы для заключения такого рода соглашения.
Поясним: российский экспорт в Иран очень скуден для того, чтобы заключать такую большую сделку. Пока итоги 2013-го не подведены, но в 2012-м из России в ИРИ было экспортировано товаров на сумму 1,9 млрд. долл. США, что на 44,2% меньше, чем в 2011 году. Можно с полной уверенностью сказать, что, по итогам прошлого года, российский экспорт в Иран стал еще меньше, так как во время переговоров президента РФ В. Путина и главы МИД ИРИ М. Дж. Зарифа 16 января с.г. глава российский лидер обмолвился: «… мы наблюдаем некоторое снижение объема товарооборота и должны вместе подумать на тему о том, как изменить эту тенденцию, переломить ее, способствовать развитию торгово-экономических связей». То есть, по итогам прошлого года, российский экспорт в Иран, скорее всего, стал еще меньше.
С учетом ситуации в торгово-экономических отношениях между двумя странами, надо обратиться к стоимости того соглашения, которое российская и иранская сторона собираются подписать. Речь идет о ежемесячном экспорте из ИРИ в Россию нефти на сумму 1,5 млрд. долларов, из чего следует, что российский обратный экспорт в Иран должен «весить» столько же. В годовом исчислении, речь идет о 18 млрд. долларов, которые на фоне упомянутых 1,9 млрд. кажутся гигантской и абсолютно неподъемной для иранцев суммой. Как она может быть обеспечена? Исключительно, за счет включения в торгово-экономическое сотрудничество между ИРИ и РФ новых видов товаров. С учетом структуры российской экономики, такая сумма может быть «поднята» исключительно за счет восстановления в полном объеме экспорта российского оружия. Правда, в самом Иране на неофициальном уровне высказывается и точка зрения, согласно которой, данная сделка, в конце концов, может быть сведена к формуле «Нефть – в обмен на новый реактор Бушерской АЭС». Однако трудно себе представить, чтобы российская сторона пошла на подписание контракта на строительство второго реактора Бушерской АЭС до завершения нынешнего этапа переговоров между ИРИ и «шестеркой»...
Между тем, другим важным вопросом является следующий: что российская сторона намерена делать с иранской нефтью? Речи о ее реэкспорте быть не может, так как санкции с иранской нефтяной отрасли пока еще не сняты. Реэкспортом (представляя иранскую нефть в качестве своей) в течение последних нескольких лет периодически «грешил» Ирак, однако очевидно, что Россия себе такого позволить просто не может, так как тут кроются серьезные риски для ее имиджа и репутации в мире. Не говоря уже о том, что качество и марка иранской нефти отличается от аналогичных российских показателей, и «по-тихому» на международный рынок эта нефть поступить не сможет.
Единственный на сегодняшний день способ использования иранской нефти – ее запуск на российский внутренний рынок, что освободит некоторый объем российского углеводородного сырья, который можно использовать для экспорта. Схема, практически, такая же, которая использовалась в случае с туркменским газом. Однако тут тоже есть свои особенности, так как эффективное использование иранской нефти на собственном рынке требует определенных инфраструктурных инвестиций – эту нефть надо получать и доводить до НПЗ. А это еще одно обстоятельство, заставляющее усомниться в экономической эффективности сделки с Ираном для России.
Что касается экономического интереса иранской стороны, то в краткосрочной перспективе она от такого бартера только выиграет, будь то вооружение, пшеница, лекарства, масло или цемент. Для переживающего трудные времена Ирана соглашение «Нефть – в обмен на продовольствие» однозначно выгодно. Но долгосрочная перспектива может изменить ситуацию до наоборот: после снятия международных санкций (чего и добивается правительство Рухани), безусловных экономических причин для сохранения такого рода соглашения с Россией у Ирана уже не будет.
Что касается политической составляющей российского интереса, то она вполне прозрачна: иранский нефтяной рынок открывается, и российская сторона старается занять в нем свое место до того, как там появятся англичане, французы или американцы. Такая перспектива, конечно же, оправдывает сделку с Ираном, правда, в случае, если сам Тегеран готов будет подписать с российской стороной долгосрочный контракт. Но если этого не произойдет, то, повторимся, ничего иранской стороне не помешает через год или два перестать экспортировать в Россию нефть и импортировать оттуда товары, в результате чего, и следа российского присутствия на иранском рынке не останется.
Однако на сегодняшний день возможность нефтяной сделки с Ираном Москве на руку, в том числе, и потому, что, в какой-то степени, она возвращает Россию в процессы, проистекающие вокруг иранской ядерной программы. После первых достижений «шестерки» в переговорах с Ираном, в западном истеблишменте сложилась атмосфера эйфории относительно скорой нормализации отношений с ИРИ, которая должна привести к возвращению западных нефтяных компаний на иранский рынок. В итоге, Россия, сыгравшая серьезную роль в достижении женевских соглашений, другими игроками постепенно оттесняется от положительных последствий разрешения иранского ядерного кризиса. Товарно-нефтяная же сделка с Ираном возвращает ее в игру и, в определенном смысле, напоминает западному сообществу о том, что с Москвой надо считаться до конца, а не только «до Женевы».
Как это ни парадоксально, но для иранской стороны нефтяная сделка с РФ, и даже одно обсуждение ее возможности, также имеет большое значение для отношений с западными странами. Как и в случае с Россией, этот шаг представляет собой своеобразный намек Ирана: вы не безальтернативны, и нам есть куда деться. С этой точки зрения, нефтяная сделка, в политическом плане, выгодна как Москве, так и Тегерану, так как подстегивает западные страны в проведении честной политики, которая отвечает не только Западу, но и остальным странам, которые принимают участие в разрешении иранского ядерного кризиса – России и, собственно, самому Ирану.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте