Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Женева-2: двойной провал

Автор: Пресс-папье

Состоявшаяся в конце января в Швейцарии мирная конференция по урегулированию ситуации в Сирии («Женева-2») ознаменовалась провалом не только самого мероприятия, но и попыток Тегерана и Вашингтона использовать данный форум в целях реализации собственных региональных и глобальных задач.

Иранская неудача
Желание Ирана принять участие в женевской конференции можно было бы назвать естественным, так как Тегеран является не только влиятельным игроком на Ближнем Востоке, но и непосредственным участником сирийских процессов. Говоря точнее, если бы не помощь, предоставляемая Тегераном Дамаску и участие проиранской ливанской «Хезболлы» в сирийской войне на стороне правительственных войск, положение правительства Башара Асада сегодня не было бы столь выигрышным. Но надо отметить еще одно важное обстоятельство: в отличие от России и Китая, оказывающих правительству Сирии международную, прежде всего, дипломатическую поддержку, Иран через ветеранов КСИР и армию «Хезболлы», воюющих на стороне Асада, является непосредственным участником боевых действий. С учетом этого фактора, приглашение иранской стороны на конференцию в Женеве выглядит более логичным, нежели вовлечение в мероприятие делегаций Южной Кореи и Мексики, которые, в отличие от ИРИ, получили приглашение принять участие в конференции.
Однако заинтересованность Тегерана в том, чтобы оказаться в Женеве, была обусловлена не столько желанием получить право голоса там, где он его честно заслужил, сколько стремлением использовать мирную конференцию для расширения географии и повестки своей внешней политики, особенно, в части, касающейся переговоров с Вашингтоном. После достижения в той же Женеве договоренностей по иранской ядерной программе, иранский МИД вовсю старается представить диалог по ядерной проблематике не как дискретный процесс, а как более широкое явление, охватывающего весь спектр отношений Иранской Республики с внешним миром. Стратегия главы МИД ИРИ М. Зарифа заключается в том, чтобы на волне переговоров по ядерной проблематике естественно и плавно вписаться в широкую международную и региональную повестку, которая в течение последних лет формировалась без прямого иранского участия. Конференция по Сирии, с этой точки зрения, очень удобное для Ирана мероприятие, так как сирийская война – процесс, который непосредственным образом затрагивает интересы тех региональных и международных субъектов, которые представляют для Тегерана жизненно важный интерес – США, России, Китая, Израиля, Саудовской Аравии, Катара и Турции. Причем, участие в конференции представительной делегации из Вашингтона – важный для Тегерана момент, так как благодаря данному мероприятию ИРИ продемонстрировала бы, что диалог с США может вестись не только по ядерной проблематике, но и по более широкому кругу вопросов.
С учетом этого обстоятельства, попытка Тегерана попасть в Женеву должна была решить, как минимум, две важные задачи: 1) зафиксировать участие ИРИ в процессах в Сирии и в урегулировании международного конфликта и 2) найти новое «диалоговое окно» с США, вывести ирано-американский диалог в более широкую плоскость.
Причем, вторая цель, сама по себе, является частью значимого внутрииранского политического процесса. Сегодня иранская элита по отношению к характеру диалога с Вашингтоном сгруппировалась вокруг двух основных центров. Первый, во главе которого стоят Рухани и Зариф, старается придать этому диалогу широкий характер и не ограничивать его только «ядерным досье». К этому лагерю примкнул назначенный в сентябре на должность секретаря Высшего совета по национальной безопасности Ирана адмирал Али Шамхани. Практически, на протяжении всей своей военно-политической карьеры он придерживался взглядов, согласно которым Тегеран может найти общий язык, как с Вашингтоном, так и с Эр-Риядом. Эта группа готова использовать и вовсю использует любой повод для того, чтобы попасть на международные мероприятия, будь то «Женева-22, экономический форум в Давосе, Мюнхенская конференция по безопасности или что-то другое.
Второй центр влияния – это консервативные круги Ирана, которые вынуждены отказаться от критики курса Рухани на примирение с Вашингтоном только из-за поддержки, оказываемой этой линии самим рахбаром Али Хаменеи. Консерваторы считают, что этот диалог должен ограничиться ядерной проблематикой и его конечной целью должно стать снятие санкций с Ирана и облегчение социально-экономического положения населения страны. Но для представителей этого центра участие Тегерана в женевской конференции также было важным, так как на ней ИРИ могла бы оказать поддержку своему союзнику Асаду и в очередной раз раскритиковать силы, поддерживающие антриправительственные и террористические группировки в Сирии.
Было и то, что объединило эти две группы перед «Женевой-2». Накануне конференции ни у кого в Иране не было сомнений по поводу того, что в содержательном плане конференция в Женеве провалится, и стороны конфликта не придут к какому-либо согласию.
С учетом этого факта, неучастие иранской делегации в конференции в Женеве – проигрыш для обеих иранских групп влияния, как для правительства, лишившегося возможности еще раз сесть за стол переговоров с американцами, так и для консерваторов, которые рассматривали конференцию как повод для оказания дипломатической и моральной поддержки сирийскому правительству.

Американский провал
Анализируя позицию американской стороны накануне Женевы, можно с определенной долей уверенности сказать, что Вашингтон изначально был за подключение Ирана к участию в конференции по Сирии, а «уговоры» со стороны России стали для него хорошим поводов продемонстрировать Тегерану свою «добрую волю» и договороспособность.
Позиция нынешней американской администрации по вопросу отношений с Ираном аналогична позиции иранской администрации: ядерный вопрос должен стать основой для ведения диалога по всему спектру межгосударственных отношений. Иначе и быть не может, так как без налаживания отношений в разных сферах экономики Вашингтон мог бы попросту стать тем «горбом», на котором англичане и французы могли «въехать в рай»: американские санкции будут сняты, угрозы войны – отменены, а в иранскую экономику хлынут не американские, а европейские деньги.
Несмотря на свою заинтересованность в вовлечении Ирана во всевозможные форматы переговоров, Вашингтон своим основным партнерам в регионе Ближнего Востока – Саудовской Аравии и Израилю – всячески заявлял, что диалог с Ираном ведется исключительно в рамках «ядерного досье». Однако, как в Саудовской Аравии, так и в Израиле отлично понимают, что это не так. Отказ Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна от идеи пригласить Иран на «Женеву-2» стал результатом угрозы сирийской оппозиции, которая заявила, что готова вести переговоры с режимом Асада, но в случае привлечения к конференции иранцев, она приостановит свое участие в ней. В Иране есть уверенность в том, что заявление сирийских оппозиционеров было согласовано не с Вашингтоном, который как раз хотел видеть иранцев в Женеве, а с саудитами, которые пригрозили сирийским оппозиционерам прикрыть финансирование в случае, если те не саботируют иранское участие в форуме.
Тем самым, иранское неучастие в Женеве стало провалом не только для Тегерана, но и для Вашингтона, который в данном конкретном случае не смог побороть влияние Саудовской Аравии на сирийскую оппозицию. Во многом именно по этой причине стали говорить о том, что в марте американский президент Барак Обама посетит Саудовскую Аравию и постарается внести ясность в то, кто с кем сотрудничает в регионе, и с какой целью.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте