Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Обратная сторона олимпийской медали в Сочи (за 06.02.2014)

Автор: Дмитрий Мониава

7 февраля в Сочи стартует XXII-е Олимпийские Игры, и в них будет участвовать также сборная Грузии. Сторонники бойкота, основную часть которых составляют «националы» (члены оппозиционного «Национального движения» – ПП), не смогли добиться того, чтобы правительство и общество изменили свою позицию. По данным последнего опроса общественного мнения, участие Грузии в сочинской Олимпиаде приемлемо для 66 процентов респондентов, а неприемлемо для 17 процентов. Приезд нашей сборной в Сочи превратился в, своего рода, символическое завершение первого этапа российско-грузинской «перезагрузки» и, видимо, всех интересует, что произойдет после этого во взаимоотношениях двух стран.
С точки зрения имиджа, Олимпиада в Сочи для России имеет большое значение, но, предположительно, намного важнее тот геостратегический подтекст, который стоит за этим проектом. Решение о сочинской заявке Олимпийский комитет России принял в июле 2005 года (соответственно, Кремль принял его еще раньше). Этому предшествовали «цветные революции» в Грузии и на Украине, приход к власти Саакашвили и Ющенко с четко выраженными прозападными лозунгами и желанием вступить в НАТО. Тогда не все предполагали, что их усилия закончатся крахом. Если мы взглянем на карту, то увидим, что в худшем случае, прилегающая к Сочи российская территория и выход РФ к Черному морю «оказывались в окружении» – с двух сторон их подпирали возможные члены НАТО Украина и Грузия, а в тылу оставались нестабильные северокавказские республики.
Надо учесть и то, что в рамках англо-американской геополитики, центральной идеей которой является обретение морской мощи, предполагается, что во время воздействия на континентальные государства главной мишенью будет их выход к морю. Предположительно, на этой почве в Кремле родился план срочного укрепления позиций в потенциально проблемном регионе, и было принято решение об олимпийской заявке Сочи, несмотря на то, что в России есть города, где намного лучше развита спортивная и обычная инфраструктура и, помимо всего остального, намного больше снега.
Подготовка к Олимпиаде в Сочи позволила Москве в сжатые сроки построить новые и обновить старые автомобильные и железнодорожные магистрали, спортивные сооружения, осуществить реабилитацию электростанций и поднять на более высокую ступень телекоммуникационную инфраструктуру региона. В то же время, она смогла сделать в сфере безопасности все, что считала нужным, поскольку это оправдывалось обеспечением безопасности Олимпийских игр. В регионе была создана довольно впечатляющая военная инфраструктура. Олимпиада закончится, а все это останется. По сравнению 2005 годом, эта территория на сегодня выглядит намного более подготовленной к тому, чтобы играть роль крепости для обороны и роль плацдарма для продвижения вперед (не только с военной, но и с экономической точки зрения).
Москва не намерена уходить в глухую защиту и, исходя из этого, в регионе для нее особое значение приобретают три транзитных проекта, в случае реализации которых, через Краснодарский край пройдет одна из наиболее важных магистралей, без всякого преувеличения, «стратегическая ось». Это – сооружение железнодорожного моста между Кубанью и Крымом (старый сталинский проект), восстановление железнодорожного сообщения через Абхазию и строительство армяно-иранской железной дороги (вместе с автомобильной дорогой). Каждый из этих проектов отдельно экономически убыточен, но вместе они не только прибыльны, но и дадут России уникальную возможность проецировать свое влияние на соседей, и позволят ей в значительной мере улучшить свои позиции в регионе.
Многие эксперты, увлеченные «страстями о Майдану», просто не заметили, что на минувшей неделе (30 января) кабинет министров Украины после многолетних переговоров утвердил соглашение с Россией о строительстве моста, который свяжет между собой Крым и Кубань. В ближайшем будущем восстановление транзитного сообщения через Абхазию на российско-грузинских переговорах, по всей вероятности, станет одной из доминирующих тем. Реабилитация железной дороги и автомобильной трассы на абхазском участке потребует намного меньше времени и ресурсов, чем строительство армяно-иранской и крымско-кубанской магистралей. Но, в этом случае, намного больше усилий (и, видимо, времени) требует устранение политических преград. Сделать это не удалось до войны 2008 года, а теперь будет намного сложнее.
Сегодня, после войны и признания Россией независимости сепаратистских Сухуми и Цхинвали, стартовые условия намного сложнее. С одной стороны, очевидно, что Кремль за реализацию проекта готов заплатить определенную цену (как в прямом, так и в переносном, политическом смысле). Хотя, в отличие от ситуации десятилетней давности, перечень тех бонусов, которые Москва, предположительно, предложит грузинской стороне, будет гораздо скромнее.
Что будет разумнее, размежевать политические и экономические вопросы или, наоборот, «сложить все яйца в одну корзину»? Правительству придется сделать довольно сложный выбор, ведь появятся и замечания оппонентов. Но тут главное – результат, и мы надеемся, он не будет таким же катастрофическим и позорным, как в годы правления Саакашвили.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте