Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Иранский визит Эрдогана: сторонам есть, что скрывать

Автор: Пресс-папье

Официальный визит премьер-министра Турции Реджепа Т. Эрдогана в Тегеран 29-30 января стал поводом для первых за последние два года ирано-турецких переговоров на высшем уровне. Два года назад Эрдоган после переговоров в Тегеране с тогдашним иранским президентом Махмудом Ахмадинежадом напросился на встречу с духовным лидером Али Хаменеи, который ни в какую не хотел встречаться с главой Турецкого государства из-за сирийской политики Анкары.
Тогда Эрдоган призвал Хаменеи перестать поддерживать режим Башара Асада, пообещав Ирану помощь в преодолении последствий международных санкций. На это он получил ответ: «Предлагаю Вам вернутся домой, пересмотреть свои взгляды и после этого снова посетить Иран».
Вспоминая именно этот момент ирано-турецких отношений двухлетней давности, многие аналитики принялись рассматривать январский визит турецкого премьера в качестве жеста примирения в процессах Сирии, которые развиваются не в том русле, в котором их видел Эрдоган два года тому назад. Однако Сирия – всего лишь повод для переговоров по более широкому кругу вопросов, в том числе, касающихся исключительно турецкого внутриполитического процесса, опосредованным участником которого и оказалась Исламская Республика Иран.

Экономика вместо Сирии
Несмотря на то, что сирийская тема иранскими, турецкими и ближневосточными СМИ была представлена в качестве основной на переговорах Эрдогана с иранскими властями, в контексте состоявшегося диалога она носила исключительно декларативный характер. И то, благодаря стараниям иранцев, без усилий и доброй воли которых эта тема могла бы вообще не обсуждаться на встречах с Эрдоганом. И это естественно: турецкому премьеру нечего сказать, кроме того, что вся его концепция решения сирийского вопроса потерпела полный крах: Асад остался у власти, США на вторжение не пошли, курды на севере Сирии создали де-факто независимое общинное государство. В этих условиях для Эрдогана благом было бы молчание, однако сами иранцы тему Сирии подняли, представили свой проасадовский взгляд на происходящее и не получили от турецкой стороны никакого прямого возражения, если таковым не считать заявление о необходимости скорейшего урегулирования сирийского кризиса без уточнения того, как он должен быть разрешен конкретно.
Вообще этот визит Эрдогана был отмечен недостаточным вниманием к гостю со стороны официального Тегерана. Сначала, что было отмечено камерами иранских государственных телекомпаний, президент Рухани, практически, не ответил на объятие турецкого премьера, что, в конце концов, породило впечатление одностороннего жеста со стороны Эрдогана. А на встрече с иранским духовным лидером Хаменеи иранская сторона вообще поставила турецкую делегацию в очень неудобное положение – стулья для турецких министров расставили настолько неудобно близко друг к другу, что казалось, это не иностранные министры, а подчиненные рахбара (Хаменеи), которые пришли выслушать нотации и указания от своего лидера. На встрече, кроме того, отсутствовал турецкий государственный флаг, что придало ей внутрииранский характер.
Сирия, согласно официальному пресс-релизу офиса Хаменеи, на встрече вообще не обсуждалась, зато было отмечено, что турецкий премьер назвал Иран своим «вторым домом» и заявил о стремлении придать импульс двусторонним экономическим отношениям через создание Высшего ирано-турецкого совета по экономическому сотрудничеству.
В официальной части переговоров доминировала тема экономики. Иранская и турецкая стороны договорились о создании упомянутого Высшего экономического совета, а также об удвоении объема торговли между двумя странами. В 2013 году товарооборот между ними составил 13,5 млрд. долларов США, а, по словам Эрдогана, в 2015-м эта цифра должна дойти до 30 миллиардов. Не понятно, однако, за счет чего сторонам удастся достичь такого результата. Сам турецкий премьер заявил о желании его страны увеличить объемы покупок иранской нефти и газа, хотя, с технической точки зрения, неясно, зачем Турции это нужно. Ее экономика находится в кризисе, американские и европейские прогнозы говорят о нескором ее оздоровлении, что не предполагает резкого увеличения объемов потребления энергосурсов, хотя сам Эрдоган на встрече с Хаменеи заявил: «Турецкая промышленность растет с каждым днем, и мы нуждаемся в большем количестве природного газа».
Однако реалии говорят о том, что слова турецкого премьера на сегодняшний день весьма далеки от истины. Теоретически, рост объемов импорта иранского газа может произойти за счет сокращения закупок российских и азербайджанских углеводородов. Об отказе от последних (правда, их объемы незначительны) речи не идет, а, что же касается российского топлива, то Москва и Анкара связаны целым рядом соглашений, которые Турция, с учетом ее желания улучшить турецко-российские отношения, пошатнувшиеся из-за Сирии, вряд ли нарушит. Впрочем, уже в феврале стало известно, в чем заключалась турецкая «уловка» для Ирана: Анкара попросила Тегеран снизить цену на поставляемый из Ирана в Турцию газ, заявив о необязательной готовности увеличивать объемы его покупок в будущем.
Сегодня турецкая сторона за 1000 куб. м иранского газа платит 490 долларов США, т.е. международную цену, самую высокую из тех, которые Турецкая Республика вообще платит за импортируемый газ. Обещание увеличить объемы закупок, данное Эрдоганом, было лишь поводом для того, чтобы добиться скидок. Об этом, практически, напрямую было сказано иранским министром нефти Биджаном Зангане, который 21 февраля заявил: «Цена на газ для Турции будет снижена в том случае, если Турция увеличит объемы закупок. Но в нынешних условиях этого не произойдет». Из слов иранского министра становится очевидным, что обещания Эрдогана – всего лишь повод для снижения цены, на что иранская сторона не пойдет до тех пор, пока Анкара не пересмотрит объемы закупок, а этого в ближайшее время не предвидится.
За кулисами СМИ осталась другая, неофициальная сторона визита турецкого премьера в Иран – коррупционный скандал в Турции и ослабление внутриполитических позиций Эрдогана.

Иранский след в турецком коррупционном скандале
Конец прошлого и начало нынешнего года ознаменовались в Турции крупным коррупционным разбирательством, в результате которого было арестовано несколько сторонников и членов команды Эрдогана. В мировых СМИ много писалось о том, что этот скандал начался благодаря стараниям «гюленистов» – последователей учения проживающего в США турецкого исламского и общественного деятеля Фетхуллы Гюлена. Последовавшая после арестов реакция Р. Эрдогана оказалась достаточно жесткой: со своих постов были отставлены многие чины полиции и прокуратуры, которые раскрыли коррупционные схемы. Должностей лишились также и уличенные в коррупции члены команды Эрдогана – в качестве демонстрации неведения турецкого премьера и его решимости избавиться от нечистоплотных соратников.
Тут надо отметить, что попытка Эрдогана откреститься от коррупционеров оказалась успешной из-за того, что, практически, все они действовали в рамках турецких торгово-экономических отношений, а это дало возможность «затампонировать» скандал внутри страны и заткнуть рты тем, кто боится мести турецкого премьера.
Однако среди коррупционеров оказался человек, источником обогащения которого оказалась не столько Турция, сколько Иран. Речь идет о турецком министре экономики Зафере Чаглаяне, который, как выяснилось, в течение последних лет с помощью иранского бизнесмена Резы Зарраба отмыл через турецкую экономику десятки миллиардов долларов иранских денег. Речь, фактически, идет об участии Чаглаяна и Зарраба в помощи Ирану в обходе международных санкций через незаконные операции по покупке и продаже золота. Согласно турецким следственным органам, за свою помощь Заррабу, а фактически, Ирану Чаглаян получил взяток на сумму до 50 млн. долларов США.
Но ключевым вопросом для внутритурецкого политического процесса является следующий: был ли Эрдоган в курсе незаконных сделок Чаглаяна и Зарраба? Вопрос, скорее, риторический, так как министр Чаглаян, во-первых, а) не мог действовать втайне от премьера, так как участниками его схем были, как государственные банки, так и турецкий нефтехимический гигант «Botas», деятельность которого находится под непосредственным контролем Эрдогана, а во-вторых, сам предприниматель чувствовал себя настолько вольготно, что особенно не таился. Год назад он заявил: «Чего все от меня хотят? Я простой человек, который торгует маслом, медом и золотом». Произнесенные с ухмылкой слова Чаглаяна – свидетельство того, что «золотые аферы» с Заррабом турецкий министр не сильно-то и скрывал. А, с учетом того, что отмыванием крупных сумм денег в Иране занимаются только лица и организации, подконтрольные государству и спецслужбам, вся схема работы Зарраба и Чаглаяна хорошо известна иранскому правительству.
И теперь, когда тучи над головой Эрдогана сгущаются, турецкий премьер понял, что заткнуть рты Чаглаяну и Заррабу – турецким гражданам – он может, а вот другой стороне аферы – Ирану – вряд ли. Именно это, как отлично поняли и иранцы, заставило турецкого премьера срочно посетить ИРИ и пообещать последнему все преимущества при создании свободных экономических зон, а также «зеленый свет» совместным ирано-турецким проектам.
Справедливости ради, надо сказать, что иранцы после визита Эрдогана палец о палец не ударили для того, чтобы раскрыть «золотую аферу». Именно по той причине, что они заинтересованы в сохранении чувства «второго дома», неожиданно возникшего у турецкого премьера. Ведь, благодаря ему, Тегеран способен крупно выиграть. Об этом говорит и то, что 21 февраля указом Рухани в его кабинете создана новая должность – спецпредставитель по Турции. На этот пост назначен один из самых умных и хитрых членов иранского кабинета – министр коммуникаций Махмуд Ваези, который в период ирано-иракской войны отвечал за незаконные сделки по импорту вооружений из той же Турции.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте