Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Обоюдный газовый интерес

Автор: Пресс-папье

Возможность отказа ЕС от покупки российского газа на сегодняшний день смотрится весьма сомнительной, однако политический дискурс в этом направлении уже развернулся. Статьи и комментарии о такой перспективе появились в западной прессе, а некоторые влиятельные издания, такие как, например,» Wall Street Journal» уже выступили с анализом того, что российский газ можно по объемам заменить только иранским, выход которого на европейский рынок может существенно изменить энергетический баланс в Европе.
Эту тему с энтузиазмом подхватили иранцы, которые поняли, что рост антироссийских настроений на Западе открывает для их страны хорошие не только экономические, но и политические перспективы.
Если говорить о политических перспективах, то надо отметить, что ожидания получить иранский газ существенным образом должны изменить настроения ЕС в отношении иранской ядерной программы и заставить Брюссель с большим уважением относиться к «красной линии», которую на переговорах с «шестеркой» для себя определила иранская сторона. Причем, сама эта черта, как показывает опыт, меняется по усмотрению Тегерана, в зависимости от внешнеполитической ситуации – чем больше европейцы начинают нуждаться в Иране, тем жирнее становится «красная линия».
А если говорить об экономических перспективах, то они для Ирана очевидны: попадание иранского газа на европейский рынок может обеспечить Тегеран новыми значительными доходами, которые нужны стране, с учетом увеличения социального бремени государства и возможного скорого сокращения объемов добычи и экспорта сырой нефти.
Естественно, Иран отлично понимает, что даже в случае достижения необходимых договоренностей с ЕС, быстрый экспорт газа в Европу наладить не удастся, так как этого не позволят сделать технические возможности сторон. Трубопровод Тебриз-Эрзерум-Анкара (2 577 км) способен «выжать» 14-15 млрд. кубических метров газа, и даже в случае его продления до Европы, может экспортировать мизерные объемы топлива, с точки зрения огромного потребления газа на Старом континенте. И в Иране, и в ЕС хорошо понимают, что для получения реально ощутимых объемов с иранского месторождения «Южный Парс», нужна новая труба. А вот здесь позиции Тегерана и Брюсселя разнятся. Первый желает строить совместно с турками газопровод до Адриатики (он будет находиться в совместной собственности Иранской национальной нефтяной компании и турецкой «Botas»), второй же хотел бы реанимировать «Набукко» и протянуть трубу до иранской границы, с тем, чтобы иранцы стали всего лишь продавцами газа, но не участниками транзитного консорциума.
Какой из этих сценариев сработает, сегодня судить сложно, однако факт остается фактом – Тегеран ведет активные переговоры с турецкой стороной по поводу строительства нового газопровода. Причем, позиция Анкары по этому вопросу для Ирана, в целом, позитивна. Об этом говорят слова турецкого министра Танера Йылдыза, которые он произнес еще в конце прошлого 2013 года: «Иран желает построить новую мощную трубу для экспорта газа в Европу, и мы знаем, что есть договоренности с пятью европейскими странами, которые согласились покупать иранский газ». О каких пяти государствах идет речь, сказать трудно, так как это держится в тайне, но известно, что к 2013 году в этот список входили Греция, Австрия и Швейцария.
Между тем, большой ошибкой можно считать увязывание перспектив экспорта иранского газа в Европу, исключительно, с перспективой развития его технических возможностей. Внутри самого Ирана ситуация в газовой отрасли на сегодняшний остается весьма удручающей. Связано это с тем, что в начале 2000-х иранское правительство, опираясь на текущие статистические данные о запасах нефти в стране, решило увеличить долю природного газа в структуре национального энергетического потребления. Данные того периода показывали, что рост внутреннего потребления в Иране (бензин и электроэнергия) приведет к тому, что к 2030 году Иран будет вынужден практически весь объем сырой нефти, добываемый в стране, пустить на производство бензина, а также электроэнергии (вырабатываемой, в основном, на тепловых электростанциях (ТЭС), работающих на мазуте). В итоге, к 2030 году ИРИ может превратиться из экспортера нефти в ее импортера.
Надо отметить, что в течение последних 10 лет Иран нашел на своей территории ряд новых крупных нефтяных месторождений, однако это никак не изменило его стратегию начала 2000-х: на внутреннем рынке нефть должна быть заменена газом. Это касается, как ТЭС (перевод с мазута на газ), так и автомобильного топлива (выпуск автомобилей и автобусов с газовым двигателем). В итоге, за последние годы потребление природного газа в стране резко возросло, и если в общей структуре потребления энергии в 2001 году он занимал 14%, то к 2011-му этот показатель достиг 60%. Такой динамики трансформации энергетического сектора не видела ни одна страна мира. Но самое неприятное для Ирана здесь то, что доля «голубого топлива» в структуре потребления продолжает неизменно расти, а правительство, по признанию представителей местного министерства нефти, «не может контролировать этот процесс». В стране благодаря этому сложились условия, при которых, как показывают данные Исследовательского центра того же ведомства, в 2025 году Иран сам станет импортером природного газа.
Для того, чтобы этого не произошло, и Иран смог бы наладить экспорт больших объемов природного газа в Европу, энергетическая отрасль страны должна пройти глубокую модернизацию, разработать все свои газовые месторождения и модернизированы все ТЭС, которые сжигают на производство 1 кВт/ч электроэнергии, в среднем, в 2,5 раза больше природного газа, чем европейские станции. Однако решение этих задач невозможно без иностранных инвестиций, не только финансовых, но и технологических. А это работа не на год, а на десятилетие, как минимум.
Все указанные факторы говорят о том, что для Европы в ближайшем будущем ни о какой замене российского газа на иранский речь идти не может. И тут трудно не согласиться с позицией российского посла в Иране Левана Джагаряна, который о невозможности такой перспективы заявил в своем интервью иранскому информагентству ISNA. Однако большой ошибкой является игнорирование того факта, что стороны (Иран и Запад) к такому решению уже двигаются. Хотя бы потому, что активно стараются решить ядерную проблему, ведь выход Ирана на европейский рынок газа связан с притоком иностранных инвестиций, что возможно только в результате закрытия иранского «ядерного досье». И тут иранские и европейские интересы практически полностью совпадают.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте