Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Процесс заглох

Автор: Пресс-папье

Прошедший 13-16 мая очередной раунд переговоров между Ираном и «шестеркой» завершился безрезультатно, хотя участники всячески стараются избегать этого определения. Справедливости ради, надо отметить, что изначально предпосылок для успеха этих переговоров было намного меньше, чем для их провала.

Иран к провалу был готов
Месяц, предшествующий последнему раунду переговоров, в Иране прошел в контексте активного обсуждения национальной ядерной программы и предела уступок, на которые готова пойти ИРИ для нормализации отношений с внешним миром. В течение апреля-мая публичные обсуждения переговоров с «шестеркой» дошли до своего пика во многом благодаря тому, что государственные информационные агентства и телевидение начали давать право голоса радикальным политикам, которым в праве выхода на общенациональные СМИ после победы Рухани на президентских выборах было отказано. Например, с очень жесткими высказываниями о переговорах с «шестеркой» и их характере выступил бывший глава Организации атомной энергетики Ирана Ферейдун Аббаси. Его, сторонника Махмуда Ахмадинежада и подозреваемого в финансовой нечистоплотности ученого, после избрания Рухани президентом с государственной и политической кухни удалили, однако, подумав, недавно вернули обратно. Аббаси, в частности, о переговорах Ирана с «шестеркой» заявил: «Если мы собираемся уступать свои права, то мы уступаем права и достоинство наших детей и внуков. Мы предаем их на целых 100 лет». Другой радикальный критик политики Рухани, которому был предоставлен допуск к СМИ – Фуад Эйзади – пошел еще дальше и заявил: «Смерть тем, кто готов идти на компромиссы!».
Практически такие же призывы и оценки в течение последних недель были слышны и в стенах иранского меджлиса, депутаты которого после долгого молчания решили вернуться к обсуждению национальной ядерной программы. Выводом всех обсуждений в Иране стало то, что переговоры и компромиссы ни к чему хорошему не приведут.
Для специалистов, занимающихся Ираном, процессы последнего периода имели одно объяснение: майский раунд переговоров ИРИ с «шестеркой» провалится, так как иранская сторона создает внутри страны информационную почву для такого поворота событий. Однако существенным вопросом тут является следующий: является ли торпедирование переговоров консерваторами или же они действуют в паре с Хасаном Рухани? Как ни парадоксально, но ответ, по всей вероятности, таков: верно и первое, и второе утверждение. Обусловлено это тем, что иранская стратегия по ядерной программе на настоящий момент состоит из целого комплекса факторов внутреннего и внешнего характера.

Общая идея – растянуть время
То, что сегодня объединяет Рухани и его критиков, так это стремление растянуть переговоры с целью достижения максимально выгодных для Ирана условий. Такое желание Тегерана обусловлено беспрецедентно благоприятной внешнеполитической ситуацией, сложившейся в мире, в целом, и вокруг страны, в частности. Украинский кризис и резкое ухудшение отношений между Россией и США отвлекли внимание международного сообщества от иранской ядерной программы и привели к формализации дипломатической коалиции «шестерки», созданной для давления на Тегеран с целью отказа последнего от возможных военных компонентов его ядерного проекта.
Втягивание Вашингтона и Брюсселя в процессы на Украине и начало активного поиска источников природного газа, альтернативных российским, резко повысили привлекательность и значение ИРИ для Запада, что, по мнению Тегерана, должно положительно отразиться на переговорах по ядерной программе. Последние, как думают в Тегеране, могут перейти из формата «шестерки» в плоскость ирано-западных двусторонних отношений. Ведь, по большому счету, это не «шестерка» ввела санкции против Тегерана, а западные правительства, и санкции эти, формально, не обусловлены удачей переговоров в формате Иран - группа 5+1. Поэтому, как рассчитывает иранское руководство, переговоры с «шестеркой» можно и растянуть, отчасти даже провалить, что не должно непосредственно отразиться на процессе нормализации двухсторонних отношений Ирана со странами Запада. Ведь даже частичное снятие санкций (что станет возможным в случае, скажем, налаживания энергетического диалога между ИРИ и ЕС) может компенсировать сохранение ограничений общего и малозначимого, с точки зрения экономики, характера. К примеру, если США не отменят запрет на въезд в страну руководства КСИР или представителей банка «Садерат», то Иран от этого ничего не потеряет.
Другим благоприятным условием для Тегерана, возникшим из-за кризиса на Украине, является рост цен на сырую нефть и угроза их стабильного роста в дальнейшем. В течение последних месяцев иранская нефть частично отвоевала свои позиции на международном рынке из-за смягчения санкций. И теперь очень сомнительно, что Запад готов пойти на отказ от мягкого режима ограничений, так как уже очевидно, что возврат к тотальному блокированию доступа иранской нефти на международный рынок может дать толчок к дальнейшему взлету цен и ухудшению мировой финансово-экономической ситуации.
Именно с учетом того благоприятного положения, которое сложилось для Ирана в мире, Тегеран будет максимально растягивать переговоры с «шестеркой», так как реальных инструментов для усиления давления на Тегеран у Запада сегодня намного меньше, чем год или полгода года тому назад. Такая линия соответствует интересам, как Рухани, желающего получить больше выгод от переговоров, так и ультраконсерваторов, которые выступают против компромиссов с Западом. В этом смысле, и Рухани, и ультраконсерваторы выступают единым, но неформальным фронтом.

Серьезный промах Рухани
Между тем, провал переговоров и благоприятная для Ирана внешнеполитическая ситуация дали тем же ультраконсерваторам хороший шанс для того, чтобы заявить о себе во внутриполитическом противостоянии. Если полгода назад экономическая ситуация в Иране во многом зависела от успехов Рухани на внешнем фронте, то сегодня все изменилось. Именно поэтому те политические силы, которые полгода назад были вынуждены просто наблюдать за итогами телефонного разговора Рухани с Обамой и за успехами национальной команды переговорщиков в Женеве, сегодня со спокойствием могут вернуться к традиционной антизападной риторике, к радикальным позициям по ядерному вопросу и к критике в адрес самого Рухани, стремительно теряющего статус «спасителя нации».
Показательным тут является интересный факт: уже после последнего раунда переговоров к числу их критиков присоединился и председатель меджлиса Али Лариджани, сохраняющий в течение последних месяцев сравнительную лояльность к команде переговорщиков. Спикер уже через два дня после завершения переговоров заявил, что «никакого компромисса по ядерной программе быть не может». По сути, Али Лариджани выступил с позиций ультраконсерваторов и бросил камень в огород команды президента Хасана Рухани, что без разрешения духовного лидера страны Али Хаменеи произойти не могло. Ведь если не должно быть компромиссов, то чем тогда занимаются иранские переговорщики, назначенные Хасаном Рухани? А последний неоднократно заявлял, что вопрос должен быть решен именно на основе компромиссов.
Можно сказать, что провалом переговоров ультраконсерваторы убивают сразу двух зайцев: выигрывают время для страны и выбивают почву из-под ног президента.
Тем самым, благоприятная международная обстановка для самого Рухани создала неблагоприятную ситуацию внутри страны, став для президента ловушкой. Однако говорить о том, что нынешний тренд вокруг Ирана и лично вокруг Рухани сохранится долго, не приходится, так как ситуация в мире такова, что может так же легко смениться для Ирана на неблагоприятную, как в свое время стала благоприятной.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте