Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Как мы дошли до войны 2008 года, или реализация русской политики по рецепту «националов»

Автор: Паата Закарейшвили, государственный министр по вопросам примирения и гражданского равенства

С момента российско-грузинской войны (2008 года – ПП) прошло шесть лет. Тогдашние первые лица власти, в том числе, экс-президент Михаил Саакашвили пытаются избежать ответственности за эту войну. Последний и сегодня утверждает, что нынешняя (грузинская – ПП) власть – пророссийская, а его режим никаких ошибок не допускал.
Пока еще не проанализированы все те шаги (грузинской стороны – ПП), которые России развязали руки для агрессии. 11 ноября 2005 года во время выступления в селе Каралети (Горийский район) Михаил Саакашвили заявил: «Мы находимся недалеко от Цхинвали, вблизи ущелий рек Большой и Малой Лиахви, и я хочу сказать жителям этих мест: ничего не бойтесь, грузинское государство обеспечивает вашу безопасность. Хочу предупредить вооруженных бандитов, которые находятся недалеко от нас: каждый из вас будет нести ответственность. Грузия уже не та, что прежде, это государство, способное защитить своих граждан».
Куда улетучились эти слова, обещания и угрозы Саакашвили? Почему он не сумел выполнить своих обязательства, данных им в 2005 году, и допустил августовские события 2008 года, если так хорошо знал, где находятся вооруженные бандиты, и что они собирались делать?
Когда журналисты попросили Дмитрия Медведева прокомментировать слова Владимира Путина о том, что еще в 2006 году уже существовал план, по которому в Южной Осетии готовили повстанцев, он ответил: «Конечно, мы можем говорить о том, что старались помочь этим двум народам, которые обращались к нам с соответствующими просьбами». Фактически, тогдашний российский президент подтвердил, что с 2006 года соответствующая подготовка велась. Очевидно, что с этого времени Москва готовилась вовлечь Грузию в такую политику, которая была бы приемлема для РФ, и Грузия поддалась на это.
11 мая 2007 года Вано Мерабишвили (министр внутренних дел Грузии) беседовал на тему России с тогдашним послом США Джоном Тэфтом. Последний, в частности, сказал, что война не входит в интересы России, Москва не собирается признавать независимость Абхазии и Южной Осетии и отдает предпочтение сохранению существующего в регионе статус-кво. Затем Тэфт предложил (Тбилиси – ПП) найти общий язык с Сергеем Багапшем (тогдашним президентом Абхазии) на фоне того, что после ввода войск в Кордорское ущелье в 2005 году всякие контакты между грузинской и абхазской сторонами прекращены. Только что вернувшийся из поездки в Сухуми посол привозит информацию о том, что Багапш готов возобновить отношения, но вот ответ «хребта Грузии» на это предложение: «У Багапша серьезные проблемы с алкоголем, он постоянно пьет и из-за этого его здоровье ухудшилось. Багапш, фактически, отошел от дел, и свои функции возложил на т.н. вице-президента Александра Анкваба».
Приведенные примеры со всей очевидностью показывают, насколько первые лица Грузии были заворожены шансами на использование русской политики в своих интересах. В тот момент Мерабишвили даже не пытался при поддержке друзей-американцев возобновить отношения с Багапшем или хотя бы с Анквабом. Это очень серьезное доказательство того, насколько эффективно русские работали с Мерабишвили и Саакашвили.
Нино Бурджанадзе вспоминает события весны 2008 года. Она говорит, что ей в час ночи на встрече в министерстве обороны показали план перемещения до Сухуми. Среди сторонников такого решения она называет Саакашвили, Мерабишвили, Бокерия, Ткешелашвили, Ломая, Вашадзе и Кезерашвили. Против этого сценария категорически выступали лишь она и Бежуашвили (министр иностранных дел). Именно тогда состоялся телефонный разговор между Саакашвили и Путиным. Грузинский президент после вспоминал, что именно тогда российский коллега сказал ему, что, на случай развязывания Грузией войны, там стоят миротворческие силы РФ, и «я разнесу твои войска, признаю независимость Абхазии и Южной Осетии и развалю вашу страну».
Из воспоминаний помощника тогдашнего президента Польши: «Качиньский хотел, чтобы Тбилиси поддержали западные страны. Он попытался убедить Николя Саркози. Это могло стать очень большим успехом, поскольку в августе председательство в Евросоюзе было в руках французов. Они поговорили друг с другом 10 августа, и сразу проявились разные позиции. Президент Польши говорил в трубку, что надо защитить грузин, доказывал, что Евросоюз обязан направить на Кавказ миротворческие силы, но Саркози твердо ответил, что во всем этом виноват Саакашвили, поскольку он первый начал стрелять и вызвал такую реакцию России».
Опять же, из воспоминаний помощника Качиньского: «Качиньскому передали неприятную информацию: в мирном плане из шести пунктов ничего не было сказано о территориальной целостности Грузии. Президент Польши заявил, что это означает отъем у Грузии Абхазии и Южной Осетии. Он посоветовал Саакашвили не соглашаться на такое решение. Позже он сказал грузинскому президенту, что это плохо кончится, а Саакашвили пытался его успокоить. Пытался объяснить, что у него другого выхода не было.
Так Грузия потеряла солидную часть своей территории.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте