Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Что думает Дмитрий Медведев о Грузии? (за 14.08.2014)

Автор: Дмитрий Мониава

В одном из своих интервью премьер-министр России Дмитрий Медведев подробно остановился на августовской войне (2008 года), сделав при этом несколько примечательных заявлений. В его интервью грузинскую аудиторию, в первую очередь, наверное, интересуют не его воспоминания, а соображения, связанные с будущим, в частности, с восстановлением территориальной целостности Грузии.
На вопрос корреспондента: «Если грузинские власти после ухода Саакашвили с политической арены смогут выстроить отношения с народами Южной Осетии и Абхазии, возможно ли, как гипотетический вариант, объединение этих народов (грузин, осетин и абхазов – ПП)? Смогла бы Россия в таком случае признать территориальную целостность Грузии?», Дмитрий Медведев ответил: «В этом мире все зависит от решений, которые принимают люди, а также от политической воли. Совсем недавно мы не могли представить, что сможем создать Таможенный союз, а теперь идем к Евразийскому экономическому союзу. А это серьезное интеграционное объединение, в том числе, политическое, не только с экономическими, но и с политическими целями. Все будет зависеть от воли народов, которые проживают на этих территориях. От воли грузинского народа и от того, кого изберут руководителями своей страны, от воли абхазского и югоосетинского народов. Они могут выдать любой мандат, и это будет в рамках их конституции и общепризнанной человеческой практики».
Это не первый случай, когда российский руководитель высокого ранга намекнул на возможность восстановления территориальной целостности Грузии. После войны это сделал и Владимир Путин (на юбилее Евгения Примакова и заседании дискуссионного клуба «Валдай»), но в этом случае, сигнал был подан аудитории напрямую, а не посредством некой аудитории. Несмотря на то, что реплика Медведева не содержала какого-либо детального сценария, в ней было больше конкретики, чем в прежних его заявлениях.
Примечательно, что разговор о возможном восстановлении территориальной целостности Грузии премьер России начал с темы Евразийского союза и углубления постсоветской интеграции, а закончил фразой о национальных интересах России. Этим он, видимо, однозначно указал на то, что, в отличие от Грузии, в России восстановление территориальной целостности нашей страны рассматривают только в качестве одного из гипотетических вариантов, осторожно намекая на то, что это может произойти только «под зонтиком» России.
Российский премьер также указал на, своего рода, «шлагбаум», с помощью которого (практически, в любую секунду) можно заблокировать движение в этом направлении. Это жесткая позиция сепаратистских правительств (Южной Осетии и Абхазии – ПП). Тут мы приближаемся к интересному вопросу: входит ли в интересы Кремля движение к восстановлению территориальной целостности Грузии? Ответить на него будет невозможно, если мы не уясним, насколько велики на данном этапе геополитические амбиции Москвы.
Если РФ хочет восстановить на Южном Кавказе те позиции, которые она имела до распада СССР, и распространить свое могущества еще дальше – к югу, она должна включить Грузию в сферу своего влияния (географию еще никто не отменял), что кажется невозможным без восстановления ее территориальной целостности. В XIX-XX веках чуть ли не единственным средством в этом случае считалось военное насилие, хотя сегодня его применение связано с большими проблемами. Для завладения надежными позициями на Южном Кавказе и превращения его в, своего рода, «базовый лагерь» для дальнейшего распространения влияния к югу (а также для окончательного «упорядочения» Северного Кавказа), Москве в Грузии нужна дружественная атмосфера во взаимоотношениях, приблизительно та, которую ей обеспечивала грузинская элита в ХIХ веке. Но в случае, если амбиции Кремля сравнительно скромны и ограничиваются только тем, чтобы силы НАТО (США) не появились вблизи кавказской границы РФ, последней понадобится только сохранение тех плацдармов, которые она заняла в результате августовской войны. Проще говоря, если Москва не намерена продвигаться в южном направлении или видит, что на данном этапе она не владеет необходимыми для этого ресурсами, разговор о восстановлении территориальной целостности Грузии для нее будет бессмысленным.
Для того чтобы евразийская интеграция ассоциировалась в Грузии с территориальной целостностью страны, Россия предприняла немало усилий. Но к этому добавились новые намеки Медведева.
В то же время Путин и Медведев стараются говорить о грузинах подчеркнуто корректно, несмотря на то, что из-за войны, части русского общества, особенно, радикально настроенным националистам, это не нравится. В этом интервью российский премьер упомянул «об особой симпатии, которую испытывают русские к грузинам, и наоборот» и употребил следующую «смягчающую» формулировку: «Это была война не между государствами и, тем более, не война между народами России и Грузии. Это была операция по принуждению к миру, имевшая абсолютно локальные цели».
Тем не менее, все это не означает, что сегодня Москва готова предложить грузинским властям «дорожную карту», которая обеспечит, с одной стороны, восстановление ее территориальной целостности, а, с другой стороны, ее переход под контроль России. Это, предположительно, произойдет только после того, как официальный Тбилиси откажется от вступления в НАТО и открыто выразит симпатию к евразийской интеграции, к чему власти Грузии пока не готовы.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте