Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

В поисках новых коалиций

Автор: Пресс-папье

В ирано-американских отношениях август нынешнего года выдался жарким. Тем не менее, несмотря на оттягивание решения иранской ядерной проблемы в рамках «шестерки», Тегеран и Вашингтон пришли к согласию в вопросе спасения собственного лица в Ираке.

Новое иракское правительство
Назначение Хейдар аль-Абади новым премьер-министром Ирака стало своего рода компромиссным решением, достигнутым между Ираном и Соединенными Штатами в вопросе урегулирования политического кризиса в этой стране. Негативное отношение к уже бывшему премьер-министру ал-Малики со стороны шиитского сообщества Ирака сделало очевидным, что Тегеран настроен на смену иракского правительства. Схожей позиции придерживались и Соединенные Штаты – их бывший ставленник (Малики) за годы своего правления смог «вывернуться» из-под американского влияния, переориентироваться на Иран и, благодаря его поддержке, сконцентрировать власть в своих руках.
В данном случае, США и Иран оказались обманутыми хитрым ал-Малики. Правда, каждый по-разному: первых экс-премьер просто «кинул», а вторых смог убедить в необходимости проведения линии по консолидацию власти, что и привело к росту недовольства среди иракских суннитов и создало благодатную почву для подъема исламистско-суннитского движения в стране.
Хейдар аль-Абади – обоюдовыгодная фигура и для Вашингтона, и для Тегерана, так как она, практически, никакая. Аль-Абади получил поддержку со стороны шиитов Ирака исключительно благодаря активным стараниям ИРИ. Сам по себе, он не имеет никакой серьезной социальной и религиозной базы поддержки местного шиитского сообщества. Более того, такая поддержка внутри страны у аль-Абади и могла появиться, так как новый премьер-министр Ирака – человек, оторванный от народа, интеллектуал, проведший достаточно большое количество лет своей жизни в Великобритании. Последний факт мог бы смутить иранцев, однако этого не произошло, так как в Тегеране очень хорошо осознают, что никакие связи с британцами или американцами без наличия поддержки со стороны лидеров иракской шиитской общины, ориентированной на ИРИ, не позволят ему важные решения. В то же время британское и западное прошлое премьера стало хорошим залогом для получения поддержки со стороны ЕС и США, которые в новом главе иракского кабинета увидели «своего человека». Таким образом, складывается следующая ситуация: глава иракского правительства достаточно тесно связан с Западом, однако он будет иметь шанс что-то сделать только с одобрения Тегерана. Чем не компромисс? Другой вопрос, насколько он будет перспективным.
Как бы то ни было, но эффект двуликого Януса стал основой для того, чтобы США и Иран одинаково поддержали избрание аль-Абади на пост премьер-министра Ирака. Сам того не подозревая, последний, по сути, стал фигурой, связавшей интересы Ирана и США в иракской политике.
Тем не менее, несмотря на эту новую связь, Тегеран и Вашингтон продолжают играть на иракской шахматной доске каждый свою партию. И тот, и другой активно поддерживают курдов в их борьбе с ИГИЛ. Но, если Иран пока еще придерживается политики поставок вооружений и передачи разведывательной информации, то американские ВВС уже наносят удары по позициям радикалов. Между тем, американская политика поддержки курдов в Ираке сориентирована не только на борьбу с ИГИЛ, но и на подъем боеготовности и самодостаточности курдской автономии в стране на долгосрочную перспективу. Скорее всего, для того, чтобы, в случае необходимости – если иракское правительство еще раз переориентируется на Иран – дать толчок созданию полностью независимого курдского государства на части современного Ирака, которое выступит коалиционным партнером Вашингтона в регионе Ближнего Востока.
Удивительным образом, такой же стратегии придерживается и Иран, но в шиитском контексте. Находящийся больше месяца в Басре легендарный иранский генерал Касем Солеймани активно занимается организацией вооруженных сил шиитской общины. Он является талантливым военным строителем и стратегом, который в 2006-м смог организовать вооруженные силы «Хезболлы» в войне против Израиля, а в течение последних лет занимался стратегическим планированием армии и сил безопасности Сирии, которые продолжают сравнительно эффективно бороться против армий противников сирийского режима.
В определенном смысле, Солеймани является «кризисным управляющим» в условиях перманентных войн и нестабильности. Его делегирование в Ирак преследует цель, аналогичную американской: подготовка своего самодостаточного сателлита в этой стране с тем, чтобы, в случае необходимости, создать на территории компактного проживания шиитов близкое себе государство. Фактически, несмотря на активные попытки спасти коалицию в Ираке и сохранить целостность страны, Тегеран готовит военную почву для реализации дублирующего сценария – создание на части территории Ирака шиитского государства. Это во многом рискованная стратегия, так как смешанных, с религиозной точки зрения, районов в Ираке достаточно много. Например, попадет ли 6-миллионный Багдад в рамки шиитского государства, с учетом наличия в этом городе большого суннитского населения? Очевидно, что шиитско-суннитская война – худший для Ирана сценарий, которого надо всячески избегать. Есть определенные сигналы, свидетельствующие о том, что иранское руководство осознает, что в его религиозной политике надо что-то менять.
Признаком такого осознания можно считать недавние события в самом Иране, которые остались «за кадром» международного внимания. В начале августа в ИРИ были, можно сказать, разгромлены каналы и радиостанции, ведущие антисуннитскую пропаганду. Такого рода информационные ресурсы после исламской революции всегда были популярны в Иране, однако в годы президентства Махмуда Ахмадинежада их количество (прежде всего, кабельных и спутниковых каналов) резко возросло.
С точки зрения внутренней политики, Махмуд Ахмадинежад придерживался достаточно недальновидной позиции, согласно которой, сунниты, составляющие в Иране почти 10% населения, это случайность, нонсенс. Они, по мнению экс-президента, стали и оставались суннитами из-за того, что были недостаточно образованными и не знали сути истинного ислама – шиизма. Во внешнем измерении антисуннизм стал краеугольным камнем антисаудовской пропаганды в Иране и имел целью также настроить иракских шиитов на более активную борьбу против поддерживаемых из Саудовской Аравии суннитов.
И теперь, в начале августа иранские судебные власти дали согласие на обыски и аресты в тех телекомпаниях, которые ведут антисуннитскую пропаганду. Как позднее выяснилось, запрос на такой «наезд» суды получили от министерства информации (т.е. разведки) Ирана, а само министерство – от лидера ливанской «Хезболлы» Хасана Насраллы. Его целью было остановить рост напряженности в отношениях между суннитами и шиитами, в результате которого может пострадать политическая стабильность в Ливане так же, как это произошло в Сирии и Ираке. Тем более что сирийская война показала, что не придерживающиеся радикальных течений сунниты страны активно поддерживают режим в борьбе с исламистами, воюя бок о бок с представителями «Хезболлы», помогающими Асаду удержать власть.
В результате обысков было закрыто около 10 антисуннитских кабельных телеканалов в Тегеране, Куме, Хорасане и Исфахане, а многие руководители каналов были арестованы. Объяснить закрытие каналов, с учетом наметившейся коалиции Ирана с умеренными суннитскими силами в регионе, можно, но вот арест руководителей телеканалов объяснить практически невозможно, так как они выполняли указания предыдущего иранского правительства. В официальных иранских кругах ходят слухи, что под видом прошиитской деятельности эти люди выполняли иностранный заказ на усиление противостояния между двумя группами мусульманского населения. Хотя не исключено, что арест и обвинение в шпионаже – пропагандистский ход, объясняющий необходимость ликвидации антисуннитских рупоров, и положительный сигнал умеренным шиитам о том, что сама ИРИ – толерантное к суннитам государство и никогда никаких козней против своих соседей не строила.
Тем самым, решение о закрытии каналов, согласие на премьерство в Ираке человека, выступающего за широкую коалицию с суннитами, есть очевидный результат изменения иранской политики по отношению к суннитскому населению региона. Изменение, которое вызвано необходимостью создания коалиции межу шиитами и умеренными суннитами в борьбе против ИГИЛ и исламистов, представляющих основную угрозу политической и военной стабильности в регионе.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте