Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Региональные мини-блоки в качестве узды для Москвы

Автор: Пресс-папье

Украинский кризис, который начался в ноябре минувшего года, когда президент Виктор Янукович и правительство премьер- министра Николая Азарова приняли решение отложить парафирование соглашения по DCFTA, пока не купирован. Достигнуто лишь неустойчивое соглашение о прекращении огня, конфликтующие стороны не разведены, хотя и начался отвод тяжелого вооружения.
Сейчас кризис, если можно так выразиться, «взял паузу» в связи с предвыборной кампанией на Украине. Его дальнейшее развитие будет идти по разным измерениям: экономическому, энергетическому, геополитическому, политическому, гуманитарному, социальному и другим. Но рассмотрим лишь геополитическое измерение украинского катаклизма, причем, с упором на возможные ходы западных центров силы, прежде всего, США.
Надо полагать, что конечной целью Москвы в данном политическом клинче с западными центрами силы является:
- федерализация Украины,
- сохранение внеблокового, т.е. нейтрального статуса Украины, недопущение появления на ее территории инфраструктуры, прежде всего, военной, блока НАТО,
- минимизация своих экономических и политических потерь.
Западные центры силы дали ясно понять, что они не намерены принимать Украину в члены НАТО и ЕС. Причин для этого очень много, но главная из них заключается в том, что Украина не соответствует абсолютному большинству критериев, которые необходимы для членства в этих организациях. Более того, она, скорее всего, не будет им соответствовать еще очень и очень долго.
В этой ситуации возникает вполне естественный вопрос: как именно Вашингтон со своими европейским партнерами будет инкорпорировать Украину в сферу своего геополитического влияния?
Уже сейчас очевидно, что США будут «окучивать» Киев через адаптированную к текущим условиям традиционную стратегию (план «Анаконда»), которая была использована генералом северян Уинфильдом Скоттом против южан во время Гражданской войны (1861-65 гг.). Тогда суть стратегии состояла в том, чтобы блокировать с моря и по береговым линиям территории южан, отрезая от доступа к портам и добиться этим стратегического истощения противника. При этом предполагается и отсечение важных территорий от оппонирующей стороны.
Дальнейшее развитие стратегия получила в работах Альфреда Мэхэна, который разработал концепцию «континентальной стратегии анаконды» против России, а затем и СССР (в эпоху «холодной войны»). С этой геополитической целью и были сформированы блоки NATO, CEATO и CENTO, а также спровоцированы острые противостояния СССР со своими соседями (Ираном, Турцией) и серия локальных войн, которые отвлекали советские ресурсы (войны в Корее, Вьетнаме, Афганистане и пр.). Итоги «холодной войны» продемонстрировали эффективность этой стратегии.
С конца ХХ-го века и по сегодняшний день Вашингтон со товарищи продолжает реализовывать эту стратегию. Первым «пробным шаром» было формирование в 1997 году региональной «Организации за демократию и экономическое развитие» более известной под аббревиатурой ГУАМ (Грузия-Украина-Азербайджан-Молдавия). Ее Запад рассчитывал использовать в качестве «средства сдерживания» РФ. Однако в 2010 году эта структура, фактически, приказала долго жить. И ее западным спонсорам пришлось разрабатывать новую схему сдерживания России, чему, безусловно, украинский кризис придал новый импульс.
Западные планы базируются на следующих моментах:
- опыт создания контролируемых объединений типа блоков CENTO и CEATO времен «холодной войны», в состав которых входили страны региона, а также одно-два государства - члена НАТО, естественно, в качестве «бдительного ока» Североатантического альянса;
- все без исключения страны, ранее входившие в состав ГУАМ, имеют серьезные проблемы связанные с восстановлением своей территориальной целостности – Грузия (Абхазия, Южная Осетия), Украина (Крым, Новороссия), Азербайджан (Нагорный Карабах), Молдавия (Приднестровье). Кроме того, Грузия и Молдавия имеют автономии, которые время от времени могут демонстрировать «непослушание» (Аджария и Гагаузия). Это обстоятельство их сближает политически и делает союзниками. Надо полагать, что, поддерживая территориальную целостность всех этих четырех стран, Вашингтон и Брюссель будут удерживать их сфере своего влияния, постоянно обещая политическую поддержку в вопросе возвращения территорий, которые либо провозгласили независимость, либо присоединились (или желают присоединиться) к процессу ирредентизма другому государству.
Поскольку страны бывшего ГУАМ не могут быть приняты в НАТО по причине своей вовлеченности в конфликты, а также потому, что не контролируют полностью свою международно признанную территорию, для них, видимо, планируется сформировать минипакты. Последние по своей структуре будут аналогичны упомянутым блокам СЕНТО и СЕАТО. Естественно, за «младшими» странами будут закреплены «кураторы» из числа членов НАТО. Так, «кураторство» над Грузией и Азербайджаном в регионе Южного Кавказа будет осуществлять Турция, над Украиной, которая является самой большой из стран бывшего ГУАМ – Польша и страны Балтии, а над Молдавией – во многих смыслах, близкая ей Румыния.
Уже появилась первая информация не только о том, что планируется формирование трехсторонней не только азербайджано-грузино-турецкой, но и украинско-польско-литовской бригады. И хотя эти воинские части рассчитаны на разные ТВД, в действительности, они являются компонентами единой системы сдерживания России в рамках модернизированной стратегии «Анаконда». Кстати, как показывает опыт построения многосторонних воинских соединений в Западной Европе ХХ века, создание бригад – это только первый шаг к формированию военных корпусов.
Интересно, что Вашингтон-Брюссель не намерены не только не признавать самопровозглашенные государства – Республику Абхазия, Нагорно-Карабахскую Республику, Приднестровскую Молдавскую Республику и Республику Южная Осетия и уж, тем более, присоединение Крыма к России, но и не собираются каким-то образом поддерживать эскалацию напряженности в конфликтных зонах. История постсоветского периода указывает на то, что эскалация напряженности в конфликтных зонах постсоветского пространства обычно заканчивается тем, что в дело вмешивается Москва и «разруливает» эти конфликты по-своему, создавая новые статус-кво.
Следует также особо отметить, что, проводя политику сдерживания России в регионе Южного Кавказа, используя для этого турецкое «кураторство» над Азербайджаном и Грузией, американцы и англичане преследует и свою давнюю стратегическую цель – отсечение Москвы от Ближнего Востока. В этом регионе Москва по-прежнему сохраняет партнеров (Иран) и союзников (Сирия), что явно не устраивает ее геополитических оппонентов. Наличие же «санитарного кордона» из мини-блоков в лице Молдавии-Румынии, Украины - Польши и стран Балтии, которые страдают антироссийскими фобиями, также геополитически отдаляет Москву от Европы (прежде всего, от Германии, Франции, Австрии и пр.) и Балкан, где традиционно сильны симпатии к России.

Надо отметить, что использование стран ГУАМ через мини-блоки эксплуатацию темы признания их территориальной целостности, в политике сдерживания Москвы создает ряд новых и перспективных геополитических и геоэкономических проблем для России. Из них следует выделить следующие.
1. Ситуация, складывающаяся вокруг Приднестровья.
Новые власти Украины фактически отошли от политики умеренной поддержки этого де-факто государства, около трети жителей которого, кстати, составляют украинцы. Российские миротворческие подразделения в зоне конфликта остались почти без шанса на легитимную сухопутную или воздушную поддержку. Руководство ПМР, видимо, осознает, в какой изоляции находится республика, тем более, что Киев может организовывать против Приднестровья различные блокады. Смена геополитической ориентации Киева привела к тому, что Украина отказалась от самостоятельной политической линии в отношении ПМР, и теперь реально будет поддерживать Молдавию, как в переговорном процессе, так и на политической арене. При этом Тирасполь не может отказаться от украинского посредничества, т.к. всегда будет ощущать угрозу блокады.
2. Армения и НКР.
Российская 102-я военная база в Армении находится далеко в отрыве от основных сил Южного военного округа РФ. Впрочем, речь идет не только о базе, но и о самой Армении. Вопрос геополитического «оттирания» страны от России проглядывался уже за итогами «пятидневной войны» 2008 года. Для нивелирования ситуации и удержания своих позиций в регионе Москва, очевидно, должна будет как-то дополнительно заинтересовать Ереван. Например, провести серьезную реконструкцию Армянской АЭС с целью продления срока ее эксплуатации на 10 лет. Или добиться деблокирования Абхазской железной дороги, тем самым проложив стабильный транзитный маршрут между РФ и Арменией. В этом «прайс-листе» фигурирует и комплекс работ, связанный со строительством железной дороги Армения-Иран, которая бы проходила через армянскую область Сюник. Правда, экономическая выгода от этого проекта очень сомнительна, но руководитель РЖД Владимир Якунин продемонстрировал желание российской стороны поучаствовать в замыкании железнодорожного кольца вокруг Каспия.
3. Москва должна блокировать прокладку коммуникаций для транспортировки углеводородов из Центральной Азии через Каспийское море и далее через Южный Кавказ. Если эти проекты реализованы, то со временем процесс формирования антироссийских «мини-блоков сдерживания» может быть продолжен и в Центральной Азии. Аргумент «охрана коммуникаций от атак террористов» может быть использован для дальнейшего вмешательства извне.
4. На западном направлении для Москвы важно вести тонкую и взвешенную политику в ряде стран Восточной Европы, которые демонстрируют разумный нейтралитет по отношению к РФ, не желая идти на ухудшения двусторонних отношений. Речь идет о Финляндии, Чехии, Венгрии, Словакии и Австрии. Однако эти страны вынуждены подчиняться давлению крупных игроков и следовать, явно против своей воли, в их фарватере.
5. Очень сложной остается для Москвы ситуация на южно-европейском направлении. Смена правительства Болгарии по итогам последних парламентских выборов – не самый лучший для нее вариант, но с этим придется мирится. Дружественная Москве Греция, которая полностью зависит от финансовых дотаций ЕС и МВФ, сегодня, практически, лишена права голоса. Что касается Италии, то ее потенциальный нейтралитет в отношении Москвы также зависит от слишком большого количества условностей.

На южно-кавказском направлении для Москвы приоритетом остается военно-политический союз с Арменией, при сохранении статус-кво в зоне Карабахского конфликта, а также региональное партнерство с Ираном, как на Каспии, так и в регионах Южного Кавказа и Центральной Азии. Важным фактором этой политики должно стать сдерживание Турции, которая не только является «куратором» Азербайджана и Грузии, но также демонстрирует серьезные устремления в вопросе продвижения своего влияния в Центральную Азию. В противном случае, на южных рубежах России американская политика сдерживания может получить серьезный шанс на успех.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте