Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Выбор очевиден

Автор: Валерия Гянджумян

Во время своего недавнего визита в Анкару президент РФ Владимир Путин объявил о решении Москвы свернуть работы в рамках «Южного потока», заменив его на аналогичный газотранспортный проект, ориентированный на Турцию.
Путинские заявления о переориентации потоков российского газа стали громом среди ясного неба для Европы. Этим можно объяснить довольно инфантильную реакцию европейцев на закрытие «Южного потока». Так, премьер-министр Болгарии Бойко Борисов, осознавая упущенную выгоду своей страны, потребовал от Европейской комиссии возвращения ей «Южного потока». Кроме того, он продолжает говорить о «Южном потоке» в настоящем времени, как о проекте, который будет воплощен в жизнь. Очевидно, что Борисов берет пример с председателя Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера, который также упорно верит в то, что проект окончательно не потерян и еще может быть реализован. Тем не менее, как говорится, facta infecta fieri nequent (сделанного не воротишь). Министр энергетики РФ Александр Новак объявил, что решение по поводу закрытия проекта «Южный поток» принято окончательно, и его слова были подтверждены главой «Газпрома» Александром Миллером.
ЕС же, судя по всему, действительно, не оставляет попыток «образумить» Турцию. Обеспокоенность Европы можно проследить по внезапному всплеску европейского внимания. 9 декабря туда прибыл британский премьер-министр Дэвид Кэмерон, накануне в Анкаре побывала глава европейской дипломатии Федерика Могерини, а 12 декабря в Турцию направился премьер-министр Италии Маттео Ренци.
Дело в том, что, несмотря на членство Турции в НАТО, в своих внешнеполитических решениях Анкара проявляет подчеркнутую самостоятельность, поэтому Старый Свет приступил к торгу, пытаясь вернуть влияние, в связи с чем, там реанимируют мысль о том, что Турция может вступить в ЕС. Стоит отметить, что турецкой мечте о Евросоюзе скоро исполнится полвека. Все это время Европа твердит об открытых для Анкары дверях в организацию, при этом добиваясь целого ряда серьезных уступок и выдвигая все новые и новые требования, фактически, ничего не предлагая взамен. Но нынешнее устремление турецкого взора в сторону Москвы и уже запланированное строительство газового хаба заставляет Европу быть более сговорчивой. Турции предлагают 70 миллионов евро на беженцев и поддержку в борьбе с «Исламским государством», а самое главное – возможность обсуждения о ее вступлении в ЕС. Эти посулы даются Анкаре «не за красивые глаза». В стремлении отговорить Турцию от реализации газового проекта с Россией и убедить ее присоединиться к антироссийским санкциям, отказавшись от укрепления торговых и экономических связей с Кремлем, ЕС преследует свои цели.
Воплощение в жизнь проекта газопровода «Турецкий поток» приведет к следующим геополитическим результатам.
Во-первых, Россия получит новый маршрут экспорта своих энергоресурсов, который обеспечит безопасность энергопоставок из-за их диверсификации, с учетом украинского кризиса. Во-вторых, реализация данного проекта означает трансформацию модели и стратегии работы РФ на европейском энергетическом рынке, т.е. отныне перед Европой возникнет вопрос создания новой трубопроводной инфраструктуры. В-третьих, Москва реально ставит под сомнение целесообразность реализации проектов TAP и TANAP, предлагая на границе с Грецией уже в ближайшем будущем 50 млрд. куб. м в качестве альтернативы азербайджанскому газу (10 млрд. куб. м) в 2018 году. В-четвертых, Турция получает «вентиль» в виде газораспределительного хаба для всей Европы, в связи с чем, может рассчитывать, как на экономические, так и на политические дивиденды. И, наконец, в-пятых, в данной ситуации проиграли именно балканские страны, которые в связи с закрытием «Южного потока» понесут серьезные экономические потери, потеряв шанс превратиться в транзитеров энергетических ресурсов.
Что выберет Турция: решение давней геополитической задачи – сосредоточение в своих руках энергопотоков между Западом и Востоком, что, безусловно, сулит ей дивиденды, как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе, или же эфемерные обещания о вступлении в ЕС с неясной перспективой? Похоже, выбор очевиден. Впрочем, Анкара, конечно же, не будет рвать отношения с Европой, демонстрируя «многовекторность политики и интенсивность внешнеполитических контактов».

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте