Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Иран-2015: с чем придется столкнуться государству

Автор: Пресс-папье

Для Исламской Республики Иран 2014 год оказался достаточно удачным по ряду параментров. Во-первых, по итогам года, средний рост ВВП страны составил больше 4%, а правительство смогло взять под контроль инфляцию. Во-вторых, сделан большой шаг в направлении снятия напряжения в отношениях с США, а решение ядерной программы отложено без отрицательных последствий для Тегерана. В-третьих, угроза ИГИЛ в Ираке локализована и до границ ИРИ пока еще не дошла. Однако 2015 год для страны может быть намного более сложным, чем предыдущий, что обусловлено изменениями в политической и экономической ситуации в мире.

Ядерная программа и отношения с Вашингтоном
Несмотря на то, что иранский новый год начнется с марта, 1 января 2015 года Иран, образно говоря, встретил с американцами. Точнее, год для Ирана начался под знаком изменений в политической жизни США. Именно с 1 января в свои полномочия вступил новый состав американского Конгресса, в котором доминируют республиканцы.
Вся американская стратегия Тегерана последних 1,5 лет строилась c учетом умеренного доминирования в США демократов, которые во главе с Бараком Обамой были заинтересованы в налаживании отношений с ИРИ. Именно с этой группой тесно связан глава иранского МИД Мохаммад Джавад Зариф, который за годы работы в Соединенных Штатах обзавелся серьезными связами именно в демократической политсреде страны, прежде всего, в «мозговых центрах», связанных с Демократической партией. Их влияние в течение последних лет было ощутимым, с точки зрения формирования американской внешней политики.
С началом работы нового состава Конгресса основа желаний Белого дома и Государственного департамента по налаживанию отношений с Тегераном не исчезнет, но свобода реализации такой политики будет сильно ограничена влиянием конгрессменов. Без учета их интереса Барак Обама ничего сделать не сможет, так как компромисс с Конгрессом ему нужен для проталкивания, как миграционной реформы, так и реформы образования. Иран в этой сделке наверняка станет условием компромисса, разумеется, если Белый дом пожелает провести принципиальные для действующего президента законодательные инициативы.
Для иранской стороны контроль республиканцев над Конгрессом тесно связан с перспективой снятия санкций в результате переговоров с «шестеркой» (Россия, Китай, США, Франция, Великобритания, Германия). Речь идет о том, что даже если в нынешнем году Иран и «шестерка» придут к согласию по поводу ограничения ядерной программы в обмен на снятие санкций, американский Конгресс может их просто не снять, а позиция Государственного департамента будет проигнорирована. Рассуждения о том, что Обама может остановить применение антииранских санкций через «исполнительный акт» (executive act), т.е. в обход Конгресса (как это, скорее всего, будет сделано в отношении Кубы), с юридической точки зрения, кажутся достаточно сомнительными. Дело в том, что большая часть санкций против ИРИ введена именно Конгерссом. Поэтому в 2015-м Иран может оказаться в своеобразном тупике: «ядерное досье» закрыто, но санкции не сняты.

Ирак и Сирия
Главными приоритетами региональной политики Ирана останутся Ирак и Сирия. На сирийском направлении Тегеран будет работать в рамках уже устоявшейся практики: защита режима Асада и борьба с группировками суннитских радикалов с целью недопущения их перехода в Ливан, к чему исламисты стремятся, и что может серьезно ударить по позициям шиитской «Хизбаллы».
Что касается Ирака, то для Тегерана ситуация в этой стране не вполне очевидна, так как правительство в Багдаде менее контролируемое Ираном, нежели правительство аль-Малики, а лидер самой боеспособной шиитской «армии Махди» Муктада ас-Садр не выказывает жгучего желания полностью подчиняться иранским генералам, делегированным в Ирак. Процесс «убеждения» ас-Садра иранцами можно считать неудавшимся, так как молодой иракский лидер отлично помнит, как два года назад его предупреждение о недопустимости поддержки аль-Малики Ираном в Тегеране было воспринято как нелояльность, что привело к активной организационной и информационной кампании по дискредитации строптивого командующего иракских шиитов. В 2015 году работа с ним станет одним из самых активных направлений иракской политики ИРИ, хотя шансы на успех здесь можно оценить как призрачные.

Саудовский режим
Не менее важная угроза иранским региональным интересам будет исходить от внутриполитических процессов в Саудовской Аравии, основном региональном противнике ИРИ. Тяжелая болезнь короля Абдаллы делает актуальным важный вопрос о преемнике. И тут для Ирана выигрышных позиций практически нет, так как основное окружение 90-летнего монарха – сторонники еще более жесткого противостояния с Ираном. Сам Абдалла, несмотря на борьбу против Ирана, был сторонником более умеренных и осторожных шагов и всячески избегал прямого столкновения с иранцами. Против ИРИ применялись такие методы, как поддержка местных радикальных суннитских группировок, поддержка антиправительственных группировок в Сирии, а в последнее время используется «нефтяное оружие» – обрушение цен на нефть, во многом спровоцированное саудитами и, среди прочего, преследующее цель остановить процесс восстановления иранской экономики. Но Абдалла, несмотря на эти шаги, является представителем умеренного крыла саудовской элиты и всегда избегал прямого вооруженного столкновения с иранцами. Что будет после Абдаллы – вопрос сложный, но вероятность того, что при новом короле ИГИЛ в Ираке начнет получать более активную помощь со стороны саудитов, а также направление на борьбу против местных шиитов и выход к ирако-иранской границе, достаточно велика.
В самом Иране в последний период активизировались дискуссии по вопросу о том, что противодействовать саудитам нужно с помощью шиитов – местных и йеменских, а также, что переводить конфликт на территорию самой Саудовской Аравии – очень опасные сценарии. В условиях отсутствия прямого конфликта, этот инструмент иранцами не применяется, однако в случае избрания более радикально настроенного по отношению к Ирану короля, его применение не исключается. А это для ИРИ не столько возможность, сколько угроза, так как борьба на несколько фронтов для иранцев, в условиях вероятного ухудшения социально-экономической ситуации в стране, может оказаться слишком трудной и дорогостоящей.

Цены на нефть
Падение цен на нефть – другая угроза, которая заставит Иран столкнуться с серьезными экономическими трудностями. В декабре прошлого года правительство представило меджлису проект бюджета на 2015-2016 гг. (напомним, что иранский год начинается в марте), сверстанный с учетом цены на нефть в 72 доллара США за баррель. При нынешнем падении стоимости нефти обеспечить доходную часть бюджета будет практически невозможно. Сам бюджет на будущий год, по сравнению с текущим, уже изменен в сторону сокращения – вместо 303,5 млрд. долларов – 294 млрд. (т.е. минус 3,1%), однако теперь уже стало очевидным, что обеспечить даже сокращенную – «реалистичную» – его версию будет невозможно.
Кроме того, продажа нефти дает Ирану основную часть притока иностранной валюты, что, в свою очередь, обеспечивает стране импорт жизненно важных товаров. Надо отметить, что за последние годы правительство Ирана сделало серьезные шаги по импортозамещению. Самый важный из них – строительство новых НПЗ, которые позволят отказаться от завозного бензина. Однако по части других товаров – мяса, зерна, лекарств, технологий – у ИРИ огромная брешь, которую быстро закрыть невозможно. Очевидно одно: в случае низких цен на нефть, ИРИ не только не сможет исполнить бюджет, но и столкнется с очередным валютным кризисом, из которого будет очень трудно выбраться.

Сделка с Россией
2015 год может стать годом «слива» нефтяной сделки с Россией, так как по ее условиям ничего реального сделано не будет. Уже сегодня очевидно, что в условиях падения цен на нефть и сокращения валютных возможностей России иранская сторона не спешит обременять себя обязательствами, которые будут недостаточно хорошо оплачены российской стороной. Единственный фактор, который сможет обеспечить выживание сделки – соглашение о строительстве второго энергоблока Бушерской АЭС, за что иранская сторона может расплатиться поставками сырой нефти. Перспектива для Ирана вполне выгодная, с учетом уже упомянутой вероятности валютного кризиса, который сократит возможности ИРИ по оплате импорта и услуг иностранных кампаний. Пойдет ли на такую сделку Москва – это вопрос, так как в условиях падения цен на нефть даже иранские высококачественные углеводороды – не самый выгодный товар. Однако здесь свою роль может сыграть политический фактор, что придаст сделке реальные очертания.
Обобщив сказанное, можно сделать вывод о том, что в нынешнем году Иран столкнется с целым рядом серьезных проблем, квалифицированное реагирование на которые потребует от него огромных организационных, политических и экономических усилий.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте