Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Иракская стратегия Тегерана

Автор: Пресс-папье

По мере приближения 30 июня, крайнего срока подписания соглашения между Ираном и «шестеркой» по ядерной программе, политика сторон, вовлеченных в иракский и сирийский конфликты, стала более резкой. И Иран тут не является исключением, скорее, наоборот: процессы в Ираке активно используются Тегераном для получения более выгодных позиций на переговорах с Западом, в частности, с США.
Взятие силами «Исламского государства» иракского города Рамади, имеющего стратегическое значение в войне в Ираке и Сирии, стало неожиданностью для Вашингтона, но не для Тегерана. Более того, падение города стало результатом его целенаправленного бездействия. Судя по всему, иранцы решили наглядно продемонстрировать, что без их активного участия в иракских делах остановить в этой стране радикалов ИГ невозможно.
К такому решению Иран и его союзники в Ираке пришли после того, как осознали желание Вашингтона дистанцироваться от Тегерана в иракском вопросе и скоординировать свои действия с арабскими странами Персидского залива, которые выказывают недовольство наметившимся ирано-американским сотрудничеством в войне против «Исламского государства». Известно, что арабов не устраивает возможное усиление в регионе позиций проиранских шиитских сил.
Вот и встреча в Кэмп-Дэвиде 14 мая американского президента с представителями шести стран, входящих в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (Саудовская Аравия, Оман, ОАЭ, Кувейт, Бахрейн, Катар) выявила неготовность Вашингтона пойти на обострение отношений со своими арабскими союзниками из-за налаживающегося диалога с Тегераном.
Саммит в Кэмп-Дэвиде, несмотря на то, что он проходил при закрытых дверях, все же выявил определенные изменения в американской риторике по Ближнему Востоку, в том числе по Ирану и Ираку. После упомянутой выше встречи с заявлением для прессы выступил президент США Барак Обама, из речи которого Тегеран почерпнул для себя два основных тезиса:
1. Обама отметил, что стороны говорили о дестабилизирующей роли Ирана в регионе;
2. По иракскому конфикту было заявлено, что стороны будут всецело поддерживать нынешнее правительство Ирака и его армию в войне против ИГИЛ.
Другая часть выступления Обамы, в котором он говорил о положительных сторонах сделки с Тегераном по ядерному вопросу, у Тегерана особых чувств не вызвала.
Отмеченные же тезисы породили у иранцев обостренную тревогу по следующим причинам. Вся политика Рухани, касающаяся переговоров с Западом вокруг ядерного вопроса опирается на представление этого диалога как механизма достижения двух основных целей: во-первых, снятие санкций и, во-вторых, качественное урегулирование противоречий между Тегераном и Вашингтоном в регионе. Последнее позволило бы ИРИ укрепить свои позиции в Ираке и Сирии, сохранить свои позиции в Ливане и, частично, обезопасить себя от противодействия и провокаций Саудовской Аравии и Катара. Заявление же Обамы о дестабилизирующей роли Ирана, сделанное сразу после встречи с предствителями арабских стран, прозвучало как обещание того, что на «качественное» сближение с Тегераном Вашингтон не пойдет, и свою иранскую политику будет координировать с арабскими странами, чего он, кстати, не делал на протяжении последних, как минимум, 3 лет.
Это, естественно, вызвало негодование Тегерана, который в очередной раз усмотрел в американской позиции зыбкость и «двойную игру». К счастью (или к сожалению) для Ирана, в Тегеране и Куме достаточно крепки позиции сил, которые настаивают на том, что никакая договоренность со Штатами устойчивой быть не может по определению. После встречи в Кэмп-Дэвиде голос этих сил стал звучать отчетливее и убедительнее.
Заявление же Обамы о том, что Вашингтон будет поддерживать правительство Ирака и иракскую армию как основные силы, ведущие борьбу с ИГ, тем более, не могло не вызвать возмущение Тегерана. Ведь за последний почти год иракская армия показала свою полную несостоятельность, а правительство Ирака – невозможность даже частичной координации борьбы против войска «Исламского государства». Понятно, что иракское правительство аль-Абади пользуется поддержкой Тегерана, но как в Иране, так и в Ираке все хорошо понимают, что руководство страны сегодня – техническое, и существует постольку, поскольку обеспечивает минимальную управляемость государства, а своей несостоятельностью устраивает всех – шиитов, курдов и даже радикалов ИГ, пользующихся этой слабостью иракских властей.
В этой связи заявление Обамы, скорее всего, появившееся после нелегких переговоров с арабскими правителями, прозвучало для Ирана довольно неприятно. Ведь ни для кого, в том числе, и для США, не секрет, что ИГ пока еще не взял Багдад только благодаря шиитскому ополчению, деятельность которого курирует легендарный иранский генерал Кассем Солеймани и в котором сражаются сотни отставных офицеров иранского КСИР. В Кэмп-Дэвиде же было фактически заявлено о том, что игиловцы до сих пор не маршируют по Багдаду, благодаря отнюдь не проиранскому ополчению, а иракской армии, которая и будет получать помощь от США, и на которую в Ираке будет опираться Вашингтон.
Как известно, через три дня после встречи в загородной резиденции американских президентов иракский город Рамади с населением около миллиона человек был взят бойцами ИГ... Части иракской армии были разбиты, либо бежали, а их вооружение – современного американского производства – попало в руки исламистов. Однако здесь есть один важный и пока необсуждаемый момент: Рамади стал первым крупным городом и значимым центром, от защиты которого в течение последнего года отказались шиитские ополченцы. Их части, направленные в окрестности этого суннитского города для остановки продвижения ИГ, 15 мая покинули свои позиции, отошли к Багдаду и оставили город и иракскую армию один на один с радикалами ИГ. Как город, так и армия пали перед 2 000 бойцами-исламистами.
Таким образом, падение Рамади вполне можно считать результатом демонстрации Ираном реального положения дел в стране и первым существенным за последний год шагом, носящим явный антиамериканский характер. Тегеран продемонстрировал, что «двойная игра» американцев (в чем, надо сказать, сами иранцы известны как великие мастера) для него недопустима: иранская роль в борьбе с ИГ настолько очевидна, что здесь ИРИ может себе позволить указать США на их место.
Со стратегической точки зрения, отказ от защиты Рамади решает для Тегерана другие важные задачи: показывает неопределившейся умеренной суннитской части населения «кто в доме хозяин» и кто может ее защитить, а также напоминает иракскому правительству о его месте и положении в современном мире, в котором оно существует исключительно благодаря благосклонности Тегерана.
Ярким подтверждением иранской позиции по Рамади является интервью Кассема Солеймани после падения города: «Как такое возможно, чтобы Соединенные Штаты под предлогом оказания помощи народу Ирака присутствовали в данном регионе, однако не предпринимали никаких шагов против погромов всего в нескольких километрах от места дислокации американских сил? ... Иран – это единственная страна, которая борется против «Исламского государства»...
Тем самым, иранский генерал косвенно признает: мы не пришли на помощь, так как рядом были американцы, а теперь смотрите, что бывает, когда мы не приходим на помощь.
Очевидно, что позиция Ирана по Рамади призвана ясно показать США, что «ядерное досье» – не автономная проблема, и что его невозможно закрыть, не изменив весь спектр региональной политики. А вот готов ли Вашингтон признать данный факт, это большой вопрос. Тем более с учетом очевидных обещаний, данных арабским руководителям касательно неизменности американской политики по Ирану в целом.
Сегодня очевидно и то, что Тегеран в своем давлении на американцев может пойти еще дальше, продолжив свою политику убеждения. В интервью иранскому агентству «Тасним» глава МВД Ирана Рамани Фазлин заявил: когда ИГ приблизится к иранской границе на 40 км, «мы вмешаемся и предпримем конкретные шаги». Эти слова иранского министра – не только давление на США, но и официальное заявление о готовности Ирана ввести войска в Ирак. А это уже качественное изменение всей региональной расстановки сил, которое американцы себе позволить не могут и, по мнению иранцев, это должно стать поводом для отхода от обещаний, данных Обамой своим арабским союзникам в Кэмп-Дэвиде.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте