Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Негативный исход рижского саммита для Грузии был предопределен, но верили в него немногие

Автор: Пресс-папье

За всю свою историю Грузия испытывала столько разочарований, что скептические нотки в любом анализе перспективы развития событий стали так привычны, что уже не вызывают раздражения даже у самых отчаянных местных оптимистов. Так было и в дни, когда стали известны итоги рижского саммита. Они, как известно, для всего грузинского истеблишмента оказались настолько скудными на позитивные моменты, что готовые позлорадствовать ярые противники евроинтеграции предпочли снизить торжествующий тон, чтобы не вызвать чрезмерного раздражения и без того шокированных сограждан. Большинство населения Грузии не допускало даже толику сомнений в том, что «уж на этот раз» форум «Восточного партнерства» станет поворотным пунктом в развитии многосторонних отношений с Европой.
Многие в эти дни вспомнили даже исторические факты, когда, в частности, царь Ираклий II направил во Францию своего ближайшего родственника и видного религиозного деятеля Сулхан-Саба Орбелиани, надеясь найти понимание трагической ситуации вокруг возглавляемого им государства. Тогда, несмотря на теплый прием, король Франции не счел возможным оказать помощь бедствовавшей христианской стране. Кстати, с той попытки вырваться из порочного круга губительных внешних обстоятельств началась череда горьких разочарований, которые и привели грузин ко двору российского императора с просьбой оказать посильную помощь единоверному народу. Как известно, эта просьба была услышана, правда, установившиеся между двумя странами отношения впоследствии трансформировались в манифест императора Александра I об упразднении Грузинского царства...
И вот теперь, спустя более 200 лет, Грузия снова оказалась в приемной Европы с той же просьбой – оградить ее от слишком мощных соседей, которые не оставляют попыток поглотить ее. И на этот раз европейские партнеры в полной мере проявили свойственную им благожелательность и политес, но на практике дело дальше слов опять не пошло.
Из выступления на саммите канцлера Германии Ангелы Меркель: «Ведь в эту открытую дверь вы сначала должны заглянуть? Если так прямо ворветесь, это, во-первых некультурно, а, во-вторых, вдруг что-то вам не понравится?.. Потом вам будет неудобно выходить, и получится, что вынужденно вы находитесь там, где не желаете. Поэтому, давайте, сначала хорошо осмотритесь, а затем входите».
«Услышав такие рассуждения, - писала впоследствии грузинская газета «Сакартвело да мсоплио», - наш специальный корреспондент стал сильно подозревать, что эти слова канцлера скрывали какую-то конкретную информацию. Он, действительно, постарался и выяснил, что Ангела Меркель незаметно для посторонних глаз изучила Тбилиси, где и увидела сеть ресторанов под названием «Шемоихеде, генацвале!» («Загляни, дорогой!»). Оказывается, именно отсюда родилась ее идея о том, что грузины сначала должны заглянуть в открытую дверь Европы. Поэтому очень скоро Евросоюз приступит к реализации новейшей программы для Грузии под названием «Шемоихеде, генацвале!» Это будет предварительный этап визовой либерализации, который ставит целью дать грузинам как следует «заглянуть в Европу»».
Вообще, проблемы, связанные с перспективой европеизации Грузии, в стране обсуждались с особой тщательностью, с высказыванием, разумеется, диаметрально противоположных мнений на эту тему. Понятно, что пророссийская часть общества с самого начала была категорически против заигрывания с Евросоюзом, отдавала и отдает предпочтение вступлению в Евразийский союз. Впервые публично об этом заявил известный предприниматель и политик Гоги Топадзе. Он подверг острой критике ЕС и предсказал, что ничего хорошего с этой затеей не выйдет, поскольку европейцы всегда подводили своих партнеров. Кстати, он также утверждал, что Украина напрасно доверилась Западу и обязательно останется один на один с Россией, а та не упустит случая, чтобы отомстить ей за неверность.
Несмотря на наличие в стране весьма серьезного евразийского лобби, выступление Г. Топадзе было встречено весьма холодно, его подвергли резкой критике и после этого политик уже не появлялся ни на телеэкранах, ни на полосах печатных периодических изданий.
Как уже было отмечено, обсуждение этой животрепещущей темы носило очень интенсивный характер вплоть до открытия рижского саммита. Разумеется, преобладали оптимистические анализы, кое-где мелькали и более трезвые высказывания, но такого развития событий, свидетелями которого мы все стали в ходе саммита, конечно, никто и не ожидал. Справедливости ради, следует сказать, что отдельные, как политики, так и эксперты все же давали весьма сдержанные прогнозы. Например, задолго до саммита бывший спикер первого парламента независимой Грузии, председатель Союза традиционалистов Акакий Асатиани заявил, что процесс евроинтеграции остановлен и неизвестно, когда он возобновится.
В целом, за последние два года образ Евросоюза и, вообще, Запада в Грузии, как говорится, сильно поблек. В стране все чаще можно услышать рассуждения относительно несостоятельности всяких заверений со стороны Европы. Оппоненты западной ориентации уже без затруднений находят аргументы против «сытых» европейцев, дела которых сильно расходятся с дежурными вежливыми призывами. Людям все труднее понять, почему Украина, находящаяся в жесткой конфронтации с Россией, практически не получает более широкой поддержки со стороны европейских благодетелей. Следует также сказать, что в своем выступлении в Тбилиси после саммита, премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили заявил о том, что в Риге Грузия получила максимум возможного. По его словам, теперь необходимо завершить технические процедуры и дожидаться, чтобы граждане Грузии смогли перемещаться по территории Евросоюза без виз.
«Ожидания, возможно, могли бы быть и выше, но надо быть реалистами. Наше правительство сделало максимум. Этот процесс должен был начаться в 2010 году, при предыдущей власти. Молдова именно поэтому получила безвизовый режим. А Грузия начала работать над этим вопросом лишь два года назад, когда к власти пришла «Грузинская мечта», - заявил премьер-министр.
Но вот мнения других известных в Грузии людей, которым было предложено ответить на вопрос: «Как Вы считаете, получила ли Грузия максимум от рижского саммита?»
Серго Вардосанидзе, историк: «Разговор о том, что мы сейчас могли получить пакет (визовой) либерализации, я не считаю правильным. Поверив в это, мы обманули бы самих себя. А достигнут ли максимум, я сказать не могу. Хотя на нынешнем этапе считаю, что визовую либерализацию мы получить не могли, поскольку в стране такая ситуация, что эта либерализация вызвала бы массовый отток населения.
Конечно, данную программу надо реализовать, но это не должно вызвать сокращения численности населения страны. Экономическая ситуация в стране должна быть чуть лучше. В этом случае, я приветствую данный процесс».
Игорь Квеселава, политолог: «Мы не являемся объектом интереса европейских государств. Чувствуется некоторое политическое охлаждение отношения к Грузии со стороны Запада. Исходя из этого, я предполагал, что пока Грузия не сможет добиться безвизового режима.
Что касается достижения максимума, у Гарибашвили больше информации, видимо, он и знает больше, поскольку в политике бывают моменты, которые обществу неизвестны. Я согласен с ним – в нынешней ситуации Грузии большего никто бы не дал.
Мы должны понять, что представляем собой страну, у которой бесчисленное множество проблем. Еще не урегулирована проблема Абхазии и Осетии, поэтому от взаимоотношений с такой проблемной страной все воздерживаются».
Эдишер Гвенетадзе, доктор исторических наук: «Исходя из существующей ситуации, я согласен с Гарибашвили. Когда и как будет введена визовая либерализация, это вопрос будущего. Перспектива безвизового режима с Евросоюзом и вступление в Евросоюз зависят от процесса нового перераспределения мира.
Что касается визовой либерализации, это, наверное, вопрос будущего года. Исходя из этого, в будущем году европейские политики выдумают что-то новое, чтобы еще больше растянуть этот процесс. Одним словом, такая динамика данного вопроса естественна для постсоветских стран».
Резо Мишвеладзе, писатель: «Ожидания от рижского саммита были, действительно, большим. Как правительство, так и оппозиция почти в один голос говорили о том, что, по словам Меркель, мы обязательно получим визовую либерализацию. А когда канцлер Германии заявила о том, что до безвизового режима с Европой нам предстоит пройти большой путь, ее слова все сочли шуткой. У всех было такое выражение лица, будто судьба безвизового режима уже решена. Сколько еще раз нас должны обмануть, чтобы мы поняли, что Запад не считает нас страной? Кстати, в Риге наш премьер-министр и преступник Саакашвили проживали в одной гостинице...»

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте