Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Европейские газовые игры: гол в свои ворота

Автор: Пресс-папье

Саммит «Восточного партнерства», проходивший с 21 по 22 мая в Риге, ознаменовался принятием итоговой декларации, в которой участники выразили свою поддержку проекту строительства «Южного газового коридора». Данный проект предполагает создание системы из существующих и строящихся газопроводов, которые должны связать ЕС с Каспийским регионом в обход России. В качестве ее конститутивных элементов используются Трансанатолийский газопровод (TANAP), проходящий по территории Азербайджана, Турции и Грузии, и Трансадриатический газопровод (TAP), проходящий через Грецию до Италии. В качестве основного источника газа для заполнения этих трубопроводов рассматривается азербайджанское месторождение «Шахдениз-2». Подключение к «Южному газовому коридору» Транскаспийского газопровода даст возможность транспортировки в Европу еще и туркменского газа.
Делая ставку на данное обстоятельство, Азербайджан стремится закрепить в отношениях с ЕС «уровень стратегического партнерства». Руководитель азербайджанского МИД Эльмар Мамедъяров уже обозначил сроки подачи газа в Европу – первый газ по ТANAP поступит в Турцию в 2018 году, а в Италию – в 2019 году. Иными словами, учитывая текущее положение дел, выход российского «Турецкого потока» на газовый рынок Турции опережает TANAP только на год.
Обращает на себя внимание время принятия решения о «Южном газовом коридоре». Еще в апреле глава ОАО «Газпром» Алексей Миллер выступил с заявлением о том, что с истечением срока контракта с Украиной в 2019 году, транзит газа через данное государство будет закрыт. Затем последовало заявление председателя комитета Государственной Думы РФ по энергетике Ивана Грачева, в котором отмечалось, что решение о прекращении украинского транзита не носит окончательного характера, ситуация может измениться, если «не будут мешать киевские и западные политики». После этого последовала реакция американского министра энергетики Эрнеста Мониса с призывом «подготовки ответа Москве на ее угрозу», учитывая то обстоятельство, что от вопроса отказа от транзита через Украину или его сохранения зависит политическая обстановка в этой стране. В данном контексте, «ответом Москве на угрозу» можно считать именно решение рижского саммита «Восточного партнерства», которое обозначило «Южный газовый коридор» в качестве главного энергетического проекта ЕС.
Несмотря на то, что многие эксперты и политики заявляют о том, что «Турецкий поток» и TANAP не являются конкурентами, очевидно, что решение об ориентации ЕС на строительство «Южного газового коридора» принималось в условиях возникновения трудностей и неясных перспектив «Турецкого потока». По сути, форсирование Россией процесса реализации этого проекта не состоялось. Если ранее отмечалось, что межправительственное соглашение между РФ и Турцией по нему будет подписано до конца июля 2015 года, а запуск первой нитки трубопровода «Газпромом» намечен уже на декабрь 2016 года, в настоящее время не секрет, что официального разрешения от Анкары на строительство «Турецкого потока» пока нет. Более того, заявление Алексея Миллера о начале работы на морском участке газопровода вызвало недоумение многих экспертов и политиков. В частности, посол Турции в РФ Умит Ярдым заявил о ряде нерешенных вопросов в этом проекте, без разрешения которых не может быть и речи о начале каких-либо работ. По его мнению, необходимо определить конечного потребителя российского газа, изучить влияние «Турецкого потока» на окружающую среду и, наконец, получить разрешение на прокладку трубы по дну Черного моря. Поскольку нет межправительственного соглашения, где будут учтены все юридические аспекты, складывается впечатление о туманных перспективах «Турецкого потока». К тому же, в апреле не увенчалось успехом подписание меморандума о строительстве греческого участка газопровода «Турецкий поток» между руководством ОАО «Газпром» и правительством Греции, а руководство Македонии и Сербии заявили о своей готовности согласовывать свои решения о транспортировке и покупке газа с ЕС. Последние обстоятельства дали основания главе Азербайджана Ильхаму Алиеву утверждать о «своевременном или даже досрочном расширении Южно-Кавказского трубопровода и строительстве TANAP».
Однако, как говорится, «рано радуешься, Иван-царевич». Не все так просто. В многоходовой комбинации «газовой игры» возникли серьезные политические трудности, которые можно считать громом среди ясного неба для ЕС. Появились принципиальные проблемы в реализации проекта TAP. Дело в том, что после прихода к власти социалистов, Греция потребовала увеличения транзитной платы за азербайджанский газ, в результате чего, консорциум «Шахдениз» объявил о запуске ТАР лишь к концу 2020 года. В то же время, в Италии против газопровода ТАР разворачивается экологическая кампания: несмотря на то, что итальянские власти объявили о начале строительства, муниципальные власти области Апулия, региона, где газопровод выходит из Адриатики на итальянский берег, планируют обжаловать данное решение в судебном порядке. Таким образом, судя по всему, замысел азербайджанских властей, который предполагает отказ от открытой конфронтации с Москвой и проведение «газовой игры» против нее руками США и ЕС, ориентирующихся на вытеснение РФ из энергетического рынка ЕС, мягко говоря, может провалиться.
В складывающейся ситуации можно проследить, что каждый участник «газовой игры» пытается маневрировать для получения крупных дивидендов, как экономического, так и политического характера. Пользуясь политическим вакуумом в отношениях между ЕС и Ираном, Баку активно пытается закрепиться на европейском газовом рынке через реализацию «Южного газового коридора», с перспективой получения политических дивидендов в Карабахском урегулировании. Турция продолжает жить мечтой о превращении крупнейшего энергетического хаба на Ближнем Востоке и в ближайшей перспективе вряд ли откажется, как от реализации TANAP, так и «Турецкого потока».
«Азербайджанскую карту» разыгрывает и Греция, стремясь достигнуть компромисса с европейскими кредиторами. Одновременно греческое правительство делает ставку на политику маневрирования между Москвой и Брюсселем. Так, Алексис Ципрас, премьер-министр Греции сообщил о своем согласии на рассмотрение приглашения стать шестым членом банка БРИКС и выразил готовность к обсуждению с «Газпромом» вариантов участия последнего в создании газотранспортной инфраструктуры на территории Греции для транспортировки российского газа. Таким образом, уже можно говорить о туманных перспективах «Южного газового коридора».
«Газовая» партия еще продолжается. По сути, для реализации «Южного газового коридора» и сохранения статуса-кво с украинским транзитом ЕС стоит решить ряд важных вопросов в нескольких направлениях. Прежде всего, необходимо изменить политику Киева до приемлемого Россией уровня, оценить геополитические последствия превращения Турции в крупнейший энергетический хаб на Ближнем Востоке, создать газотранспортную инфраструктуру на территории Азербайджана, Грузии, Турции, нейтрализовать возможные риски, связанные с неурегулированным характером конфликтов на Южном Кавказе, а также не допустить переноса дестабилизации из соседнего Ближневосточного региона. К имеющемуся комплексу проблем можно добавить и трудности с Грецией, без разрешения которых невозможно говорить о строительстве TAP как части «Южного газового коридора».
На деле же, ЕС по всем направлениям действует с точностью до наоборот либо сидит, сложа руки, с видом наблюдателя. Тем временем, в непосредственной близости от границ Южного Кавказа (350-500 км) набирает силу радикальная группировка «Исламское государство», и существует вероятность переноса нестабильности на Турцию, которая является ключевым государством в деле реализации «Турецкого потока» и TANAP. Более того, ни Вашингтон, ни Брюссель не желают проводить наземную операцию против «Исламского государства», даже для защиты региональной трубопроводной инфраструктуры. В этой связи, можно констатировать, что действия ЕС в данном направление отличаются высокой степенью алогичности. Ведь Брюссель любыми способами пытается освободиться от российской газовой зависимости, не принимая во внимание сложившиеся реалии. Игнорирование нынешней ситуацией может иметь серьезные последствия не только для геополитической значимости ЕС в регионе, но и для всей энергетической стратегии объединения, реализация которой может просто провалиться.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте