Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

На пороге трансформации Ближнего Востока

Автор: Пресс-папье

Подписание 15 июля долгожданного соглашения между Ираном и «шестеркой» стало, без преувеличения, историческим событием, которое ознаменует не только фактическое закрытие иранского ядерного досье, но и начало серьезных трансформационных процессов на Ближнем Востоке. На первый взгляд, для Ирана открывается возможность превращения в регионального гегемона, однако в реальном измерении, кризисных ситуаций в регионе может стать намного больше.

Что получил Иран
Выигрыш Ирана от соглашения нельзя недооценить так же, как и сам процесс переговоров. Тегеран достаточно умело смог сформулировать задачи, стоящие перед ним, и шаг за шагом их решать. Таких пунктов было несколько: 1) сохранение за Ираном права на обогащение урана, пусть даже на ограниченном уровне и в ограниченном количестве, 2) отказ от закрытия уже существующих ядерных мощностей, 3) снятие многолетних санкций.
Подписанное соглашение не лишило Иран права обогащать уран, а только ограничило на ближайшие 15 лет уровень обогащения до 3,67% и количество обогащенного урана – менее 300 кг. После 15 лет все эти ограничения будут сняты. Более того, даже по очень спорному объекту в Фордо – исследовательскому ядерному центру, работающему на тяжелой воде – Тегеран добился не закрытия предприятия, а его перестройки в работающее на низкообогащенном уране, а другие его мощности будут трансформированы в исследовательский и образовательный центр.
Но что самое главное для Тегерана, это то, что разработан механизм снятия санкций, который во временном отношении не привязан к политической ситуации в США. Речь идет о том, что ИРИ добилась разделения санкционного пакета на 3 части – санкции со стороны СБ ООН, санкции со стороны ЕС и санкции со стороны США. Процесс «обнуления» каждого пакета будет проистекать в автономном режиме, и даже отказ от снятия санкций со стороны Вашингтона не сможет помешать ликвидации ограничений, принятых со стороны СБ ООН и ЕС. Последний – самый важный партнер Ирана, так как и экономически, и финансово Тегеран завязан на Европу больше, чем на любую другую сторону.
Что касается временного преимущества, то Тегеран тут тоже взял свое. Процесс рассмотрения соглашения в США придется на период президентства Барака Обамы, который и был инициатором частичной нормализации отношений с ИРИ. На период президентства Обамы может прийтись также и отказ Конгресса утвердить соглашение, что даст действующему президенту США шанс наложить вето на решение американских законодателей об отказе. А его Конгресс в своем нынешнем составе преодолеть не сможет. Это означает, что, даже если вместо Обамы президентом станет республиканец - критик соглашения, ему уже будет не под силу отменить достигнутые соглашения.
Тем самым, можно сказать, что Тегеран «выжал» из переговоров по максимуму, если не сказать больше.

Что получили США
Оценить выигрыш Вашингтона от достижения рассматриваемого соглашения сложнее, так как этот вопрос тесно связан с национальными интересами США на Ближнем Востоке, которые трудно сформулировать не только экспертам, но и самим представителям американской администрации. Очевидно, что Америка стремится локализовать ИГ в Ираке, и в этом деле его главным, правда, косвенным партнером выступает именно Тегеран. Однако вовлечение Тегерана уже в сирийские дела Штатами не приветствуется, несмотря на то, что и там ИРИ основную борьбу ведет именно против «Исламского государства».
Вместе с тем, большим плюсом этого соглашения можно считать то, что Вашингтон лишил себя обязательства вторгаться в Иран или наносить воздушные удары по иранским ядерным объектам. Тут слово «обязательство» является ключевым, так как позиция действующего израильского руководства вела ситуацию именно к этому решению. Ведь если израильские самолеты без согласования с Вашингтоном ударят по иранским объектам, американские ВВС будут вынуждены подавлять военные и ракетные объекты с тем, чтобы иранцы не смогли ответить Израилю, перед которым у Вашингтона есть обязательства по защите.
О том, что такая «вынужденная» война возможна, заявляли давно, однако на высшем уровне о ее неизбежности заговорил в своих мемуарах Роберт Гейтс, бывший глава Пентагона при Джордже Буше-младшем и Бараке Обаме. Иранскую угрозу он описывает в контексте не только Ирана, но и Израиля – после несогласованных ударов которого, Вашингтону пришлось бы «зачищать хвосты».
Надо понимать, что такого рода перспектива катастрофична для сегодняшнего положения Вашингтона на Ближнем Востоке, где популярность США и так находится на довольно низком уровне, а позиции их критиков – наоборот. Именно избежание данной перспективы надо посчитать главным достижением Вашингтона.

О том, что дальше или какие проблемы создало соглашение
Несмотря на то, что Иран и США получили облегчение режима своего пребывания на Ближнем Востоке, обе страны после подписания соглашения могут оказаться перед лицом совершенно новых угроз, к преодолению которых они будут вынуждены приложить массу усилий, и это без гарантий успеха.
Главное, что объединяет обе стороны, это то, что данным соглашением они не отрегулировали свои позиции по ситуации на самом Ближнем Востоке. Сирия и Ирак остались за рамками договоренностей, что естественно – привнесение в переговоры сегмента, не имеющего прямого отношения к ядерной программе Ирана, могло бы их провалить и придать им бесперспективный характер. Значительная часть иранской и американской элиты увидели бы в них большее, чем они могли бы позволить своим переговорщикам.
Правда, среди западных экспертов немало тех, кто считает, что сотрудничество по вопросам безопасности совершенно естественным путем проявится сразу после достижения соглашения по ядерной программе. Только этого не произойдет по ряду причин, главной из которых является то, что у правительства Хасана Рухани нет мандата на налаживание сотрудничества с США вне рамок «ядерного» вопроса. Иранская консервативная элита, контролирующая практически все институты власти и силовые структуры, видела и видит рациональное зерно в закрытии «ядерного досье», чего нельзя сказать о сотрудничестве с Вашингтоном по вопросам безопасности на Ближнем Востоке. Тем самым, даже при огромном желании, ни МИД Ирана, ни Хасан Рухани лично не смогут сами привнести в отношения с американцами что-то другое.
Практически то же самое можно сказать и про администрацию Обамы, которая изначально представила переговоры с Ираном исключительно направленными на разрешение ядерного вопроса. Мандата на большее уходящее правительство Обамы не получит не только от оппонирующей Республиканской, но и от своей правящей Демократической партии.
Открытым остается вопрос: что дальше? Дальше, судя по умеренно критическому заявлению Саудовской Аравии и ярко критическому заявлению Израиля, практически все страны Ближнего Востока вступят в открытый региональный сабботаж «легализации» нового положения Ирана. Процесс этот, в первую очередь, выльется в активную поддержку антиправительственных сил в Сирии и антишиитских – в Ираке. В последнем таковые представлены исключительно ИГ, поддержка которого со стороны Саудовской Аравии и Катара, а, возможно, и со стороны других арабских стран, станет гарантом «непревращения» Ирана в единоличного хозяина Ирака. Тегеран после снятия санкций и еще большей активизации своих противников, естественно, вступит в более ожесточенное противостояние в Сирии и Ираке, что сделает ситуацию в этих странах более критической. Появившиеся сведения о готовности ИГ вторгнуться в Ливан могут включить и эту страну в географию глобальной региональной войны на Ближнем Востоке.
Очевидно, что это та ноша, поднятие которой будет очень трудным для Ирана, и надо отметить, что у Тегерана никаких четких планов, кроме «больше ресурсов, больше солдат» по новым угрозам пока нет.
Не менее трудно дела после подписания соглашения с Ираном обстоят Вашингтона. США пошли на подписание документа со страной, которую считают своим противником все американские союзники в регионе – Израиль и государства-члены Организации сотрудничества в Персидском заливе (объединения, созданного самими Соединенными Штатами). И здесь надо отчетливо понимать, что соглашение может стать началом конца этой структуры.
В заключение можно констатировать, что соглашение по иранской ядерной программе, хоть и разрешило один кризис, может создать многие другие, что ввергнет Ближний Восток в еще больший хаос и разруху.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте