Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Не выпустить бы из бутылки джинна

Автор: Пресс-папье

Заверения высокопоставленных лиц из НАТО о том, что та или иная инициатива альянса не направлена против интересов России уже давно не рассматриваются специалистами серьезно. Именно к таким заявлениям, безусловно, относятся высказывания специального представителя Североатлантического альянса на Южном Кавказе Джеймса Аппатурая, а теперь и генсека НАТО Йенса Столтенберга, сделанные в ходе его визита в Грузию. Высокие чины Североатлантического альянса говорят о том, что открытие совместного учебно-тренировочного центра близ Тбилиси не направлено против кого-либо, а являются лишь «практическим шагом к повышению совместимости с НАТО» с последующим вступлением Грузии в эту организацию.
Москва неоднократно высказывала недовольство по этому поводу, не без оснований оценивая открытие тренировочного лагеря в Грузии как продолжение провокационной политики НАТО, направленной на расширение атлантического влияния в регионе. Подобная политика повышает градус напряженности на Южном Кавказе и является дестабилизирующим фактором для региональной безопасности.
Тем не менее, представители альянса подчеркивают, что «никакая третья сторона не сможет повлиять на то, откроет НАТО центр в стране-партнере или нет». Стоит вспомнить, что в свое время «никакая третья сторона» не имела права выступать против финансирования Вашингтоном режима Саакашвили. В результате данной авантюры на Южном Кавказе появились два независимых субъекта – Абхазия и Южной Осетия. На фоне усиления напряженности между РФ и США Грузии стоит задуматься о перспективах своего развития. Ведь на одни и те же грабли обычно не наступают...
Итак, рассмотрим, что в действительности кроется за открытием натовского учебного в Грузии. Очевидно, что грузинское руководство рассматривает проблемы своей национальной безопасности с точки зрения противостояния Запад-РФ. Неслучайно, министр иностранных дел Грузии Тамар Беручашвили заявила, что визит Йенса Столтенберга в Тбилиси представляет собой иллюстрацию поддержки и внимательного отношения Североатлантического альянса к ее стране. Кроме того, НАТО пытается показать, что не оставляет Грузию один на один с Россией.
По мнению грузинской стороны, приближение Тбилиси к НАТО может означать превращение российско-грузинской темы в проблему альянса. Однако необходимо отметить, что еще 4-5 сентября 2014 года на уэльском саммите НАТО. Грузия присоединилась к пакету «усиленного сотрудничества» вместо обещанного «партнерства номер 1». Последнее обстоятельство означало бы выгодное положение без фактического членства в организации. Очевидно, что альянс пока не видит Грузию в составе НАТО. На этих планах был поставлен крест еще во времена Саакашвили, когда последний решился на военную операцию в Цхинвали. Известно, что принятие в состав организации страны с нерешенными территориальными проблемами невозможно, во всяком случае, формально.
В то же время наблюдается тенденция превращения Грузии в «буферную зону» между РФ и НАТО. Более того, данное государство можно рассматривать, как бы грубо это не звучало, в качестве поставщика «пушечного мяса» для миротворческой миссии альянса в Афганистане. Статистика говорит, что на сегодняшнтй день там погибло 30 грузинских солдат, и это серьезный показатель для маленькой Грузии. До сокращения военного контингента НАТО в Афганистане Грузия имела самый большой контингент среди стран, не входящих в альянс. Грузинских военных там насчитывалось 1 675 человек. В настоящее время в Афганистане дислоцировано около 850 грузинских военнослужащих, что тоже немало.
В нынешней ситуации можно заметить и нюансы, которые носят глубинный характер. Речь идет о самоопределении Грузии в современном мире. В свое время особая роль страны заключалась в обеспечении коммуникативной связи. Через грузинскую территорию проходят трубопроводы Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД) и Баку-Тбилиси-Эрзурум, ориентированные на экспорт каспийских энергоносителей в европейские страны и Турцию, а также железная дорога Карс-Ахалкалаки-Тбилиси-Баку (КАТБ). Эти проекты стали основой геополитической оси Анкара-Тбилиси-Баку. Стоит отметить, что Грузия выступает за сохранение статуса-кво в регионе Южного Кавказа, в том числе, за консервацию Карабахского конфликта, поскольку, в противном случае, снижается геополитическое значение грузинского государства.
Однако сейчас ситуация резко изменилась. Происходит стратегическая трансформация в Ближневосточном регионе, которая не может не отразиться на ситуации в граничащем с ним регионе Южного Кавказа. Курдский фактор уже давно превратился в аргумент, способный оказать влияние на дальнейшие региональные события. Был подорван трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан на приграничном с Грузией юго-востоке Турции, хотя и принято считать, что БТД имеет «одну из самых профессиональных служб безопасности в мире». Если обратиться к оценкам экспертов, подобные акции будут носить систематический характер, в связи с чем, ставится под сомнение возможность реализации проходящего через Грузию, Турцию, Грецию и Албанию на юг Италии проекта «Южный газовый коридор».
По сути, грузинская идея фикс в виде интеграции в натовские структуры привлекает к ней внимание сил, ориентированных на агрессивный политизированный ислам и наблюдающих за пограничным христианским миром Южного Кавказа. С этой точки зрения, можно предположить, что грузинское руководство ориентируется на ситуацию, в которой она в одиночку не будет в состоянии противостоять этим силам, и создание на ее территории учебно-тренировочного центра представляет собой гарантию безопасности страны в условиях нависшей угрозы. Главное, чтобы столь важное для безопасности Грузии решение не выбило пробку из бутылки с сидящим в ней джинном исламского экстремизма.
Если говорить объективно, то угроза политического ислама для Грузии – проблема не надуманная. К тому же, это явление может быть экспортировано в Грузию, например, из соседних Турции и Азербайджана, где, по мнению специалистов, подпольно развивается ваххабизм и салафизм. При таком сценарии существует большой риск настоящей региональной катастрофы, и НАТО вряд ли сможет прийти на помощь. Тем временем, Грузия окончательно лишает себя возможности ведения полноценного дипломатического диалога с Россией. А не осознавать, что ключ от решения проблемы территориальной целостности страны находится именно в ее руках, невозможно.
Кроме того, натовская политика Тбилиси не обсуждалась, а тем более, не согласовывалась с другими государствами региона. Все процессы рассматриваются лишь в формате НАТО-Грузия-Россия. Между тем, возобновление геополитического противостояния в Южнокавказском регионе также содержит серьезную угрозу и для других кавказских стран. В частности, еще свежи в памяти события 2008 года, когда в результате грузино-осетинской войны в энергетической и продовольственной блокаде оказалась соседняя с ней Армения.
Приведенные аргументы свидетельствуют о том, что создание упомянутого тренировочного лагеря угрожает всему региону, но прежде всего, самому большому риску подвергается сама Грузия, которая не только ухудшила отношения с Абхазией, Южной Осетией и Россией, но и поставила под вопрос грузино-иранские связи. Вряд ли Ирану понравится нахождение вблизи его границ натовского учебного центра.
Очевидно, грузинскому руководству перед тем как принимать окончательное решение о размещении у себя крупного объекта, связанного с НАТО, просто необходимо было своими силами изучить этот вопрос от А до Я, просчитать все возможные последствия, а не «вестись» на заверения и обещания военно-политических партнеров. В противном случае, страна может встать перед серьезными вызовами, которые потребуют значительных ресурсов для их преодоления, а их-то как раз у страны нет, и в ближайшее время не предвидится.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте