Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Двуединая задача

Автор: Пресс-папье

В первой декаде сентября активизировались процессы, связанные с Нагорно-Карабахским конфликтом. В частности, резко обострилась ситуация на карабахско-азербайджанской линии соприкосновения и на армяно-азербайджанской границе. В то же время Россия прилагает конкретные посреднические усилия по урегулированию самого застарелого противостояния на территории бывшего СССР.
Очевидно, что длящаяся долгие годы неопределённость в переговорном процессе очень нервирует официальный Баку. Вооружённые силы Азербайджана уже не удовлетворяются стрельбой из лёгкого стрелкового оружия. В последнее время они уже применяют артиллерийские установки и миномёты калибра 120 и более мм. По данным министерства обороны Армении, Азербайджан подверг обстрелу около 20 приграничных деревень. Участились также рейды азербайджанского спецназа в тыл армянских войск. К тому же, в последнее время усилилась милитаристская риторика официального Баку. Таким образом, речь уже идёт о вероятности возобновления широкомасштабных боевых действиях. Причём, не только между Азербайджаном и Нагорным Карабахом, но и на армяно-азербайджанской границе.
В подобной ситуации Москва предпринимает шаги для восстановления относительной стабильности в Закавказье. Ведь речь идёт, с одной стороны, о стратегическом союзнике – Армении, а, с другой стороны, о близком и разноплановом партнере – Азербайджане, с которым у России в последние сложились тесные отношения.
Москву, безусловно, также тревожит и обстановка в регионах, прилегающих к Закавказью, в частности, в Сирии, Ираке и на юго-востоке Турции. Уже не говоря о том, что наблюдается возрастание угрозы распространения влияния организации «Исламское государство» на Северном Кавказе. Ещё одна война в этом регионе не только серьёзно ослабит геополитические позиции РФ, но и приведёт к дестабилизации обстановки на её южных границах.
В то же время Кремль пока не стремится стать единоличным арбитром в урегулировании нагорно-карабахской проблемы. Этим конфликтом более 20 лет занимается Минская группа ОБСЕ, сопредседателями которой являются Россия, США и Франция. Не секрет, что в отношениях между Москвой и её западными партнёрами сегодня присутствует острая конфронтация. Однако что касается Нагорного Карабаха, как у России, так и Соединённых Штатов, нет желания, во всяком случае, сейчас, идти на жесткое противостояние. Очевидно, у них есть понимание того, к каким последствиям приведёт новая крупномасштабная война в стратегически важном регионе.
Между тем все стороны конфликта понимают, что основным ко-спонсором Карабахского урегулирования является именно Россия. Поэтому и на этот раз, когда в зоне конфликта произошло обострение, Кремль активизировал свою «челночную» дипломатию. 1 сентября в Баку побывал министр иностранных дел Сергей Лавров, а буквально через несколько дней в Москве провел рабочую встречу с Владимиром Путиным президент Армении Серж Саргсян.
Более чем очевидно, что основная тема обсуждений в российско-азербайджанских и российско-армянских переговорах – это Нагорный Карабах. Не исключено, что речь идёт о конкретных предложениях Москвы. Во всяком случае, ещё в мае, во время своей встречи с азербайджанским коллегой Эльмаром Мамедъяровым Сергей Лавров заявил: «Есть реальная база для достижения договорённостей. С этим все согласны. Сейчас нужно, чтобы это понимание было переведено на язык конкретных формулировок».
И хотя в Армении, Азербайджане и в Нагорно-Карабахской Республике не совсем представляют себе, что имеет в виду российский министр, когда говорит о «реальной базе для достижения договорённостей», некоторые СМИ конфликтующих сторон, а также России, заявляют о некоем российском плане урегулирования. Он якобы состоит в следующем. В обмен на согласие Азербайджана стать членом Евразийского экономического союза начинается реальный процесс урегулирования карабахской проблемы. В частности, армянские стороны (Ереван и Степанакерт) идут на определённые уступки, связанные с определенными территориями, занятыми армянской стороной в ходе войны 1991-94 гг. Официальные источники не подтверждают существование подобного сценария. Однако можно предположить, что в процессе вовлечения Баку в интеграционные процессы на Евразийском пространств (если это на самом деле произойдёт), Москва должна учитывать то, что соседние государства не смогут интегрироваться в экономический союз, имея между собой серьёзный нерешённый конфликт. Другой вопрос, согласятся ли Армения и НКР на подобное развитие событий. Ереван и Степанакерт не раз заявляли, что основным в урегулировании конфликта является определение окончательного правового статуса Нагорного Карабаха. Все другие вопросы – производные от этого.
Между тем есть обстоятельства, которые если и зависят от России, то далеко не полностью. Например, если Баку ощутит (или хотя бы получит устные гарантии), что в случае усиления силового давления на Нагорный Карабах и Армению, Москва ему «даст время», прежде чем придет на помощь своему союзнику, то, скорее всего, у Азербайджана сложится впечатление, что он при такой «форе» сможет одержать военную победу. Но отнюдь не факт, что в случае серьезных военных действий успех будет на его стороне. Блицкриг может и сорваться, а это уж точно породит тяжелые последствия и для азербайджанской армии и, особенно, для бакинского режима. Не исключено, что России действительно придется вмешиваться, но не для того, чтобы «спасти армян», а, наоборот, чтобы остановить наступающие армянские войска.
Думается, и в Москве, и в Баку такого сценария не исключают. Поэтому для Еревана и Степанакерта сегодня важно попытаться через РФ дать понять Азербайджану, что Армения и НКР не пойдут ни на какие переговоры, продиктованные им силой. Так что перед Россией стоит двуединая задача – привлечь Азербайджан в Евразийский экономический союз, обещая решить проблему возвращения хотя бы части его занятых территорий, и гарантировать Армении неизменность нынешнего статуса НКР и её полноценное участие в ЕАЭС, возможно, даже в некоем официальном статусе.
В любом случае, очевидно, что Москва сегодня пытается сделать конкретные шаги для решения следующих геополитических задач в Закавказье. Во-первых, предотвратить новую войну в Нагорном Карабахе. Во-вторых, вовлечь Азербайджан в ЕАЭС. В-третьих, попытаться стать основным геополитическим игроком в урегулировании карабахской проблемы. И, в-четвёртых, добиться максимальной безопасности для Закавказья в контексте происходящих драматических событий на Ближнем Востоке.
Очевидно, что в нынешней, мягко говоря, непростой ситуации, в которой оказалась Россия, осуществить задуманное ей будет очень непросто. Тем более что борьба основных мировых держав за Закавказье уже в скором времени может обостриться. И тогда вопрос Карабаха станет одним из основных моментов этого противостояния. Тем не менее, Москва вряд ли позволит, чтобы в жизненно важном для неё регионе решающую роль играли другие страны, в частности, США.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте