Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Иранский взгляд на российское военное присутствие в Сирии

Автор: Пресс-папье

С появлением информации об усилении присутствия группы российских военных в Сирии и укреплении российской военной базы в Тартусе «мировые СМИ» и руководители западных государств начали резко критиковать действия Москвы. Однако те же события практически сразу привели к активизации в стране иранских военных. В краткосрочной перспективе эти действия можно расценивать как поддержку российской политики в Сирии, однако в долгосрочной они способны привести к переходу контроля над сирийской ситуацией в руки Тегерана.

Нескрываемые 1000 иранцев
11 сентября спецслужбы Израиля заявили о появлении около 1000 бойцов иранского Корпуса стражей исламской революции (КСИР) в Сирии, которые, согласно данным израильской стороны, заняли небольшую авиабазу Горин, расположенную к югу от Латакии, и начали подготовку к присоединению к российским военным, якобы прибывшим в Сирию для участия в боях на стороне Башара Асада.
Сама израильская разведка, а потом и некоторые американские СМИ заявили, что появление иранских военных на территории Сирии является согласованным с Москвой шагом, направленным на чуть ли не создание единой группировки войск.
Несмотря на настойчивые оценки со стороны Израиля, поддержанные частью западных СМИ, говорить о полной объективности данной информации не приходится. Очевидно, в том числе, благодаря официальным заявлениям российского МИД о том, что Москва поддерживает правительство Асада, а российские военные выступают консультантами сирийской армии.
Однако в этой истории самым знаковым событием стало то, что Тегеран официально не опроверг сообщение о появлении своей элитной группировки в Сирии, хотя ранее всегда отрекался от своих военных в армии Асада, а очевидные доказательства объяснял тезисом «это ветераны, которые добровольно туда поехали». На сей раз этого не произошло, и Тегеран косвенно подтвердил отправление своего контингента в Сирию.
Кроме того, несмотря на очевидную военную активизацию иранцев в Сирии, западные правительства практически никак не отреагировали, тем более, критически на эту активизацию. Может сложиться впечатление, что Запад даже косвенно поддерживает усиление иранского контингента, а всю свою критику направляет в сторону Москвы. Возникает вопрос: может ли ввод иранской элитной группировки быть согласованным между Тегераном и Вашингтоном?

Игра на противоречиях
Появившаяся на Западе информация об июльском визите в Москву руководителя иранской группировки в Ираке Касема Солеймани для обсуждения совместной борьбы с ИГ стала началом дискуссий о наметившемся союзе между Тегераном и Москвой в деле борьбы с суннитским радикализмом в Ираке и Сирии. Состоялся визит или нет, и что в его ходе обсуждали – вопрос открытый, однако иранская сторона несколько странно отрицала посещение Москвы своим известным генералом. Официально, он в Москве, согласно заявлениям иранского МИД, не был, однако практически после каждого такого отрицания, контролируемые иранским правительством СМИ вбрасывали «аналитику» (порой весьма низкого качества) не только о визите, но и о вопросах, которые во время него обсуждались. Все говорило о том, что иранская сторона сама, не очень маскируясь, раздувает историю с визитом и делает это с целью обращения на событие большего международного внимания.
Однако не исключено, что одной из основных целей визита было именно это – концентрация внимания международного сообщества на возможном российско-иранском союзе. И именно с этой целью в Москве появился (в кавычках или без) самый известный на Западе иранский военный.
Вся эта ситуация становится еще более интересной, когда обращаешься к сугубо военным целям возможного визита: Касем Солеймани не может принимать решения о сотрудничестве с Москвой, он сам не может принимать никаких стратегических решений, и он же, несмотря на свою роль в войне против ИГ в Ираке, в иранской военной иерархии – операционное звено, человек, который воюет, но не решает с кем и против кого. С учетом этого можно сказать, что в прикладной плоскости информация о появлении Солеймани в Москве и обсуждении с российскими военными союза против ИГ – это достаточно грамотная информационная операция, направленная на привлечение западного внимания к Ирану, его присутствию в Сирии и возможному союзу с Россией, который Запад всячески желает ограничить.
Однако даже в этой плоскости вялая реакция Запада на практически официальное появление тысячи иранцев в Сирии не становится более понятной – почему нет критики, если они пришли объединяться с российскими войсками? Ответ на этот вопрос может скрываться в том, что иранцы дали понять «международному сообществу», что в Сирии с российскими войсками объединяться не будут. И даже наоборот: усиление присутствия иранцев в Сирии закроет России путь в эту страну. В поддержку этой версии говорят участившиеся поездки иранских экспертов из ближайшего круга Хасана Рухани на Запад, где на «закрытых круглых столах» представляются те возможности, которые есть у Ирана и Запада в борьбе с ИГ в Сирии, а также распространяемые мнения о скором союзе между Россией и Саудовской Аравией, с одной стороны, и Россией и Турцией – с другой; союзе, направленном на минимизацию американского влияния на Ближнем Востоке.
Говорить о том, что Тегеран разворачивается на Запад, конечно, не приходится. В этой активной политике ИРИ старается эффективно сыграть на противоречиях между Москвой и Вашингтоном и получить максимально возможный выигрыш от этой игры. Практически оставленное без критики появление иранского контингента в Сирии – первый наглядный результат этой политики.

Будет ли Тегеран вместе с Москвой в Сирии
Важным вопросом является реальная перспектива сотрудничества Ирана с Россией в сирийском вопросе. Такое сотрудничество, конечно же, возможно, однако в краткосрочной перспективе, и направлено оно будет не только на использование российского потенциала для сохранения правительства Асада, но и для недопущения роста влияния Москвы в Сирии. Тегеран будет заинтересован в сотрудничестве с Москвой на сирийском фронте постольку, поскольку это сотрудничество позволит проконтролировать процесс российской активизации, не позволит ему привести к ограничению позиций самой иранской стороны.
Надо отметить, что в условиях непрекращающегося противостояния между Москвой и Вашингтоном Тегеран сумеет сыграть на противоречиях сторон, получив максимальную выгоду и, прежде всего, именно в Сирии, где кардинально разные позиции России и США позволяют маневрировать в максимально свободном пространстве.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте