Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Излишняя активность – угроза энергетической независимости? (23.10.2015)

Автор: Эмма Тухиашвили

Грузинские власти планируют продолжить диалог с «Газпромом». По официальной версии, целью таких встреч является увеличение объема транзита российского газа через Грузию и ввоз природного газа из России для коммерческих операторов по конкурентной цене.
Если бы «Газпром» не поместил информацию о встрече с Каладзе на своем официальном сайте, наверное, мы бы еще долго не знали, что министр энергетики Грузии в Брюсселе встретился с руководством этой компании.
«Как вам известно, для нас главным поставщиком является Азербайджан. Если мы сможем взять у России дополнительные объемы, естественно, по конкурентным ценам, которые будут конкурировать с природным газом, поступающим из Азербайджана, это будет очень хорошо», - пояснил Каладзе после того, как стало известно об его встрече с представителями «Газпрома».
От «Газпрома» также стало известно, что очередная встреча с грузинской стороной состоится в ближайшее время.
Азербайджанская пресса уже откликнулась на эти события и пишет, что «Газпром» и «Сокар» начинают «газовую войну» за Грузию. СМИ Азербайджана напоминают, что «Сокар» занимает 90 процентов газового рынка Грузии и, как видно, в грузинском правительстве решили покончить с этой монополией.
Гия Хухашвили, эксперт: «В Грузии удовлетворение спроса на природный газ в основном происходит за счет Азербайджана. В балансе есть те 10 процентов российского газа, который достается нам от транзита в Армению. Азербайджан на протяжении ряда лет поставляет нам газ по беспрецедентно низкой цене, и не говорить об этом нельзя. В мире нет такой цены, по какой мы годами покупаем газ у Азербайджана. Однако, исходя из того, что спрос растет, в Грузию поступает и коммерческий газ, т.е. мы покупаем его дополнительно, и тут тоже льготные цены.
Вопрос переговоров с «Газпромом» надо делить на две части. К его экономической части претензий быть не должно – если появляется альтернатива, и кто-то предлагает лучшие условия, отказываться от этого нельзя. Чем больше у нас будет поставщиков, тем лучше. Хотя следует учесть, что главный интерес «Газпрома» заключается вовсе не во вхождении в грузинский рынок и в предложении хороших условий. Он состоит в дискредитации, блокировании и ослаблении единого геополитического узла Грузия-Азербайджан как альтернативного, независимого от России маршрута поставки газа с Востока на европейские рынки. В этом состоит главный интерес России, а газовый рынок Грузии настолько незначителен, что для нее он не представляет интереса. Исходя из этого, следует учитывать, что любые переговоры РФ с грузинскими властями, на которых, вполне возможно, будут предложены даже очень хорошие условия, в конечном счете, ставят перед собой политические цели, а также то, что убытки, которые мы можем понести от всего этого, будут несоизмеримо больше, чем, если угодно, временные «конфеты», которые может бросить нам Москва.
Надо понимать одну простую истину: единственный интерес Запада и цивилизованного мира к нам, это то, что Грузию рассматривают в качестве транзитёра энергоносителей из Азербайджана и Центральной Азии в обход России. Если произойдет дискредитация этого маршрута, а это представляет стратегический, долгосрочный интерес России, который прописан в ее энергетической стратегии, даже если мы получим от этого краткосрочную экономическую выгоду, все равно нам будет нанесен долгосрочный системный ущерб, поскольку интерес к нам просто исчезнет. Если кто-либо смотрит на эти процессы наивно, полагая, что мы для Запада представляем интерес, благодаря каким-то особым качествам, то это лишь лирика. У них (у Запада – ПП) прагматичный интерес – иметь возможность получать энергоносители в обход России, с помощью южно-кавказского коридора. Так что, это весьма деликатные темы. Я не утверждаю, что мы не должны говорить с Россией, в том числе, с «Газпромом», но политический контекст на переговорах надо всегда учитывать.
Если мы будем говорить о том, как воспримет все это азербайджанская сторона, то мы являемся суверенным государством и не можем руководствоваться тем, что понравится или не понравится Азербайджану. У нас настолько хорошие отношения с Баку, он ведет себя настолько корректно, что я не думаю, что из-за этого он пойдет на какие-то деструктивные действия. Но мы должны мыслить по-государственному, надо смотреть вперед, а не ориентироваться на краткосрочные дивиденды. К тому же, я не думаю, что Россия, даже из-за упомянутого политического интереса, предложит нам лучшие условия, чем Азербайджан. Она не является единственной альтернативой поставок газа для Грузии. Потенциальным поставщиками являются Центральная Азия и Иран, только это связано с техническими и инфраструктурными проблемами.
Вообще, я не очень понимаю, почему нам понадобилось думать об альтернативе азербайджанскому газу, поскольку в этом отношении, по сравнению с другими странами, мы чувствуем себя достаточно комфортно. У нас не стоит вопрос безопасности и даже стоимости газа. С точки зрения безопасности, со стороны Азербайджана мы защищены, поскольку у него в Грузии нет никакого политического интереса и, исходя из этого, мы можем быть спокойными. Соответственно, излишняя активность, тем более в отношениях с Россией, которая всегда использует энергетику в политических целях, мне несколько непонятна.
Если все это мы будем рассматривать в политическом аспекте, то Россия, которая в свое время купила энергетические сети Грузии, проявляет интерес к (грузинской – ПП) железной дороге вкупе с железной дорогой Армении, то становится очевидным, что такой интерес имеется. Но, как я думаю, грузинские политики тоже понимают цену подобных предложений, цели России и осознают, что независимость страны означает контроль над наиболее важными сегментами экономики в собственном государстве или совместно с друзьями-партнерами, а не с теми, кто мыслит только имперскими категориями.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте