Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Курдский фронт ирано-турецкого противостояния

Автор: Пресс-папье

После интенсификации российских ударов по ИГ в Сирии и продвижения сирийской армии на позиции исламистов и оппозиции, стала вырисовываться перспектива ослабления «Исламского государства», как в Сирии, так и в Ираке – в центре так называемого «халифата». И чем отчетливее становится такая перспектива, тем острее встает вопрос: кто будет освобождать иракские города от исламистов – курды или шииты (милиция, иранский спецназ и иракская армия).

Первая кровь
В ноябре в Ираке городке Туз Хурмату на север от Багдада произошло первое вооруженное столкновение между курдскими силами «Пешмерга», подчиненными лидеру Иракского Курдистана Массуду Барзани, и бойцами шиитской добровольческой группы «Хашд ал-Шааби», которые подчиняются бывшему премьер-министру Ирака Нури аль-Малики и финансируются Тегераном.
Столкновение, как говорят одни источники, произошло из-за убийства гражданского курда шиитами, другие же источники говорят о том, что шииты прямо атаковали курдские позиции. Так или иначе, бой, в результате которого погибло 4 курдских и 3 шиитских бойца, стал первым официально признанным сторонами столкновением между былыми союзниками по борьбе с ИГ. Что касается неофициальных данных, то в течение всего ноября шиитские добровольцы практически по всему фронту наступления курдов на ИГ создавали для них препятствия: шииты снайперским огнем убивали курдских разведчиков и предупреждали исламистов о наступлении курдских сил.

Союз Барзани и Эрдогана
Надо отметить, что активизация борьбы Тегерана с правительством Иракского Курдистана не имеет прямого отношения к самим курдам, а является проявлением борьбы против усиления позиций Анкары в Ираке и нового крепкого союза, образовавшегося между Реджебом Тайипом Эрдоганом и главой Курдской автономии Ирака Массулом Барзани. Последний использует этот союз для укрепления своей власти и установления контроля над нефтеносными регионами Ирака, которые обеспечивают доходами не только Барзани, но и Эрдогана. Владельцем компании «Powertrans», которая является монопольным покупателем всей нефти Иракского Курдистана, является Берат Албайрак, зять Р. Эрдогана и нынешний министр энергетики Турции.
Массуду Барзани нужна активная турецкая поддержка для борьбы со своими основными конкурентами среди курдов в самом Ираке. Речь, прежде всего, идет о Джалале Талабани, основателе и лидере партии «Патриотический союз Курдистана». Именно силы «Пешмерги», подчиненные ему, в прошлом году освободили от ИГ «курдский Иерусалим» – город Киркук. И, несмотря на формальную власть Регионального правительства Курдистана Барзани над Киркуком, в городе сильны люди, подчиненные самому Талабани.
Город Киркук и месторождение нефти рядом с ним составляют основу деятельности нефтепровода Киркук-Джейхан, и контроль над этими территориями важен как для Барзани, так и для Талабани.
Турецкая поддержка необходима Барзани также и из-за того, что он не заинтересован в независимости Иракского Курдистана так же, как и Эрдоган. Отказ от этих территорий – удар по карману Барзани и его семьи, а также по карману турецких партнеров курдского президента. О том, что об установлении контроля над нефтеносными районами Ирака есть договоренность между Эрдоганом и Барзани, говорит действующий вице-президент Ирака и бывший премьер-министр Нури аль-Малики, который заявил во время своего официального визита в Тегеран в августе 2015-го, что падение Мосула перед ИГ стало «результатом заговора Барзани и Эрдогана, целью которого было установление контроля над Киркуком и обеспечение экспорта нефти с этого крупнейшего месторождения в Турцию».
Для сохранения существующей организации дел и Барзани, и Эрдоган заинтересованы в общем:
1) не позволить неподконтрольным Барзани курдам перехватить инициативу в Иракском Курдистане. Составной частью этого плана является также отправка турецких вооруженных сил в Мосул, которые там тренируют силы «Пешмерги», подчиненные Барзани;
2) не позволить, чтобы Мосул был освобожден шиитскими силами или же силами армии Ирака (в основном, шиитскими), которые откроют дорогу на Киркук и установят контроль над экспортом тамошней нефти в Турцию. Тут, опять-таки, важно присутствие турецких сил под Мосулом, которые при необходимости могут «затруднить» передвижение шиитов к этому городу или помочь «Пешмерге» самой освободить Мосул, что и станет существенным вкладом Анкары в «борьбу против международного терроризма».
С этой точки зрения, и для Барзани, и для Эрдогана поддержка сирийских курдов американцами и возможная поддержка со стороны Москвы представляют существенную угрозу, так как в случае наступления сирийских курдов в иракском направлении, и Эрдоган, и Барзани окажутся перед существенной угрозой потери контроля над процессами в Иракском Курдистане и Ираке.

Политика Тегерана: не дать курдам взять Мосул и победить «Исламское государство»
Для иранцев и подконтрольных им шиитских групп в Ираке стратегически важно, чтобы дорога на столицу ИГ для курдов была закрыта. Иначе, если город будет освобожден курдами, которых поддерживает Анкара, ситуация для Тегерана может оказаться исключительно проигрышной по ряду причин.
Во-первых, если Мосул возьмут курды и поддерживающие их турки, то получится, что стратегические «ворота» в Сирию окажутся под контролем оппонентов, как Тегерана, так и Башара Асада. Для обоих это не меньшая угроза, чем само ИГ, с которым можно воевать открыто и без международного осуждения.
Во-вторых, если курды преуспеют в Мосуле, то говорить о возвращении Киркука под юрисдикцию Багдада не придется. А Киркук и его нефть – основной доход правительства, контролируемого иранцами. Без этих доходов стабильность власти в Багдаде окажется под большим вопросом.
В-третьих, если Мосул окажется под властью Барзани, то вероятность появления на территории Ирака полноценной турецкой военной базы станет более чем возможной, тем более, если операцию по освобождению курды проведут в союзе с турками, обеспечив легитимность их пребывания в Ираке. Вероятно, именно по этой причине официальный Багдад с подачи Тегерана и, отчасти, Москвы так остро отреагировал на ввод турецкого батальона в Иракский Курдистан.
Учитывая все обозначенные факторы, надо ожидать серьезного усиления иранского давления на курдов в Ираке, что выльется в еще более открытые боестолкновения. Последние сообщения о мобилизации шиитских Багдада и Басры для борьбы с «террористами из «Пешмерги» говорят о возможности открытия нового полноценного фронта между агентами влияния Тегерана и Анкары в Ираке – шиитскими силами и курдскими ополченцами. К сожалению, эта перспектива отрицательно скажется на борьбе с ИГ, но для иранцев и курдов это обстоятельство имеет шанс превратиться в «меньшее из зол».

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте