Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Своя игра

Автор: Пресс-папье

19 февраля в Тбилиси состолась пятая встреча глав МИД Азербайджана, Грузии и Турции. Подобный формат трехсторонних встреч на высшем уровне действует с 2012 года и выступает одним из важных рычагов координирования действий внешнеполитической и экономической политики стран в регионе. Однако на этот раз наблюдается модификация повестки дня саммита. В отличие от предыдущих встреч, в ходе которых центральное место занимало рассмотрение инфраструктурных транспортных проектов в рамках сформировавшейся геополитической оси Анкара-Тбилиси-Баку, в ходе встречи обозначилась тенденция «разветвления» оси по направлениям Азербайджан-Турция-Казахстан, Азербайджан-Турция-Туркменистан, Азербайджан-Иран-Турция. В «зону общих интересов», по выражению министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу, должен войти не только Южный Кавказ, но и бассейны Средиземного и Черного морей, а также Каспия. Такой подход говорит о том, что Анкара по-прежнему находится во власти грез о превращении Турции в энергетический хаб, связывающий Восток и Запад.
Ранее в основании треугольника Турция-Грузия-Азербайджан лежала энерго-транспортная составляющая, а именно, создание коммуникационной инфраструктуры для транспортировки богатых запасов каспийских и центральноазиатских углеводородов в западном направлении через Азербайджан и Грузии в Турцию. Причем, нетрудно заметить, что из всех вариантов был исключен Ереван, что входит в логику Турции и Азербайджана по обеспечению изоляции Армении от главных региональных энергетических и транспортных проектов. В то же время, по мнению многих экспертов, по техническим и экономическим соображениям, прокладка транснационального трубопровода более целесообразна именно через территорию Армении, а не Грузии. Кроме того, по причине недавних экономических санкций, из энергетических проектов был исключен и Иран. Все это определяло повестку региональной политики и внешнеполитический курс стран Южного Кавказа.
Сложившийся региональный фон, в частности, снятие эмбарго с Ирана, изменения глобального масштаба на Ближнем Востоке, в приграничных турецких вилайетах, открывают для некоторых региональных стран конкретные перспективы. В частности, если ранее территория Грузия использовалась для транзита энергоносителей из Азербайджана в Турцию, то теперь данную территорию может использовать и Иран. Так, в ходе официального визита грузинского вице-премьера и министра энергетики Кахи Каладзе в Тегеран обсуждался, в том числе, вопрос о возможной поставке в Грузию иранского коммерческого газа через Армению или Азербайджан. Кроме того, посол Исламской Республики в Грузии Аббас Талеб рассказал о том, что уже ведутся технические работы по получению разрешения на передачу природного газа из Ирана в Грузию.
Стоит отметить, что в сложившейся ситуации перед Тбилиси не стоит задача выбора по принципу «или-или», так как для усиления своих позиций в региональном масштабе грузинским властям необходимо проводиить политику «и-и», получая энергоносители, как из Ирана, так и из Азербайджана и принимая участие в проекте транспортного коридора Север-Юг, соединяющего Россию, Грузию, Армению и Иран. Транзит энергоресурсов из Азербайджана и Ирана через грузинскую территорию, а также участие в транспортном коридоре означает участие Тбилиси в двух альянсах – Грузия-Армения-Иран и Турция-Грузия-Азербайджан.
Переговоры между грузинской и иранской сторонами, вероятная покупка газа у «Газпрома», а также «фигурирование» Армении в совместных проектах, определенно, озадачили Баку. В азербайджанском экспертном сообществе действия Грузии с недавних пор начали квалифицироваться как «совместные с Ираном акций против Азербайджана». Тем не менее, несмотря на недовольство Баку, Грузия продолжает ставить во главу угла свои собственные национальные интересы. В этой связи интересно заявление уже упомянутого Кахи Каладзе: «То, что Иран в целом является очень важной и интересной страной, не новость, тем более после снятия финансовых санкций. Ресурсы этой страны мы должны максимально использовать и сделать все для того, чтобы реализовать новые интересные проекты». Причем, речь здесь идет не только о транзите энергоресурсов, но и о железнодорожным и автомобильном сообщении.
Уже известно, что между Грузией и Ираном отменен визовый режим, а также то, что в начале апреля 2016 года, по сообщению генерального директора Национальной иранской компании по экспорту газа (NIGEC) Алиреза Камели, ИРИ планирует поставить в Грузию приблизительно 200 млн. кубометров газа. Тут нужно учесть один интересный нюанс: для реализации данного проекта Тбилиси должен получить одобрение Еревана. Последнее обстоятельство ставит перед грузинскими властями задачу выстраивания новой логики отношений с Арменией.
По сути, Грузия может качественно изменить соотношение сил в геополитической оси Анкара-Тбилиси-Баку. И Азербайджан по этому поводу обеспокоен не без оснований. Для Баку заявление министра энергетики Грузии о начале переговоров с российским «Газпромом» вокруг поставок дополнительных объемов газа в связи с возросшим его дефицитом стало громом средь ясного неба. Основным импортером «голубого топлива» в Грузию на сегодняшний день является Азербайджан, однако из РФ страна получает в качестве платы за транзит 12% от общего объема поставок российского газа в Армению. Российский газ Тбилиси не закупает с 2007 года. Еще в 2011 году грузинские власти обратились к консорциуму Южно-кавказского трубопровода с просьбой предоставить дополнительные объемы этого топлива, однако получили письменный отказ. Ведь если Азербайджан будет готов предоставить Грузии дополнительно 300-400 млн. кубометров газа, то исчезнет потребность в его закупке у «Газпрома». Тем более, Алиев заявлял, что «Азербайджан и через 100 лет сможет обеспечить газом, как себя, так и соседние страны».
Возникает логичный вопрос: что мешает Баку обеспечить газовые потребности Тбилиси и снять проблему, если, по мнению Баку, «Газпром» набрасывает «газовое лассо» на шею Грузию? В этой связи можно предположить, что Азербайджан не располагает достаточными запасами этого вида сырья для компенсации грузинского газового дефицита. Или же Грузия втянулась в газовую игру, по правилам которой пытается «выбить» себе дивиденды в виде ценовых уступок? И заявления грузинской стороны о том, что сам Баку пятую часть своей потребности в газе закрывает за счет поставок из РФ, здесь выглядят отнюдь неслучайными. В данном контексте, если «Газпром» предлагает Тбилиси цену ниже той, по которой он продает газ Баку, становится ясно, почему министр энергетики К. Каладзе открыто заявляет, что у Грузии «на протяжении многих лет существуют отношения с «Газпромом», которые она не намерена терять «за счет кого-то или чего-то».
Таким образом, мы видим, что на момент тбилисской встречи глав МИД сформировавшегося геополитического проекта Анкара-Тбилиси-Баку на «шахматном поле» Южного Кавказа активизировались другие игроки – Москва, Ереван, Тбилиси и Тегеран. Уже очевидно, что каждый из участников этого процесса во главу угла ставит собственные геополитические интересы. Учитывая «накал страстей» в регионе и то, что все центры силы, по сути, запряжены в одну упряжку, доводить до открытого столкновения, наверняка, никто не станет. Последнее обстоятельство, однако, не отменяет закулисной дипломатии, которая потребует от всех заинтересованных стран высокого мастерства и политической сноровки. Вот тогда и начнется «вторая часть Марлезонского балета».

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте