Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

До какой степени Россия является сторонником Ирана? (26.06.2016)

Автор: Незхат Амирабадиян

За последние несколько лет Ближний Восток повидал немало кризисов. «Арабская весна» принесла этому и без того неспокойному региону немало сложных дней. Каскад революций, начавшись в Тунисе, охватил Египет и Ливию, но остановился на Сирии. Протесты в этой стране превратились в полномасштабную гражданскую войну.
Что касается внешних сил, то, с одной стороны, Иран и Россия поддерживают сирийское правительство во главе с Башаром Асадом, а, с другой стороны, США, Европа и арабские страны оказывают помощь оппозиционным группам. Прямое вовлечение российских военных в боевые действия изменило отношение к РФ со стороны большинства экспертов в области международных отношений.
Ливанская газета «Ас-Сафир» считает, что даже решение президента РФ передать Израилю танк «Магах», захваченный сирийскими войсками в ходе первой ливанской войны, переданный Советскому Союзу и вошедший в музейную экспозицию, несет послание региональным странам, в частности, Израилю. По этому поводу, упомянутое издание отмечает, что вмешательство РФ в конфликт в Сирии невыгодно ни одной из сторон, не имеет идеологической основы и преследует исключительно цели самой России. Недавно также появилась информация о проведении совместных российско-израильских военных учениях в Средиземном море. Газета считает, что российское происхождение пятой части населения Израиля также создает хорошие условия для развития взаимоотношений двух стран. «Ас-Сафир» отметила, что в будущем интересы Ирана и России в Сирии будут абсолютно разными, что, несомненно, станет причиной ухудшения отношений между двумя странами.
Об этих событиях и российско-иранских отношениях мы побеседовали с дипломатом, бывшим послом ИРИ в Южной Африке Джавидом Корбаноглу.
«Шарк»: - Как Вы оцениваете недавние действия РФ в отношении Израиля?
Д. К.: - Россия преследует в регионе свои собственные цели. Исходя из этих соображений, она сотрудничает со всеми его странами, которые вовлечены в сирийский конфликт, включая Саудовскую Аравию. Я не удивляюсь интенсивным дипломатическим и даже военным контактам между РФ и Израилем. Отношения между этими двумя странами довольно хорошие, но, конечно же, с некоторыми нюансами. Так, например, несмотря на желание Нетаньяху остановить передачу российских ракетных систем С-300 Ирану, Москва не отказалась от сделки с ИРИ. Для России основным принципом во внешней политике и в отношениях с другими странами является собственная выгода.
«Шарк»: - Однако, хочешь – не хочешь, но в нашем регионе все межправительственные отношения имеют идеологическую основу. Как Россия может одновременно сотрудничать и с Ираном, и с Израилем? Ведь наши страны находятся по разные стороны идеологических баррикад...
Д. К.: - Для нас идеологическая основа – это освобождение оккупированных палестинских территорий и даже свержение израильского режима. Для России ситуация иная. Российская сторона не верит в движение сопротивления против Израиля. Они (россияне – ПП) принимают это явление как существующий политический факт, однако относятся к нему иначе. Для них это одна из региональных политических игр. Они оценивают поведение участников этой игры и подсчитывают свою собственную выгоду при том или ином сценарии. В случаях, когда это выгодно России, Кремль сотрудничает с Израилем. Подход России к региональной политике основан на реализме. Идеология России – это национальные интересы и безопасность страны в понимании Владимира Путина. В нашем же случае все примерно так: тот, кто против Израиля, тот наш друг, а его сторонники – необязательно наши противники. Соответственно, у нас различный подход к вопросу – идеологический для нас и ориентированный на соблюдение собственных интересов – для РФ.
«Шарк»: - А из-за подобных различий, не могут ли у нас и у РФ быть разногласия?
Д. К.: - Мы должны хорошо понимать региональную шахматную игру, и знать, где и до какой степени Россия на нашей стороне, а где – нет. Так, например, в случае с Сирией, у нас с Москвой имеются, как совпадения, так и разногласия. У нас схожие позиции в вопросе сохранения действующего политического режима в Сирии. Эти совпадения в позициях помогли нам тесно сотрудничать в сирийском вопросе. Однако в рамках этого же самого вопроса у нас есть и разногласия с РФ. Так, например, для Ирана сохранение Асада в кресле президента Сирии принципиально, Россия же может пойти в этом вопросе на уступки, поскольку для Кремля Асад – всего лишь президент, которого может сменить другой политик.
Наши взгляды отличаются также в вопросе группировок, которые действуют на территории Сирии. Глава МИД РФ Сергей Лавров неоднократно заявлял, что Россия и США консультируются по поводу своих действий в Сирии, что означает, что Кремль проводит консультации по данному вопросу также и с Израилем.
«Шарк»: - Как Вы уже сказали, у нас с Россией разные подходы – идеологический и прагматический. Не считаете ли Вы, что подобная разница может привести к угрозам для Ирана? Может ли ИРИ стать инструментом в политических играх РФ?
Д. К.: - Я считаю, что необязательно эти два подхода должны конфликтовать между собой. Иногда даже самые идеологически ориентированные государства должны учитывать необходимость соблюдения интересов. Я не говорю, что мы должны стать менее идеологизированной и более расчетливой страной, однако интересы тоже важны и должны учитываться.
«Шарк»: - События в Сирии и отношения Кремля с Нетаньяху заставляют некоторых экспертов считать необходимым пересмотр отношения ИРИ к РФ. Принадлежите ли Вы к их числу?
Д. К.: - Некоторые региональные игроки постоянно пытаются воспользоваться разногласиями Ирана и России для достижения собственной выгоды. Я считаю, что мы должны воспользоваться возможностями, которые дают схожие интересы, а когда у нас есть разногласия, то мы должны с помощью дипломатических консультаций и встреч снижать потери.
Сотрудничество с РФ весьма важно для Ирана, исходя хотя бы из соображений того, что эта страна – наш самый большой сосед. Во времена режима Пехлеви (Мохаммеда Резы Пехлеви, последнего иранского шаха, правившего в 1941-1979 гг. – ПП) Иран был членом Организации Центрального Договора (CENTO – ПП), союзника НАТО, но даже тогда наши экономические и дипломатические отношения с Россией сохранялись.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте