Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Лед тронулся

Автор: Пресс-папье

В геополитическом календаре Южного Кавказа и примыкающего к нему Ближнего Востока обозначились довольно интересные события. Дипломатический марафон Владимира Путина с 8 по 10 августа вызвал пристальный интерес со стороны, как СМИ, так и экспертов. Очевидно, что от такой региональной дипломатической активности российского президента ожидали многого, возможно, даже невероятного. Но очевидно и другое: одним махом все имеющиеся проблемы не решить. Сложно ожидать моментальных серьезных подвижек, например, и на сирийском, и нагорно-карабахском направлении. Тем не менее, можно констатировать, что «лед тронулся». И в этом вопросе особую роль сыграла не только Россия, но и Иран.
Признаки челночной дипломатии Ирана можно проследить по тому, что еще до переговоров Путина, Алиева и Рухани 7 августа в Баку президент Ирана провел двусторонние переговоры с азербайджанским лидером, а уже 11 августа, после встречи российского и армянского президентов, министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф прибыл в Анкару и встретился со своим турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу. В ходе встречи, подчеркнув ключевую роль в региональных процессах Тегерана, Москвы и Анкары, он отметил необходимость сотрудничества и постоянного поиска путей разрешения трудных ситуаций между странами путем диалога. Не исключено, что визит Эрдогана 9 августа в Санкт-Петербург – также результат челночного посредничества именно Ирана.
Очень важно обратить внимание на то обстоятельство, что на протяжении всего переговорного марафона, как для Тегерана, так и для Москвы в центре внимания находилась преимущественно ситуация вокруг Сирии. Причем, данная тема затрагивалась не только во время переговоров в трехстороннем формате, но и в ходе встречи Путин-Саргсян, хотя очевидно, что Ереван не имел особого интереса в ближневосточном пасьянсе, в особенности, в период крайней нестабильности в Ереване во второй половине июля и накануне ещё одной трёхсторонней встречи Путин-Саргсян-Алиев по Нагорному Карабаху.
Совпадение интересов Тегерана и Москвы в сирийском вопросе не означает создания полноценного военного альянса. Страны имеют собственные цели и задачи, а также отличающиеся друг от друга мотивы своей сирийской политики, но обоюдно заинтересованы в сохранении в Сирии действующих государственных институтов. При этом иранское руководство не делает ставку на возвращение Башару Асаду полного контроля над страной, поскольку, вероятнее всего, для реализации подобного сценария у сирийского президента нет достаточных военных и политических ресурсов даже при столь мощной поддержке российской авиации. Иран присоединился к российскому плану поддержки международных усилий по решению сирийского конфликта дипломатическими методами, мягко говоря, скрепя сердце. Однако именно в этом и заключается прагматизм внешнеполитического вектора иранской политики – никаких иллюзий и строгий расчет.
Встреча президентов Ирана и РФ уже дала новый импульс дальнейшему развитию российско-иранского сотрудничества, в особенности, военно-техническим связям. Первая партия C-300 в ИРИ уже поставлена. Кроме того, Тегеран заинтересован в приобретении российской бронетехники, самолетов Су-30, военно-морских вооружений, учебных самолетов и транспортных вертолетов. Более того, между РФ и Ираном подписано соглашение о размещении подразделений российских ВКС на иранской авиабазе Хамадан, использование которой позволяет существенно сократить время подлета российских боевых самолетов к целям, расположенным в сирийских провинциях.
С геополитической точки зрения, главная миссия российской и иранской сторон в ходе переговоров сводилась к отказу Турции от непримиримой позиции по сирийской проблематике. Эрдоган резко выступает за свержение президента Сирии Башара Асада, против военного присутствивя на территории Сирии России и Ирана. Хотя он серьезно не отошел от своих позиций в сирийской политике Анкары, уже наметились положительные тенденции в этом направлении. Так, согласно данным информационного агентства Fars, Реджеп Тайип Эрдоган намерен посетить Тегеран с целью формирования коалиции с Ираном и Россией в рамках борьбы с сирийскими боевиками ИГ. Ранее была достигнута договоренность о создании трехстороннего механизма взаимодействия представителей разведки, военных и дипломатических структур трех стран.
Конечно, говорить об оформившемся военном союзе Турция-Россия-Иран далеко и, с практической точки зрения, это сложно в реализации, но принципиальная база для этого имеется. В период, когда отношения между Турцией и Западом переживают кризис, а внутриполитическая ситуация в стране из-за попыток свержения действующей власти военными нестабильна, Эрдоган, по-видимому, пойдет на многое. Именно этим можно объяснить его разворот на 180 градусов в сторону РФ и Ирана, а также внезапную, хотя и весьма зыбкую сговорчивость по сирийской проблеме. Сегодня цель №1 для турецкого лидера – не остаться в одиночестве, во внешнеполитической изоляции. При этом необходимо учитывать, что Анкара вряд ли пойдет на полный разрыв с Североатлантическим союзом даже в нынешних условиях. Реализация негативного сценария возможна, если Эрдогану будет предложена реальная альтернатива НАТО. Учитывая то, что Россия пока не может предложить Турции привлекательного варианта, который мог бы восполнить в полной мере отказ от членства в столь глубоко интегрированном военном и технологическом альянсе как НАТО, Анкара, само собой, не кинется в омут с головой, сжигая за собой мосты, необходимые для возвращения в лоно США. К тому же, Вашингтон в сирийском вопросе пока свое последнее слово не сказал, так как занят президентской кампанией. Какую-то ясность в обновляемый формат американо-турецких отношений должен внести нынешний визит в Анкару вице-президента США Дж. Байдена.
Сегодня можно говорить о том, что Москве удалось создать некий базис для развития многосторонних отношений внутри региона. Конечно, считать, что все противоречия между доминирующими центрами силами здесь преодолены, не приходиться, однако, положительные импульсы уже ощущаются. Об этом свидетельствует весьма активная переговорная повестка дня (визит Эрдогана в Тегеран) и практические шаги (использование иранской базы российскими ВКС). «Переговорный марафон» лидеров России и Ирана по сирийской проблематике, скорее всего, продолжится еще более активными темпами. А если «российско-иранскому тандему» удастся привлечь в сирийском вопросе на свою сторону и Турцию, то это может стать, пожалуй, главным дипломатическим событием 2016 года.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте