Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Экономические разногласия между российскими политиками и Путиным (16.06.2017)

Автор:

Эксперты делят ближний круг Путина на две группы – на сторонников либерализма и сторонников этатизма (идеологии сильного государства – ПП). Некоторые соратники российского президента придерживаются либеральных взглядов, в частности, когда речь идет об экономике. Они стремятся к нормализации отношений с Западом и завершению конфликтов на мировой арене. Сторонники же этатизма, напротив, считают конфронтацию с Западом полезной для РФ. Все решения Кремля являются следствием баланса сил между этими двумя группами. Так, например, присоединение Крыма к РФ считается победой сторонников этатизма над либералами.
Из-за особенностей политической системы России политику Кремля иногда понять сложно. Всякие слухи изнутри власти пользуются огромным спросом, поскольку только благодаря им можно понять, что происходит в политическом центре РФ.
Эксперты Владислав Иноземцев и Антон Барбашин по этому поводу пишут в «American Interest», что журналисты, политологи и комментаторы имеют особую склонность разделять ближайшее окружение Путина на либералов и этатистов. Согласно этой точке зрения, некоторые из людей российского лидера верят в какую-то форму либерализма, особенно, в вопросах экономики. Они желают сотрудничества с Западом и прекращения глобальных конфликтов. Среди них – бывший министр финансов и личный друг Путина Алексей Кудрин, руководитель «Сбербанка», крупнейшего банка России, Герман Греф и некогда реформатор и государственный деятель, в настоящее время возглавляющий российскую корпорацию нанотехнологий («РОСНАНО») Анатолий Чубайс. Другая группа – это так называемые этатисты или государственные деятели, которые выступают против либеральных ценностей и за более агрессивную внешнюю и внутреннюю политику, а также, как правило, за продолжение конфликта (с Западом – ПП). Как правило, в качестве лидеров этой группы называются министр обороны России Сергей Шойгу, секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев и генеральный директор корпорации «Ростех» (крупнейший российский военный экспортер) Сергей Чемезов.
Большинство наблюдателей оценивают решения и политику Кремля, глядя сквозь призму отношений этих двух противоположных групп и их связей с Путиным. Эта упрощенная парадигма изображает президента РФ как политического лидера, стоящего выше упомянутых групп и сфер их интересов. Согласно этой парадигме, все решения определяются балансом сил между двумя сторонами. Например, эволюция внешней и внутренней политики России после присоединения Крыма к 2014 году объясняется победой этатистов над либералами. По той же логике любое политическое заявление Кудрина, особенно, о намерении как-то сотрудничать с Путиным создает иллюзию того, что либерализация страны уже запущена. Однако вместо этого упрощенного разделения на две основные группы, окружение Путина, скорее, можно разделить на четыре основные группы.
Первая группа – «прогрессисты». Это политики и бюрократы, которые понимают, как в мировой экономике работают современные общества, и которые ясно видят, что Россия отстает. Их политическая цель – реформирование и модернизация, благодаря чему, Россия сможет применять самые передовые методы устойчивого развития. Эта группа сегодня почти полностью исключена из процесса принятия решений и состоит из политических деятелей, которые пришли к власти с Путиным во время его первого президентского срока в начале 2000-х. В нее входят бывший министр финансов Михаил Касьянов, вышеупомянутые Алексей Кудрин и Герман Греф, бывший министр иностранных дел Игорь Иванов, а также многие бывшие губернаторы и некоторые бывшие члены Госдумы, которые были у власти, когда политическое разнообразие все еще допускалось в РФ. Члены этой группы либо находятся в оппозиции, либо ушли из политики, либо просто занимают технические позиции и сегодня никак не могут повлиять на политическую систему.
Вторая группа – это «нейтральные», которые явно не озвучили или не сформулировали политические предпочтения и которые могут реализовать любую политическую повестку дня, принятую президентом. Она очень лояльна и аполитична, что позволяет большинству ее членов сохранять свои высокие посты, несмотря на политическую нестабильность. Среди этих людей находятся премьер-министр Дмитрий Медведев, министр финансов Антон Силуанов, председатель Центрального банка России Эльвира Набиуллина и большая часть нынешнего кабинета, а также значительное число региональных политиков и депутаты нынешнего созыва Думы. Последнее, чего эта группа хочет, это предлагать повестку дня, поскольку только благодаря лояльности и спокойствию они гарантируют себе выживание.
Третья группа – это так называемые «консерваторы». Они выступают против модернизации и предпочитают поддерживать статус-кво, и не потому, что они представляют собой консервативные или традиционные ценности. Это те, которые приводят аргументы в пользу того, почему Россия не должна модернизироваться или принимать западные концепции прав человека, критерии коррупции или политические механизмы. В более широком смысле они сохраняют политическую систему Путина со всеми инструментами – от идеологической рационализации «уникальности» России до конфликта с Западом. Среди ее членов – министр иностранных дел Сергей Лавров, министр обороны Сергей Шойгу, глава ФСБ Александр Бортников, большинство руководителей государственных корпораций, таких как, Сергей Чемезов и председатель совета директоров банка «Россия» (личный банк Путина) Юрий Ковальчук, а также некоторые наиболее активные депутаты Госдумы, например, Ирина Яровая и Вячеслав Никонов. Также сюда может быть включен недавно назначенный председатель Государственной Думы Вячеслав Володин. Он также является вдохновителем, возможно, даже «крестным отцом» четвертой группы.
Четвертая и последняя группа – «фанатики». Это самая новая и самая агрессивная группировка. Ее члены являются лидерами «консерватизма» в своей самой антилиберальной, антизападной и изоляционистской форме. Эта группа вносит в народный дискурс идеи ранее маргинализированных националистических, империалистических и, в основном, фашистских кругов, от «отмывания» имени Сталина до призыва к бомбардировке Алеппо и к «священной войне», до пропаганды сомнительных теорий заговора и восхваления «имперской» природы русского народа.
Государственные пропагандисты, которые в течение третьего президентского срока Путина укрепили свои позиции, чтобы оправдать и продвигать его видение России, теперь превзошли Путина. Среди этой группы глава Русской православной церкви Патриарх (Всея Руси – ПП) Кирилл и большинство лидеров церкви, президент Чечни Рамзан Кадыров, секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев и глава «Роснефти» Игорь Сечин, а также министр культуры Владимир Мединский. Эта группировка также полна красочных персонажей, таких как бывший крымский прокурор, а теперь депутат Госдумы Наталья Поклонская и лидер российского байкерского клуба «Ночные волки» Александр Залдостанов. Сегодня члены этой группы являются одними из самых активных в попытке сформулировать общественное мнение и привлечь внимание президента Путина.

Основные вопросы для периода 2017-2018
Во время правления Путина с 2000 по 2012 годы (в том числе, 2008-12, когда он был премьер-министром), баланс сил между «прогрессивными» и «нейтральными», с одной стороны, и консерваторами, с другой, поддерживался. Что еще более важно, это то, что россияне, сочувствующие «прогрессистам», и те, кто согласен с «консерваторами», полагали, что их взгляды были представлены в рамках государственного управления. После 2012 года «консерваторы» и «фанатики» вытеснили первые две группы, уничтожив даже иллюзию среди меньшинства прогрессивных россиян, что они каким-то образом представлены в аппарате власти.
Сама цель создания и предоставления голоса «фанатикам» заключалась в том, чтобы продвигать повестку дня, сформулированную «консерваторами», но из-за непредсказуемых событий, как извне (продолжающаяся конфронтация с Западом), так и внутри страны (медленная, но устойчивая экономическая стагнация и растущее недовольство населения), деятельность четвертой группы стала чрезмерно важной и плохо управляемой. По сравнению с рассчитанной и сбалансированной политикой, которую Путин проводил на протяжении первых двух президентских сроков, третий срок стал неспокойным, угрожая не только отношениям между элитами и людьми Путина, но и стабильности системы в целом.
Присоединение Крыма к РФ вызвала беспрецедентную общественную поддержку всей государственной политики, поскольку в то время большинство россиян допускало консервативную риторику, даже если она не соответствовала их собственным убеждениям. Сегодня этот эффект нивелируется, и внутренние экономические проблемы вновь волнуют россиян гораздо больше, чем внешнеполитические шаги, война в Сирии или конфронтация с Западом. Однако «фанатики» продолжают относиться к прогрессивным и нейтральным политикам, а также к тем, кто поддерживает или сочувствует им, как к врагам государства. Следовательно, раскол внутри российской общественности усугубляется. 80 процентов россиян либо политически инертны, либо поддерживают «консерваторов», тогда как 20 процентов являются экономически и политически прогрессивными. Никогда еще с начала правления Путина эти 20% не чувствовали себя более униженными и настолько лишенными гражданских прав, чем сегодня, и если они не будут включены в политическую жизнь страны до президентских выборов 2018 года, то четвертый президентский срок Путина будет отмечен самым опасным внутренним конфликтом, который когда-либо происходил в современной России.
Тем не менее, есть несколько причин полагать, что Путин предпочтет урегулировать свои отношения с этим меньшинством для достижения более широкого консенсуса и, тем самым, обеспечить еще один шестилетний президентский срок в качестве «лидера всех россиян».
Прежде всего, ухудшение экономической ситуации в России увеличивает потребность в более эффективном управлении, что может быть достигнуто только путем включения «прогрессивных» и «нейтральных» в процесс принятия решений. Во-вторых, хотя американские и европейские политические тенденции, очевидно, переходят к более консервативным ценностям, они гораздо менее экстремальны, чем те, что поддерживают в России «фанатики». Таким образом, чтобы улучшить свои шансы на отмену санкций и добиться более тесного сотрудничества с западными партнерами, Путину будет нужно дистанцироваться от самой радикальной риторики «».
В-третьих, совершенно ясно, что без знания и участия прогрессивных и нейтральных деятелей Россия вряд ли преодолеет длительный период низких цен на нефть и почти нулевой экономический рост. Необходимо воссоздать возможности для развития и роста, которые «прогрессисты» имели в первые два президентских срока Путина.
Если Путин даст сигнал о своей готовности сотрудничать и включить в процесс принятия решений «прогрессистов», то либеральная оппозиция РФ потеряет свою сплоченность и, следовательно, возможность объединиться против Путина в 2018 году. Если он решит пренебречь ситуацией, то он столкнется с гораздо более сложной задачей, чем низкие цены на нефть и западные санкции, в совокупности.
Будет ли слишком сложным для Путина уравновесить разделение между российскими элитами? Остается ждать и следить за процессами.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте