Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Иранская экономика: оздоровление высоких достижений

Автор: Пресс-папье

Экономическое оздоровление Ирана в течение последнего года стало прямым результатом снятия санкций с Исламской Республики и увеличения объемов поставок нефти на международные рынки. Непосредственную роль в экономическом подъеме ИРИ сыграл также рост торговли с третьими странами, прежде всего, с ЕС, Китаем и Индией. Между тем, состояние экономики – как в экономических, так и в политических терминах – нельзя назвать благополучным.

Неоднозначные показатели
С точки зрения статистических показателей, иранская экономика за прошедший фискальный год (завершился 1 апреля) продемонстрировала впечатляющие результаты. Согласно Статистической службе Ирана, практически по всем отраслям она показала исключительно положительную динамику:
– сельскохозяйственный сектор увеличил производство на 4,2%
– в государственном секторе зафиксирован рост на 3,8%
– экспорт товаров и услуг вырос на 41,3%
– рост импорта товаров и услуг составил 6,1%
– строительный сектор вырос на 6,7% по сравнению с падением на 13,1% в позапрошлом году.
Приведенные показатели впечатляют, но только если их рассматривать в отрыве от изменений в уровне жизни населения. А они для подавляющего количества жителей страны оказались отрицательными.
Например, несмотря на то, что за последний год в экономике создано около 500 000 новых рабочих мест, с учетом пополнения трудовых ресурсов (молодежь, перешагнувшая в трудовой возраст, более 1,1 млн. человек), уровень безработицы в стране вырос. Если 2 года назад он составлял 10,1%, то в прошлом году, в условиях роста экономики и снятия санкций, он достиг 12,1%.
Но это только верхушка айсберга, нижняя же его часть показывает качественно отрицательное положение дел в экономике. Речь идет о том, что среди молодежи безработица подскочила с уже неблагоприятных 24% до более проблемных 29%. Этот показатель, как ожидают в Иране, еще больше вырастет в течение текущего года. Картина с безработицей молодежи говорит о качественно отрицательной динамике иранской экономики: рабочие места закреплены за теми, кто уже имеет работу, а новые трудовые ресурсы оказываются ненужными в связи с их переизбытком на рынке. Но ситуация еще более ухудшается в связи с политикой повышения эффективности госаппарата правительства. В теории, уходящие на пенсию государственные и муниципальные служащие, учителя и врачи должны уступать свои места молодым, но власти освобождающиеся позиции предпочитают сокращать, что делает ситуацию еще более бесперспективной для молодежи.
В результате статистика – уже не экономическая, а социальная – для Ирана стала более чем пугающей: за последние 2 года количество неженатых и бездетных мужчин до 35 лет достигло 57%. Это один из самых отрицательных показателей в мире, лучше всего говорящий о безработице, социальном неблагополучии и демографической яме, в которой Иран окажется через 20-25 лет.
Другим негативным результатом экономической политики нынешнего иранского правительства стало продолжение линии Махмуда Ахмадинежада по сокращению субсидирования цен на хлеб, бензин, газ, воду и электроэнергию.
Борьба с системой субсидирования, с экономической точки зрения, конечно же, прогрессивна, однако правительство Рухани отказалось от инструмента смягчения ее негативных последствий. Если при Ахмадинежаде сокращение субсидий сопровождалось увеличением социальных выплат малоимущим, то в действующем бюджете Ирана правительство Рухани от этих выплат отказалось. В итоге, повышение цен на продукты первой необходимости составило почти 50%, что в результате еще большего сокращения субсидирования полностью легло на плечи неимущих слоев населения. По независимым данным, иранская официальная статистика за последний год обходит вопрос нищеты: количество населения, проживающего за чертой бедности сегодня достигает 18% вместо 9,1% в 2013 году. Просто же бедным является 55% жителей страны.

Экономика высоких достижений
Основной характеристикой и одновременно проблемой экономической политики правительства Хасана Рухани можно считать стремление к высоким макроэкономическим показателям. Как улучшение инвестиционного климата, так и борьба с субсидированием имеет основную свою цель – обеспечение условий для привлечения инвестиций в крупные национальные, прежде всего, инфраструктурные проекты. Высвобождающиеся от сокращения субсидий суммы идут на крупные строительные, инфраструктурные и закупочные проекты, например, на покупку новых «аэробусов» и боингов», модернизацию аэропортов, поддержку строительных компаний. Но в реальном экономическом измерении эффект такой политики достаточно скромный, если не сказать спорный: поддерживаемый правительством строительный бизнес, традиционно имеющий тесные экономические связи с умеренно-консервативным крылом иранского истеблишмента, к которому относится и сам Хасан Рухани, хоть и показывает серьезный рост, но опять-таки стоит перед угрозой убыточности. Статистика говорит, что даже в таком мегаполисе, как Тегеран, 17% новых квартир не находят своего покупателя. По всей стране незанятых домов и квартир – 2,5 млн., из которых около 700 тыс. – новой постройки. Как результат, строительный рынок растет, доходность отрасли падает, покупательная способность населения также идет по нисходящей.
Объяснять причины такого подхода иранского правительства к вопросам экономики неопытностью нельзя, т.к. экономический блок достаточно сильный, причем, в него в том или ином виде привлечены иранцы с американским экономическим образованием. Поэтому объяснение надо искать в мотивации. Она же достаточно специфична и формируется в результате попыток президента, с одной стороны, поддержать традиционно связанные с правительством отрасли (строительство и логистика), с другой стороны, получить поддержку крупных участников для настоящего и будущего политического позиционирования.
Это позиционирование обусловлено двумя основными целями: получить поддержку в случае, если Иран при президентстве Рухани будет вынужден выбирать нового рахбара, и не позволить КСИР и спецслужбам получить окончательный контроль над основными сферами иранской экономики, став беспрецедентным и непобедимым – в политическом и экономическом смысле – центром силы в стране. А перспектива превращения в такой центр более чем очевидна.
Стремление Хасана Рухани ограничить рост экономического влияния КСИР посредством поддержки более лояльных групп именно через мегапроекты и траты экономически и политически оправдано. Но это стремление на самых разных участках терпит крах. За последние месяцы, например, принадлежащая КСИР и находящаяся в списках международных санкций строительная корпорация «Khatam-ol-Anbia» обжаловала результаты двух тендеров правительства, которые она проиграла. В результате тяжбы проекты с общей стоимостью около 80 млн. долларов США отошли «Khatam-ol-Anbia». Имеющее минимальное влияние в судебной системе правительство Рухани все чаще и чаще будет сталкиваться с такими реалиями. Самым, конечно, отрицательным результатом для правительства может стать то, что начатые для ограничения влияния КСИР и поддержки лояльных групп мегапроекты в итоге будут перетекать во все тот же КСИР, еще более укрепляя его позиции.

Экономическая политика перед призывом пересмотра
Надо отметить, что экономическая политика Хасана Рухани имеет все шансы получить отпор со стороны консервативного класса. Такая перспектива стала понятна во время встречи рахбара Али Хаменеи с новым составом иранского правительства сразу после его утверждения. Во время выступления духовный лидер страны сделал ряд очень важных заявлений:
1. Правительство должно прислушиваться к критическим голосам, воспринимать эти голоса достойно и учитывать их.
2. Экономическая политика должна вырабатываться и реализовываться через активное сотрудничество всех, а не только экономических министерств. Речь, в данном случае, идет о том, что экономический блок, состоящий из сторонников Рухани должен проводить свою работу с учетом интересов и позиций других, т.е. силовых блоков, которые состоят из выходцев из КСИР и личных назначенцев духовного лидера.
3. Правительство должно бороться с «аристократизмом» в экономике. Под «аристократами» рахбар имеет в виду именно представителей традиционных классов иранской экономики, которых и поддерживает президент через свои мегапроекты.
4. Фокусировка на «основных приоритетах». Последние состоят из основ «экономики выживания» авторства самого рахбара. Экономика выживания – это иранский аналог политики «импортозамещения» с той лишь разницей, что ориентирована на максимальное сокращение иностранных инвестиций. А это еще один шаг против политики Хасана Рухани по привлечению иностранных инвестиций в реальный сектор.
И, самое важное, Али Хаменеи призвал уважать статистику, но вместо того, чтобы только на нее опираться, он призвал членов правительства идти в народ для того, чтобы увидеть, как плохо у него обстоят дела и насколько состояние реальных дел отличается от высоких статистических показателей.
Выступление Али Хаменеи и его тезисы – важнейшее событие, которое будет определять системное движение иранской экономики. И уже теперь можно быть уверенным в том, что это движение будет опираться на несколько принципов: учет интересов силового блока, сокращение поддержки традиционных участников экономической жизни страны, минимизация участия иностранного капитала в реальном секторе экономики. В то же время надо отметить, что выступление Хаменеи обошло стороной вопросы развития иранского ТЭК, который, как понятно даже ультраконсерваторам, без вливания иностранного капитала и технологий развиваться не сможет.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте