Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

К вопросу об урегулировании грузино-абхазского конфликта

Автор: Пресс-папье

Вынужденная отставка Аслана Абашидзе большинством аналитиков стран СНГ была оценена как очередная сдача Россией своих позиций не только в Грузии, но и на всем Южном Кавказе. Однако следует заметить, что параллельно с ослаблением военной составляющей внешней политики РФ, наблюдается процесс усиления ее экономического влияния в регионе.
В Закавказье Москва приступила к созданию, выражаясь языком Анатолия Чубайса, «новой либеральной империи», в которой не военная сила, а экономика станет диктовать свои условия в большой политической игре. В этом направлении Кремлю удалось достигнуть весьма ощутимых результатов. На сегодняшний день значительная часть топливно-энергетического комплекса Грузии находится в руках ОАО «Газпром» и РАО «ЕЭС России». В целях развития газово-транспортной системы республики планируется создание совместных российско-грузинских предприятий. Вместе с этим изучаются возможности модернизации Ингури ГЭС.
В конце мая этого года в Тбилиси состоялся грузино-российский бизнес-форум, во время которого было высказано намерение подписать к концу 2004 г. двухстороннее соглашение о поддержке и защите инвестиций. Присутствующий на форуме министр экономического развития и торговли РФ Герман Греф отметил, что в целях развития бизнеса, Россия и Грузия обсуждают вопросы межправительственного сотрудничества «в сфере снятия административных барьеров».
Аналогичную политику Москва проводит по отношению к Армении. Россия осознает, что рано или поздно откроется турецко-армянская граница и российская военная база, расположенная на армянской территории может потерять свое значение. Поэтому РФ методично наращивает свое экономическое присутствие в этой республике. Не следует удивляться и тому, что «стратегический партнер» Армении поставил ей беспрецедентное условие по приобретению армянских предприятий в обмен на списание долгов.
Для более тесной экономической интеграции с Грузией и Арменией, Россия нуждается в реанимации абхазо-грузинской железной дороги, функционирование которой позволит ей укрепить свое экономическое присутствие не только в этих республиках, но и откроет дорогу на турецкий рынок.
Что касается Азербайджана, то посредством реализации проекта создания международного транспортного коридора «Север-Юг» (в его рамках по инициативе российской стороны было подписано соглашение о строительстве железной дороги Казвин (Иран) – Астара (Азербайджан)), Россия еще теснее свяжет свою экономику с экономиками упомянутых стран. И если на пути этого проекта стоят вопросы чисто финансового и технического порядка, то восстановление железнодорожной ветки Сухуми-Тбилиси связано с разрешением грузино-абхазского конфликта.
Вначале грузинские власти соглашались лишь с пакетным решением этой проблемы, то есть вопросы возврата беженцев, открытия железной дороги и определения статуса Абхазии должны были решаться за столом переговоров параллельно. Однако в последние годы правления Эдуарда Шеварднадзе, Тбилиси принимает поэтапный подход к урегулированию конфликта, суть которого в грузинской интерпретации изложила спикер парламента Грузии Нино Бурджанадзе.
На первом этапе урегулирования следовало: создать условия для возвращения грузинских беженцев в Гальский район; российские миротворцы должны отойти от реки Ингури и занять новые позиции по реке Галидзга; российские военные должны выполнять полицейские функции по обеспечению безопасности беженцев; открывается железная дорога Сухуми-Тбилиси. После осуществления этих шагов стороны должны приступить ко второму этапу переговоров, во время которых следовало решить вопрос политического статуса Абхазии. Однако парламентские выборы в Грузии 2003 года и последовавшие за ними отставка Э. Шеварднадзе, новые президентские и парламентские выборы, противостояние между Тбилиси и Батуми отодвинули эту программу на задний план.
Сразу же после разрешения аджарской проблемы, президент Грузии Михаил Саакашвили со свойственным ему эмоциональным запалом заявил, что после Аджарии настала очередь освобождения Абхазии и Южной Осетии. Вряд ли молодой грузинский лидер забыл, что, в отличие от Аджарии, в этих республиках проживают не грузины, а другие этнические общности, которые сравнительно недавно с оружием в руках добились своей, если не юридической, то фактической независимости от Тбилиси.
Несмотря на это, М. Саакашвили все же надеялся на экспорт мирной революции в Абхазию и Южную Осетию по аджарскому сценарию. Может этим желанием и объясняется информация грузинских СМИ, согласно которой в Сухуми состоялся митинг 16-ти армян, которые держали в руках плакаты с надписью «Миша помири нас!». Абхазские власти в категорической форме опровергли эту информацию, что похоже на правду, так как во время вторжения грузинских войск в Абхазию наряду с абхазами, русскими, греками пострадало и армянское население. Достаточно напомнить, что грузинские войска не пощадив детей, женщин и стариков полностью уничтожили жителей армянского села Лабра. В целях самообороны армяне Абхазии были вынуждены взяться за оружие и сформировать свое собственное воинское подразделение, которое внесло значительный вклад в дело освобождения от так «называемой грузинской армии».
Трудно поверить, что после всего случившегося среди армян нашлись «манкурты», выступившие против воли, как самой армянской общины, так и всех народов Абхазии. Отсюда следует заключить, что налицо факт информационной войны, начатой Грузией с целью создания атмосферы недоверия между народами, проживающими на территории ее бывшей автономии.
Кстати, грузинский опыт поспешил перенять Азе6рбайджан. В надежде на свою «революцию роз» в Нагорном Карабахе, Баку запустил собственную «утку». Так, азербайджанская электронная газета «Эхо» сообщила, что в Степанакерте состоялась демонстрация, участники которой, наряду с требованиями по улучшению социальных условий, «в знак желания жить в составе Азербайджана рядом с флагом НКР подняли азербайджанский флаг».
Удостоверившись, что Абхазия – это не Аджария, грузинские власти решили начать переговоры с Москвой и Сухуми. Укрепив свой имидж миротворца в аджарских событиях, Москва направила секретаря Совета безопасности РФ Игоря Иванова в Тбилиси, где последний со своими грузинскими коллегами обсудил вопросы мирного урегулирования грузино-абхазского конфликта. Несмотря на то, что эта встреча прошла за закрытыми дверями, судя по логике развития событий и имея ввиду интересы России в этом регионе, можно предположить, что И. Иванов предложил грузинской стороне обсудить поэтапный вариант решения проблемы.
Не случайно уже после этой встречи, в Страсбурге председатель Совета Федерации Сергей Миронов во время беседы со спикером грузинского парламента Нино Бурджанадзе заявил: «Уже активно действуют рабочие группы по возвращению беженцев в Абхазию и скоро так же активно заработают группы по восстановлению железнодорожного сообщения на территории Абхазии». Позже премьер-министр РФ Михаил Фрадков во время переговоров с премьер-министром Грузии Зурабом Жвания подчеркнул, что «проблема урегулирования конфликта – это целый комплекс вопросов, включая экономические вопросы, вопросы возвращения беженцев и обеспечения их безопасности в Гальском районе». З. Жвания в свою очередь отметил: «Открытие железнодорожного сообщения имеет большое значение не только для Грузии, но и для всего Южного Кавказа».
О намерении грузинской стороны принять поэтапный вариант урегулирования конфликта свидетельствует и более «прозрачное» заявление по этому вопросу председателя Комиссии по вопросам евроинтеграции Грузии Давида Бакрадзе: «Задействование железной дороги не является отдельной проблемой. Это составная часть урегулирования абхазского конфликта и может быть решена лишь параллельно с возвращением грузинских беженцев в Абхазию». Определенные подвижки наметились и в грузино-абхазских отношениях. В Сухуми под эгидой ООН между конфликтующими сторонами состоялась встреча, во время которой было достигнуто соглашение о разрешении всех споров исключительно мирным способом».
Однако некоторые факты заставляют подвергнуть сомнению искренность грузинской стороны в вопросе принятия поэтапного плана урегулирования. Так, Тбилиси подготовил проект такого документа, в котором Абхазия рассматривается как «суверенное государство в составе Грузии», что противоречит логике поэтапного варианта. Более того, во время своего выступления по случаю Дня независимости Грузии Михаил Саакашвили предложил абхазам и осетинам начать переговоры по объединению страны, а во время парада военно-морских сил в Батуми, обращаясь к военнослужащим, он заявил, что «наша цель – Абхазия, наша цель – защита наших территорий». Относительно российско-грузинских переговоров президент Грузии заметил, что они «идут тяжело» и что Россия может подключиться к переговорам после достижения договоренностей между грузинской и абхазской сторонами.
Можно предположить, что подобные действия и заявления могут быть продиктованы одной из двух причин. Вполне возможно, что между Россией и Грузией возникли трения по вопросу механизма реализации поэтапного варианта, и грузинский президент своими жесткими заявлениями пытается оказать давление, как на Москву, так и на Сухуми. Не исключено, что в ходе переговоров возникли разногласия и по вопросу управления абхазского участка железной дороги. Председатель комитета по делам СНГ Совета Федерации РФ Вадим Густов предложил передать этот участок дороги в концессию Армении. Если разногласия между сторонами переговорного процесса касаются перечисленных вопросов, то со временем они будут разрешены. Но все может оказаться намного сложнее, если в переговорном процессе незримо присутствует и «третья сторона», которая отнюдь не заинтересована в функционировании железной дороги, позволяющей России усилить свое экономическое, а, следовательно, и политическое влияние на Южном Кавказе. Сам ход переговорного процесса в скором времени выявит действительную причину подобного поведения грузинских властей.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте