Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Экономика и внешняя политика Азербайджана

Автор: Пресс-папье

Экономические факторы в Азербайджане являются определяющими при осуществлении нынешней внешней политики. Изначально это было обусловлено интересами максимального использования нефтегазового потенциала республики, обретшей независимость в результате распада СССР. Впоследствии объективные потребности государственного развития были инкорпорированы с корпоративными интересами правящей элиты.
Экономический упадок позднесоветского периода, усугубившийся разрывом межхозяйственных связей уже после прекращения существования союзного государства вкупе с разразившейся войной в Карабахе, поставило Азербайджан перед трудными вызовами.
Единственным спасением на тот период была разработка глубоководных нефтяных и газовых месторождений на Каспии. Однако у молодой республики на тот момент не было ни технологий, ни средств для освоения этих ресурсов.
Баку не оставалось ничего другого как принять помощь подоспевших тут как тут Западных компаний, и в частности британской BP и американской «Amoco» (впоследствии слилась с BP) и др.
Это предопределило прозападный вектор внешней политики Азербайджана в 1990-е и начале 2000-х гг.
При поддержке Запада, в частности, США Азербайджан реализовал проекты по разработке нефтяных месторождений Азери-Чираг-Гюнешли, газового месторождения «Шахдениз», построил нефтепроводы Баку-Тбилиси-Джейхан, Баку-Супса, газопровод Баку-Тбилиси-Эрзерум.
Все это и стало условием, приведшими в середине нулевых годов нефтяному буму в Азербайджане. В считанные годы страна получила от продажи нефти и газа порядка 140 млрд. долларов. Экономические достижения стали усиливать ощущение самодостаточности и, в определенной мере, самостоятельности в осуществлении внешней политики. В какой-то момент уже экономические возможности страны стали стимулировать власти к реализации амбициозных политических задач и целей.
Пользуясь экономическими преимуществами от партнерства с Западом, власти Азербайджана воздерживались от реализации навязываемых рецептов внутриполитического устройства. Прежде всего, правящая элита заботилась о собственных интересах сохранения власти. Во-вторых, на кону была стабильность в стране. Так называемые «цветные революции» в Грузии и на Украине середины нулевых годов расшатали политическую стабильность в этих республики, привели к обострению отношений с Россией. Азербайджан стал проводить иную политику – баланса между главными региональными и мировыми центрами силы. Она позволяет Азербайджану в случае давления одного центра – искать поддержки у другого (других) держав.
Азербайджану удалось преодолеть взаимную настороженность в отношениях с Россией 90-х и вывести связи с северным соседом на уровень стратегического партнерства. Баку стал учитывать интересы Москвы и дистанцировался от программ интеграции с Евросоюзом и НАТО. Средства, заработанные от продажи нефти, направлялись не только на собственное развитие, но и диверсификацию внешнеэкономических связей. Азербайджан стал одним из основных покупателей российских вооружений. За несколько лет Баку приобрел у РФ вооружений и техники на более чем 5 млрд. долларов.
Экономическое сотрудничество развивалось и по другим направлениям и сегодня годовой товарооборот между двумя странами стабильно превышает 2 млрд. долларов.
Ощутимыми дивидендами от усиления партнерства с Россией для Баку во внешней политике стало достижение нейтралитета Москвы в Карабахском урегулировании. Если в 90-е годы Россия, несмотря на статус посредника, на практике больше была на стороне Армении, то в последнее десятилетие она реально демонстрирует беспристрастность, и пример тому – поведение Кремля во время четырехдневной войны в апреле 2016 года.
С другой стороны, благодаря закупкам российских вооружений Азербайджан существенно усилил свой оборонный потенциал.
Одновременно Азербайджан усиливал партнерство со своим историческим союзником Турцией. Баку и Анкара фактически торпедировали поддерживаемый Евросоюзом газотранспортный проект «Nabucco» (Турция-Болгария-Румыния-Венгрия-Австрия) и поставили европейцев перед фактом, договорившись о строительстве газопровода TANAP (Трансанатолийский трубопровод, от востока на запад Турции, будет сдан в 2019 году). В случае, с «Nabucco» у Азербайджана и Турции долевое участие было незначительным. В TANAP же контрольный пакет за Турцией и Азербайджаном. Баку и Анкара, таким образом, добились того, что TANAP стал частью «Южного газового коридора», предусматривающего прокачку газа из Каспийского региона в Южную Европу. Европейские институты одержимые поисками альтернативных источников вынуждены были смириться с этим.
Азербайджано-турецкий энергетический альянса был усилен 4-миллиардным инвестиционным вложением госнефтекомпании SOCAR в крупнейший нефтехимический комплекс «Petkim». Таким образом, Азербайджан не скупился на траты ради признания его как регионального игрока.
Однако Баку упустил время для диверсификации экономики – она оставалась и все еще остается однобокой и энергозависимой. Обвал цен на нефть существенно сократил доходы страны. Конечно, запасы, накопленные в предыдущие годы, позволили стране избежать дефолта. Тем не менее, правительство оказалось в трудном положении, как в выполнении расходной части бюджета, так и в соблюдении обязательств по крупным международным инвестиционным проектам. Баку вынужден был скорректировать свою политику и вновь ищет поддержки у Запада.
В последнее время вновь активизировались связи Азербайджана со структурами Евросоюза. Осенью 2015 года Баку громогласно приостановил свое участие в работе Парламентской ассамблеи «Евронест» (участвуют Европарламент и парламенты стран «Восточного партнерства» – Азербайджан, Армения, Белоруссия, Грузия, Украина и Молдавия) из-за критики Европарламентом «нарушения прав человека в Азербайджане». Однако год спустя Азербайджан вернулся в структуру.
Более того, Азербайджан активно ведет диалог по подписанию с ЕС нового соглашения о стратегическом партнерстве.
После смены администрации в США контакты активизировались и с Вашингтоном. Нормализация политических отношений с ним для Баку была важна в получении кредитов у международных финансовых институтов. Только по проектам разработки газового месторождения «Шахдениз-2», расширению Южнокавказского газопровода, строительству TANAP и TAP (Трансадриатический газопровод, продолжение от Турции через Грецию, Албанию, Адриатическое море в Италию) обязательства Азербайджана составляют 10 млрд. долларов. В наличии таких средств у Азербайджана нет (37 млрд. долларов активов Государственного нефтяного фонда Азербайджана инвестированы в ценные бумаги, недвижимость, содержатся на депозитах). Поэтому Баку частично финансирует эти проекты из средств Государственного нефтяного фонда Азербайджана и госбюджета. Половину средств он заимствует у МФО.
Только после активизации политического диалога с Брюсселем и Вашингтоном Азербайджану удалось добиться принятия решений о выделении льготных кредитов от Всемирного банка, МВФ, Азиатского банка развития и ЕБРР на общую сумму 4 млрд. долларов.
В период высоких доходов от нефти представители SOCAR периодически заявляли в СМИ, что, возможно, истекающий контракт на разработку месторождений «Азери-Чираг-Гюнешли» с международным консорциумом под управлением BP продлен не будет. Дескать, Азербайджан самостоятельно способен дальше эксплуатировать месторождения. Однако падение цен на нефть внесло коррективы и в этот вопрос. Правительство уже в 2017 году согласилось подписать новый контракт с теми же партнерами, продлив срок сотрудничества до 2050 года.
«Фишкой» для Азербайджана стало получение в начале контракта бонуса на сумму 3,6 млрд. долларов. Однако это не подарок – эти средства надо будет возвращать в течение ближайших лет, то есть по 360 млн. долларов в год.
Отметим, что критики власти в Азербайджане считают, что правящая элита избегает шагов, которые могут реально диверсифицировать экономику страны, опасаясь утраты монополии на доходные отрасли и, в конечном итоге, саму власть. Именно поэтому, на взгляд этих экспертов, Азербайджан избегает вступления в ВТО, не пускает крупных инвесторов в банковский сектор страны, дистанцируется от участия в региональных экономических интеграционных объединениях, таких как Таможенный союз (СНГ), Евразийский экономический союз.
«Внешняя и внутренняя политика Азербайджана строится исходя, в первую очередь, из интересов правящей элиты. Она может удовлетворять экономические интересы партнеров до тех пор, пока это не будет представлять угрозу основам режима.
Иностранным же партнерам, по большому счету, будущее Азербайджана безразлично. Свои дивиденды от сотрудничества они получают», - сказал в частной беседе с корреспондентом ПП один из бакинских аналитиков.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте