Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Шаг навстречу?

Автор:

В грузино-российских отношениях вновь наблюдается обострение. Поводом для этого стало обращение к руководству России премьер-министра Грузии Георгия Квирикашвили по поводу гибели Арчила Татунашвили, гражданина Грузии, задержанного 22 февраля в Ахалгорском (по версии Южной Осетии, Ленингорском) районе, контролируемом Цхинвали.
Отказ Цхинвали передавать тело А. Татунашвили родственникам стал поводом для подозрений в том, что версия несчастного случая (упал с лестницы и умер от проблем с сердцем), выдвинутая осетинской стороной, Тбилиси не устраивает как малоубедительная. Он требует немедленно отдать тело своего гражданина его родне, но осетины настаивают на проведении экспертизы, которая займет определенное время. При таком раскладе грузины подозревают осетин в том, что дело нечисто, грузинский гражданин был убит и теперь Цхинвали пытается замести следы.
На волне общественного негодования ситуация обострилась, в парламенте Грузии обсуждают, какую по этому поводу принять резолюцию, официальный Тбилиси подключил к этому делу международные организации, а премьер-министр Георгий Квирикашвили, несмотря на отсутствие после августовской войны 2008 года дипломатических отношений с Россией, обратился к Москве с просьбой о содействии. В России это расценили как позитивную попытку Тбилиси сделать шаг навстречу. В Грузии тоже, но оценка оказалась с обратным знаком.
Кроме прочего, в своем обращении Квирикашвили напомнил о том, что в этом году исполняется 10 лет после «августовской войны» в Южной Осетии: «Это драматическое явление оставило глубокий след в жизни грузинского народа и в грузино-российских отношениях. Разорваны дипломатические связи. Признание Москвой независимости Абхазии и Цхинвальского региона фактически завело в тупик перспективу установления нормальных отношений».
Далее грузинский премьер задал вопрос, не пора ли покончить со взаимными обвинениями, которые, несомненно, в канун десятилетия войны могут последовать с обеих сторон, и сделать шаги для того, чтобы вырваться из этого «заколдованного круга». Случай с Арчилом Татунашвили Квирикашвили считает примером неурегулированности отношений именно с Россией, а не Южной Осетией.
На это заявление главы правительства Грузии последовал комментарий МИД РФ, в котором российская сторона заявила о положительной оценке грузинского настроя «на углубление процесса двусторонней нормализации отношений с соседней Грузией и свлоей готовности идти настолько далеко, насколько к этому готовы в Тбилиси». Кроме того, Москва подчеркнула, что она приветствует декларируемое стремление «к прямому диалогу с Абхазией и Южной Осетией», которая Россия увидела в словах Квирикашвили.
Казалось, в двухсторонних отношениях появился намек на позитив, но дальше началось что-то странное. В Грузии письмо премьера вызвало неоднозначную реакцию, главным образом, в стане политических оппонентов действующей власти. Наверняка Георгий Квирикашвили предполагал, что его шаг станет предметом критики со стороны радикальной оппозиции, в первую очередь, «Единого национального движения» (ЕНД) и отколовшейся от него новой партии «Европейская Грузия».
Один из лидеров ЕНД Роман Гоциридзе отметил, что «письмо премьера вредит государственным интересам, что показал ответ МИД РФ». Политик назвал шаг Квирикашвили капитулянтским и увидел в нем заискивание перед Москвой. Член «Европейской Грузии», в недавнем прошлом заместитель министра иностранных дел страны Серги Капанадзе не увидел в ответе МИД РФ никакого позитива: «Наоборот, заявление России, с одной стороны, оскорбительно, а с другой, в определенной степени издевательское. Надо отметить и то, что на заявление высшего уровня, ответ был дан на низшем уровне».
На инициативу грузинского премьера откликнулся министр иностранных дел Абхазии Даур Кове, который заявил, что, если в Сухуме увидят реальную готовность грузинской стороны к «выстраиванию полноценного межгосударственного диалога», там будут готовы принять в нем участие.
Но что делать с т.н. «красными линиями», которых придерживаются и в Грузии, и в Абхазии и Южной Осетии. Москва признала независимость бывших грузинских автономий, Тбилиси, естественно, с этим не согласился. Тогда, о чем сторонам говорить? Но тема для обсуждения, похоже, все-таки есть – это возвращение беженцев. Временно оставив в стороне территориальную целостность, грузинские лидеры могли бы сконцентрировать внимание именно на ней.
Вопрос, конечно же, очень сложный и чувствительный, но в нем возможны компромиссы. Ведь, как ни крути, а вопрос возвращения беженцев может и должен стать ключевым в переговорах. И они в свое время велись. Абхазы настаивали на том, что вернутся в Абхазию могут только те жители республики, которые не принимали участие в военных действиях. Потом, после того, как часть жителей Гальского района вернулась в свои дома, в Сухуми посчитали этот процесс завершённым.
Но есть десятки тысяч беженцев-грузин из других городов и районов Абхазии. Как быть с ними? Именно этот вопрос может стать ключевым на Женевских переговорах. Здесь и Москва может сыграть важную роль, если, конечно, захочет. А захотеть она может только в том случае, если Тбилиси в двухсторонних отношениях займет более конструктивную и реалистичную позицию. Какую? В первую очередь, откажется от своего стремления к вступлению в НАТО. Такие грузинские политики, как Нино Бурджанадзе считают, что восстановление территориальной целостности страны важнее желания вступить в Североатлантический альянс. Тем более, очевидно, что попасть в НАТО Грузия, во всяком случае, в обозримый период, не сможет, о чем весьма однозначно ей уже не раз говорили на Западе.
Грузинская оппозиция увидела в обращении Г. Квирикашвили еще одну «опасность» – намерение восстановить дипотношения с Россией. Но в передаче «360 градусов» на грузинским канале «Палитраньюс» специальный представитель премьер-министра Грузии по вопросам отношений с Россией Зураб Абашидзе заявил: «Я услышал мнение наших оппозиционных коллег о том, что якобы есть намеки на восстановление дипломатических отношений и так далее. Где они это увидели или прочли, просто непонятно. Как в такой ситуации могут быть восстановлены дипломатические отношения с Россией, это же невероятно и даже не стоит в повестке дня».
А пока Москва могла бы, проявив добрую волю, оказать влияние на Цхинвали в вопросе возвращения тела Арчила Татунашвили родственникам. Откликнуться на призыв Квирикашвили могли бы и высшие руководители России, ведь грузинский премьер все-таки пошел на определенный риск, понимая, что подвергнется остракизму, а это говорит о том, что в грузинском политическом истеблишменте есть, пусть далеко не у всех, понимание того, что будущее страны невозможно без восстановления добрососедских отношений с северным соседом, связи с которым уходят вглубь веков.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте