Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Россия, Иран и Совместный всеобъемлющий план действий (25.05.2018)

Автор: Бахрам Амир Ахмадиан

Выход США из ядерного соглашения с ИРИ стал очередным испытанием для России, от которой иранское общество ожидает поддержки. Однако подобный ход мыслей не приемлем в международных отношениях. Как Россия, так и Китай довольно эгоцентричны в своих отношениях с другими странами. Несмотря на то, что они считают, что их отношения с Ираном были взаимовыгодными, на самом деле, отношения ИРИ с обеими странами зачастую более выгодны для них, нежели для нас. Свежие примеры этого можно найти в Сирии, где Россия получила гораздо больше выгод, чем Иран.
В китайско-российских отношениях ситуация складывается в пользу Пекина. Например, контракт на экспорт российского газа из Сибири в КНР стоимостью в 400 миллиардов долларов США на первый взгляд принесет прибыль Москве, но, на самом деле, эта сумма будет выплачена России в течении 30 лет и, что самое интересное, в виде китайских товаров. Иными словами, Россия станет рынком для китайской продукции и одновременно – заправочной колонкой для Пекина.
Неудивительно, что Китай, будучи членом «Большой шестерки», после выхода США из Совместного всеобъемлющего плана действий, не отреагировал должным образом, точнее, таким образом, как этого ожидало иранское общество.
В 2017 году объем внешней торговли России составил 526,7 миллиардов долларов США. Между тем, внешний товарооборот Китая был в семь раз. КНР имеет 11,2 процента, а США – 11,3 процента от объема мировой торговли. Доля РФ в этом показателе составляла всего 1,5%, тогда как доля Ирана – 0,4 процента. Российский импорт в том же году составил 182,8 миллиардов долларов США, а экспорт – 343,9 миллиардов долларов. Доля импорта американских товаров в Россию составила 2,3 процента, а иранских – один процент.
Обычно в международных отношениях каждая страна играет роль, которая соответствует ее вкладу в мировую торговлю и ВВП. Следовательно, каждое государство строит свою внешнюю политику, используя своих деловых и торговых партнеров и основываясь на своих интересах. Что касается отношений между Ираном и Россией, то можно сказать, что в данном контексте важность ИРИ для РФ нельзя считать равной значению, которое Иран придает России. С другой стороны, некоторые слои иранской элиты и общества все еще рассматривают Москву в контексте «холодной войны», иными словами, считают ее сверхдержавой, которая ведет равную борьбу против США. Однако сегодня нет биполярного мира. Восточный блок развалился. В коммунистическом Китае царит капитализм. Если даже вообразить, что мир сегодня биполярный, то перед Америке противостоит не Россия, а Китай, который в мировой экономике занимает второе место после США.
Анализ мировой политики, проведенный с учетом фактора «холодной войны», в какой-то мере успокаивает иранцев. Подобный подход существует также и в России среди неосоциалистов. Если смотреть через эту призму, то будет казаться, что Москва как главный соперник Вашингтона может и должна защищать интересы ИРИ как своего союзника. Однако вернемся к величине экономик. Россия стала объектом санкций со стороны Запада после начала кризиса на Украине в 2014 году и из-за оккупации Крымского полуострова. Это сильная страна, которая противостоит введенным против нее санкциям и, в то же время, развивает свою военную мощь с целью стать равноправным соперником Запада. Только проблема заключается в том, что Соединенные Штаты ежегодно тратят на военную сферу около 700 миллиардов долларов, а РФ может отдать на те же цели только одну десятую часть этой суммы. Москва не может потратить такую же сумму (как США – ПП), поскольку она в несколько раз превышает российский ВВП. Это невозможно. Именно в такой ситуации мы ожидаем от России, что она станет защищать интересы ИРИ любой ценой…
Теперь надо понять, какое место мы занимаем во внешней политике России. Иран присутствует во внешней политике РФ на Ближнем Востоке. Там приоритеты разделены на следующие регионы: Запад, Ближний Восток, Азиатско-тихоокеанский регион и постсоветские страны. В каждом из них Москва имеет интересы и сталкивается с угрозами. Но поскольку российская внешняя политика основана на представлении России в роли сверхдержавы, зачастую подобный подход неэффективен, т.к. он не позволяет стране адекватно оценить свои слабые и сильные стороны в каждом регионе.
Что касается Ближнего Востока, то этот регион считается весьма важным для безопасности России, которая постепенно увеличивает здесь свое присутствие. В результате подобной политики РФ в 2017 году смогла освободить большую часть Сирии из-под контроля «Исламского государства» и создать условия для мирного процесса в САР. Иран помогал России в этих вопросах, когда была достигнута победа, президент РФ Владимир Путин не часто упоминает ту роль, которую в ней сыграл Тегеран.
В данном регионе для России приоритетным является также предотвращение столкновений между Россией и Соединенными Штатами в Сирии, прогресс в мирном процессе, нормализация отношений с Турцией, расширение отношений с Саудовской Аравией, скоординированность действий на нефтяном рынке и поддерживание текущего статуса в отношении ядерной программы Ирана. Неудивительно, что замминистра иностранных дел РФ Сергей Рябков считает, что, несмотря на желание его страны сохранить «ядерную сделку», озабоченность Запада по поводу ядерной программы Тегерана должна учитываться.
Надо также иметь в виду, что нападения Израиля на сирийские военные объекты по соседству с оккупированной Палестиной не могли бы происходить без согласия России. РФ имеет тесные связи с Тель-Авивом, который является главным региональным соперником ИРИ. В данном вопросе между подходами Тегерана и Москвы существуют различия.
Следует отметить и то, что в дополнение к сирийскому вопросу Исламская Республика из-за своих тесных связей с Россией, которая находится под западными санкциями, не могла развивать отношения с Европой и привлечь европейские инвестиции. Чем больше Иран расширял свои отношения с Россией в сфере безопасности (заявив о желании присоединиться к Организации (Договора о – ПП) коллективной безопасности), в сфере экономики (выразив желание вступить в Шанхайскую организацию сотрудничества и Евразийский экономический союз), тем меньше Европа проявляла интерес к увеличению инвестиций и расширению с ним торговых связей.
Многие эксперты в ИРИ уверены, что Россия – стратегический партнер Ирана и что отношения двух стран будут расширяться. Однако ИРИ и РФ не заключали договора о стратегическом партнерстве. Иран может стать региональным лидером на Ближнем Востоке, а также имеет обширные запасы природного газа, чтобы стать достойным конкурентом России (в газовой сфере – ПП). Однако для этого нужны инвестиции и технологии, которые есть у Европы. У нее есть также желание делать эти инвестиции и использовать свои технологии на территории ИРИ. Иран и Европа могут работать вместе в этой сфере. При подобном развитии ситуации Европа освободится от зависимости от российского газа, но сама Россия будет в проигрыше. Запасы сырой нефти в Иране на 50% выше, чем в РФ. Квалифицированная и образованная рабочая сила и национальное единство Ирана являются сильными сторонами нашей страны, которые могут обеспечить определенную роль ИРИ на международной арене без необходимости поддержки со стороны России.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте