Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Азербайджан-ЕС: подводные камни партнерства

Автор: Пресс-папье

Несмотря на кажущееся благополучие во взаимоотношениях Европейского союза с Азербайджаном, который рассматривается в Брюсселе как альтернативный источник энергоснабжения «Старого света», в реальности, ситуация далека от идиллии. Между сторонами существуют принципиальные разногласия относительно перспектив будущего партнерства.
Евросоюз оценивает Азербайджан в контексте своей общей политики в отношении шести постсоветских стран в рамках программы «Восточное партнерство», которым выдвигаются (или навязываются, как угодно) «общие рекомендации» по сближению национальных законодательств, системы госуправления, регламентации сфер энергетики, экономики, финансов, образования в соответствии с европейскими стандартами. Баку же делает акцент на эксклюзивный характер партнерства, которое в Азербайджане предпочитают называть стратегическим, с учетом поставок азербайджанской нефти, а ближайшей перспектива и газа на европейский рынок. Взамен официальный Баку деликатно настаивает на невмешательстве ЕС во внутриполитические процессы в стране.
Правительство Азербайджана всячески избегает углубленной интеграции с Евросоюзом. В отличие от других стран «Восточного партнерства», например, Украины, Грузии, Молдавии и Армении, Азербайджан богат нефтяными и газовыми запасами и по этой причине самодостаточен и практически не нуждается в финансовой помощи ЕС. То есть, стимулировать Баку материальной поддержкой для его перевода в фарватер политики Брюсселя практически бессмысленно.
Из стран «Восточного партнерства» только Азербайджан и Белоруссия сдержанно относятся к предложениям и инициативам по евроинтеграции. В Азербайджане настороженно относятся к рецептам из ЕС по реформированию политической и правовой системы, опасаясь расшатывания стабильности в стране с последующей реализацией сценариев «цветных революций». Эти подозрения еще больше усилились после киевского Майдана зимы 2013-14 годов. Азербайджанские власти сделали соответствующие выводы и, по сути, изгнали из страны западных доноров, а их местных партнеров фактически оставили вне правового поля и без источников финансирования.
Однако полностью игнорировать ЕС Азербайджан не может, поскольку Европа – это главный рынок сбыта азербайджанских углеводородов и основной источник валютных доходов страны. Товарооборот между Азербайджаном и ЕС в 2017 году составил почти 9,5 млрд. долларов, из них 80 процентов приходится на азербайджанский экспорт в ЕС (в основном, нефть и нефтепродукты). При этом в общей структуре экспорта Азербайджана удельный вес ЕС достиг почти 55 процентов. С учетом запуска «Южного газового коридора», о чем мы уже писали, экспорт Азербайджана в ЕС будет только нарастать.
По этим причинам власти Азербайджана декларируют свою поддержку инициатив ЕС по «Восточному партнерству», участвуют на всех мероприятиях в рамках этой программы. В то же время, диалог по определению новых правовых рамок партнерства практически не продвигается. Нынешняя договорная база основывается на соглашении о сотрудничестве и партнерстве, подписанном в 1996 году и вступившем в силу в 1999 году. Несмотря на ведущиеся переговоры рабочих групп в Баку и Брюсселе, каких-либо ощутимых результатов, которые можно было представить общественности как «серьезный прогресс», не достигнуто.
Эксперты, работающие со структурами ЕС, бывая в Баку, с сожалением констатируют полное отсутствие подвижек на переговорах по политическим и экономическим вопросам, какое-то развитие наблюдается только в гуманитарной сфере. При этом они допускают, что определенное влияние на руководство Азербайджана, здесь оказывает Москва, которая после урока «бархатной революции» в Армении якобы решила сосредоточить свои усилия по укреплению позиций на азербайджанском направлении.
Бакинские эксперты также полагают, что одной из причин, удерживающих Азербайджан от углубленной интеграции с ЕС, является опасение проблем, которые стране может создать Россия. В Баку учитывают печальный опыт Грузии и Украины, которым ассоциативные соглашения с ЕС дались ценой потери части их регионов.
Но, помимо российского фактора, на поведении азербайджанского правительства на переговорах с ЕС о новом соглашении сказываются экономические интересы правящей элиты.
Экономика Азербайджана фактически монополизирована несколькими холдингами, близкими к руководству страны, и другими влиятельными чиновно-олигархическими группами. Любая либерализация в экономике, снятие тарифных ограничений, создание условий для честной конкуренции европейских производителей и инвесторов может привести к ослаблению позиций местных монополистов.
Основной экспортный продукт Азербайджана – углеводороды, которые и так востребованы в Европе. Других товаров, способных конкурировать на европейском рынке, у Азербайджана практически нет. Даже экологически чистая продукция местного сельского хозяйства из-за большой удаленности и значительного времени транспортировки не выдерживает конкуренции на перенасыщенном европейском рынке. Поэтому для Баку нет резона идти на какую-либо взаимную либерализацию таможенно-тарифной и инвестиционной политики с ЕС. На условиях же Азербайджана в страну не хочет идти европейский средний бизнес, капиталовложения которого могли бы оживить ненефтяные сектора республиканской экономики. Европейские инвесторы любят прозрачность, ясные правила игры, наличие независимых судов, которые могут защитить их права.
ЕС также уже много лет тщетно добивается от Баку подписания авиационного соглашения, которое предусматривает режим «открытого неба» для европейских перевозчиков. Азербайджан же не устраивают условия этого соглашения, которое предполагает отделение управления Бакинского аэропорта от национального авиаперевозчика – госкомпании AZAL и прекращение предоставления ей государственных субсидий. Свободный допуск в небо Азербайджана компаний ЕС также лишил бы AZAL монополии на рынке авиауслуг. Сегодня из-за дорого обслуживания в столичном аэропорту им. Г. Алиева и высоких тарифов на перевозку многие компании отказываются от полетов в Азербайджан.
О наличии серьезных трений в отношениях Баку и Брюсселя свидетельствуют и отсутствие 29 мая на церемонии запуска такого «проевропейского проекта», как «Южный газовый коридор», делегации Еврокомиссии высокого уровня (на уровне комиссара по вопросам энергетики). 5 июня на бизнес-форум ЕС-Азербайджан Брюссель также командировал чиновников среднего звена. Возможно, это также сигнал Азербайджану о недовольстве ЕС.
Правда, между этими событиями Баку посетил комиссар Евросоюза по цифровой экономике и обществу Гюнтер Эттингер, хорошо известный в Азербайджане, поскольку в 2010-14 годах он являлся комиссаром по энергетическим вопросам. Этому посланцу Европы были оказаны особые почести – ему позволили выступить в престижном дипломатическом университете ADA (его возглавляет дядя первой леди страны Хафиз Пашаев). Обычно такой чести удостаиваются политики уровня глав МИД.
Г. Эттингер не скупился на похвалы и реверансы. К примеру, он заявил о «благоприятном инвестиционном климате в Баку, сопоставимым с Парижем, Монте-Карло и Москвой». Формально генерируя идеи углубления сотрудничества между Азербайджаном и ЕС, например, принятия плана сотрудничества до 2030 года, он завуалированно вырисовывал приоритеты, которые могут быть интересны его собственной стране – ФРГ – и лично ему. В частности, Эттингер говорил о «больших возможностях» Азербайджане в деле «развития солнечной энергетики, гидроэнергетики и в сфере разработки биомасс». Как известно, как раз в этих сферах компании Германии имеют передовой опыт, и Азербайджан мог быть стать заказчиком их технологий. А в словах еврокомиссара «мы также готовы предоставить Азербайджану всю необходимую технику для развития сельского хозяйства» многие уловили ноты лоббирования продукции немецкого сельскохозяйственного машиностроения.
При этом Эттингер обошел стороной вопросы, касающиеся его функциональных обязанностей комиссара по цифровой экономике и обществу, не затронул тему «европейских демократических ценностей».
Интересно, что визит Эттингера носил частный характер, он не был командирован Еврокомиссией.
В экспертном сообществе сложилось мнение, что Эттингер мог приехать исключительно для продвижения каких-то узких интересов. Дело в том, что в будущем году истекает срок его полномочий, и он уже сейчас должен думать о своем будущем, в связи с чем, и занялся лоббированием интересы германского крупного бизнеса. При этом некоторые в Баку проводят параллели с Герхардом Шредером, который, оставив пост канцлера ФРГ, хорошо устроился при «Газпроме».
У Азербайджана также есть интерес к таким фигурам, как Эттингер. Он является одним из влиятельных деятелей партии ХДС и приближенным самой Ангелы Меркель. Баку же предпочитает в Европе делать ставку именно на лидеров главных международных игроков, влияющих на глобальную политику. И в этом надо отметить Баку преуспевает. К примеру, несмотря на резко критическую оценку президентских выборов в Азербайджане 11 апреля с.г. со стороны наблюдательных миссий ПАСЕ, БДИПЧ и Парламентской ассамблеи ОБСЕ, Ангела Меркель и президент Франции Эммануэль Макрон поспешили поздравить Ильхама Алиева, избранного в четвертый раз главой государства, и в теплых посланиях выразили готовности к дальнейшему сотрудничеству с нынешней азербайджанской властью. А британский премьер Тереза Мей, спустя всего две недели после выборов, личным присутствием «освятила» подписание нового контракта между госнефтекомпанией Азербайджана SOCAR и BP.
От коллег не отстал и Э. Макрон. В мае он командировал в Баку главу МИД Франции Жана-Ива Лё Дриана, который передал И. Алиеву приглашение посетить Париж в конце июня. Сам Макрон до конца года совершит ответный визит в Азербайджан.
Кстати, в азербайджанской политике Европы как лакмусовой бумажкой выявляются противоречия в ЕС между общей линией и интересами крупных европейских держав. Каждая из них стремится не упустить свои выгоды, пролоббировать интересы собственных корпораций.
В Азербайджане представлены крупные энергетические компании Европы – британская BP, французская Total, немецкая E.ON. Европейские компании являются активными участниками инфраструктурных проектов или кандидатами в таковые. К примеру, французские компании проявляют интерес к строительству новых линий Бакинского метро и обеспечению их подвижным составом. Этот проект актуализируется в связи с возобновлением роста цен на нефть и увеличением доходов Азербайджана. То есть, в условиях обострения международной экономической конкуренции, значение таких платежеспособных стран, как Азербайджан возрастает, и крупные европейские страны понимают, что с требованиями демократии и прав человека в отношении таких государств, как Азербайджан перегибать палку не следует, поскольку политически Баку всегда может найти защиту в лице Турции и России, а в свои экономические проекты интегрировать компании этих же стран. Кстати, и технологии он может закупать не в Европе, а в Азии – у Японии, Китая или Южной Кореи.
Таким образом, у Азербайджана есть возможности маневра и ухода от углубленной интеграции с ЕС с минимальными политическими издержками. В ЕС наверняка понимают это и потому предпочитают не слишком давить на Баку и довольствоваться выгодами энергетического сотрудничества с ним и геополитическим нейтралитетом Азербайджана в столь сложном и важном для всего коллективного Запада регионе.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте