Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Иранская ядерная сделка: хранить уже нечего

Автор: Пресс-папье

После объявления США о выходе из иранской ядерной сделки, как ЕС, так и Иран заявили о том, что стороны должны приложить максимум усилий для того, чтобы сохранить соглашение и его практическое применение. Последнее предполагает, прежде всего, сохранение экономического сотрудничества, договоренностей об инвестициях и поддержку торговли. Однако за два прошедших месяца иранцы и европейцы показали полную недееспособность в деле игнорирования экстерриториального действия американских санкций.

Откровения от Макрона
Заседания ЕС, заявления Фредерики Могерини и Жана-Клода Юнкера о готовности защитить ядерную сделку от посягательств со стороны Вашингтона создали определенную иллюзию того, что ЕС и европейские компании смогут выработать механизмы «противодействия давлению» со стороны Вашингтона. Но, справедливости ради, следует отметить, что «давление», о котором так часто заявляют европейские чиновники, было раньше, но не сейчас. В 2009 году американские эмиссары посещали европейские столицы и по-настоящему давили на национальные правительства и на ЕС, требуя реагировать совместно с Вашингтоном на явные признаки создания иранского ядерного военного потенциала. В нынешней же ситуации говорить о «давлении» и «требованиях» нельзя, так как Вашингтон просто принял решение, его, по большому счету, ни с кем из партнеров не обсудив, а просто сообщив европейцам: вы живете в новой реальности, в которой обязаны прекратить сотрудничество с Тегераном. И все! Противодействовать же не реальному давлению, а прямому американскому диктату посредством инструментов и институтов европейской интеграции невозможно. Реагировать на решение Вашингтона Европа могла только двумя способами – проигнорировать его или выполнить.
Несмотря на продолжающиеся дискуссии о солидарной реакции и необходимости противодействия решению Вашингтона, ЕС показал, как он будет реагировать на практике – он просто выполнит американские требования и сделает это почти безупречно. Об этом первым откровенно заявил президент Франции Эммануэль Макрон, выступив на пленарном заседании Петербургского международного экономического форума. В его изложении ситуация достаточно проста: Франция не сможет и не будет защищать интересы тех из своих национальных компаний, акции которых торгуются на американских биржах. Также Франция не сможет защитить те свои компании, у которых есть обязательства перед американскими банками и финансовыми институтами. А вот те европейские компании, акции которых торгуются на европейских биржах и которые не имеют обязательств перед американскими банками, получат защиту от правительства, если к ним из-за сотрудничества с Тегераном будут применены американские санкции.
Смехотворность заявления Макрона заключается в том, что компании, которые не торгуют в Америке и не имеют кредитных займов от американских банков, в защите не нуждаются, так как на них и без какой-либо защиты санкции Трампа не распространяются. Кроме того, все эти компании, как правило, весьма средние, с низкими инвестиционными фондами и активами и интересов в Иране просто не имеют, так что они под антииранские санкции не подпадут ввиду отсутствия всякой активности на территории Исламской Республики. Что же касается действительно влиятельных европейских и иностранных компаний, имеющих существенный инвестиционный портфель и интерес в Иране, то они, не оглядываясь на реакцию европейских и национальных правительств и структур, все как один выполнили решение администрации Дональда Трампа, начав покидать ИРИ.

«Отходники»
Список компаний, которые практически беспрекословно выполнили решение американского правительства, косвенно присоединившись к санкциям США в отношении ИРИ, впечатляет. Один из крупнейших европейских энергетических гигантов, австрийская компания OMV, распространила официальное заявление о том, что завершит работы по изучению сейсмического состояния на основных иранских газовых месторождениях, однако от других проектов в ИРИ откажется.
OMV – старейшая европейская компания, работающая в Иране. Кроме того, австрийский гигант был основным лоббистом и возможным инвестором строительства газопровода из Ирана в Европу по территории Турции. Его уход из Ирана де-факто означает сворачивание проекта по налаживанию экспорта иранского газа в Европу.
Другой крупнейший европейский игрок – французская компания Total – также объявила о возможном скором уходе с иранского нефтегазового рынка. Французы были единственными, которые добились действительного контракта на разработку газовых месторождений в регионе Южного Парса, где они действуют в кооперации с китайским CNPC. Уход Total, скорее всего, приведет к тому, что его пакет будет передан китайской стороне, которая готова стать основным оператором проекта. Компания также заявила, что продолжит покупать иранскую сырую нефть в рамках существующего контракта до 4 ноября 2018 года, однако по новому контракту с иранской стороной переговоры больше не ведет. Это, фактически, заявление о том, что с ноября покупки иранской сырой нефти будут прекращены.
Еще один европейский энергетический гигант и потенциальный партнер OMV по строительству газопровода из Ирана в Европу итальянская компания Eni заявила о замораживании инвестиционных и геолого-разведывательных работ в Иране с 1 июля 2018 года. Кроме того, компания намерена снижать закупки иранской сырой нефти для переработки и продажи на европейском рынке. Как и французская Total, итальянская компания также заявила, что продолжит покупки иранской сырой нефти в рамках существующего контракта, действие которого истекает в конце 2018 года. О новом контракте также переговоры не ведутся.
Две крупные европейские нефтяные компании, занимающиеся переработкой иранской нефти – Repsol и Hellenic Petroleum – несмотря на то, что заявления о прекращении сотрудничества с Ираном не делали, однако уже сталкиваются с последствиями американских санкций. Обе фирмы не могут найти танкеры, которые готовы обеспечивать транспортировку иранской нефти в европейские порты, а также страховые компании, которые готовы страховать эти транспортировки. А без страховки вход танкеров в порты невозможен.
Картина, которая сложилась на иранском энергетическом рынке, представляется достаточно плачевной. Исход европейцев из Ирана уже начался и придет к своему логическому завершению к концу 2018 года. Но самый проблемный для иранской стороны вопрос заключается в том, что, несмотря на отсутствие решения о сокращении объемов вывода иранской нефти на международный рынок, американские санкции могут привести к сокращению внешних продаж «черного золота» Ирана – без резолюции СБ ООН и без поддержки ЕС. Просто сложится ситуация, при которой покупка иранской нефти станет невыгодной и небезопасной.
Однако отток иностранного капитала не ограничивается только нефтяной или газовой сферами. Такая же картина сложилась в другом стратегическом секторе – автомобилестроении, к которому иностранные инвесторы получили доступ в первую очередь.
Об уходе с иранского рынка двух крупнейших азиатских автомобильных гигантов – японской Mazda и южнокорейской Hyundai – заявил депутат иранского парламента Валийолла Малеки. Несмотря на отсутствие официального заявления со стороны самих компаний, иранский парламентарий подтвердил, что у них есть «огромные интересы на американском рынке и они этими интересами жертвовать не будут, в связи с чем решили оставить иранский рынок».
Уход данных игроков наносит ¬существенный удар по иранской экономике. Речь, прежде всего, идет о том, что инвестиции азиатских автогигантов должны были стать основным активом в создаваемой Специальной экономической зоне «Аргэ Джадид». Теперь ее будущее находится под вопросом. Согласно неофициальной информации, корейцев и японцев тут заменит китайская компания Haval, которая, тем не менее, не может обеспечить тот технологический рывок и рост рынка труда, которые могли гарантировать корейцы и японцы.
4 июня об уходе из Ирана объявил другой автомобильный гигант – группа Peugeot-Citroen. Инвестиционные проекты компании в Иране, предусматривающие налаживание производства французских автомобилей в стране, будут прекращены в течение ближайших двух месяцев.

Ядерная сделка: что сохранять?
С учетом складывающейся ситуации возникает вопрос: что именно европейцы и иранцы собираются сохранять из ядерной сделки, если ее экономическая компонента трещит по швам?
Как бы странно это ни звучало, но стороны, скорее всего, осознают, что экономики в сделке осталось очень мало, точнее, ее практически не осталось. Теперь самым главным фактором, на который стороны обращают внимание, является безопасность. Речь идет о том, что при сохранении «ядерной сделки» и соблюдении ее условий любая военная атака на Иран представляется нелегитимной. При нынешней информационной кампании иранской и европейской сторон, которая представляет США и Израиль нарушителями договорённостей и ненадежными партнерами, любая такая операция против Тегерана будет иметь высокий уровень нелегитимности с минимальной поддержкой со стороны мирового сообщества и международной общественности. Опыт США, которые без подготовки общественного мнения стараются не ввязываться в войны, при Трампе пока еще не опровергнут. И Тегеран, и европейские столицы своей активной антитрамповской кампанией стараются сделать так, чтобы любая военная акция, направленная против Ирана, воспринималась как неприемлемая. Это, к большому сожалению сторон, основное, за что можно ухватиться из массива «ядерной сделки».
А что касается ее экономического сегмента, то ситуация для Тегерана очевидная: он снова начал жить в условиях жестких международных санкций, правда, в условиях, когда они введены только одной страной – США.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте