Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Иран и ускользающий Ирак

Автор: Пресс-папье

Ухудшающаяся международная обстановка вокруг Ирана и вводимые США санкции в отношении Тегерана сопровождаются также изменениями региональной ситуации. Для ИРИ она складывается не вполне удачно. В частности, итоги парламентских выборов в Ираке показали серьезные недочеты в иранской региональной политике.

Победа «непроиранских» шиитов
12 мая в Ираке прошли парламентские выборы, в которых победили руководимые шиитами политические партии и движения. По итогам голосования первые 3 места заняли: движение «Ас-Сайрун», возглавляемое шиитским проповедником Муктадой ас-Садром, блок «Фатх», который возглавляет Хади аль-Амири, командующий шиитский ополчением «Аль-Хашд аш-Шааби», и блок «Наср», возглавляемый действующим премьер-министром Хайдером аль-Абади. На четвертом месте – коалиция «Давлат аль-Канун» во главе с вице-президентом и экс-главой правительства Ирака Нури аль-Малики.
Результаты голосования показали, что в Ираке сложилась качественно новая политической картины, где доминирующее до последнего времени положение Тегерана пошатнулось. Во-первых, победа на выборах ас-Садра показала, что достоточно большое количество иракского населения в период политической пассивности просто не высказывает свои предпочтения и только процесс голосования мобилизует их и консолидирует вокруг тех или иных политических сил. Во-вторых, что намного более важно, триумф ас-Садра, которого по привычке называют проиранским деятелем, выявила процесс появления совершенно независимого от Ирана шиитского политического центра в Ираке. Действительно, самого ас-Садра многое связывает с Ираном, начиная с того, что сам род ас-Садров имеет персидское происхождение. Однако он, вне всякого сомнения, является одним из основных противников политики Тегерана и ярым сторонником независимости Ирака. Для самого Тегерана ас-Садр, конечно, является главнейшим соперником: если сунниты или курды разделены с Ираном конфессионально, то шииты – союзники и агенты влияния Тегерана. Ас-Садр претендует на роль лидера именно шиитов, а его восход на иракский политический Олимп для Тегерана означает потерю власти над шиитским большинством в стране, то есть потерю власти над самим Ираком, так как, кроме шиитов, иных союзников и агентов влияния в Ираке у Тегерана больше нет.
Но этим проблемность ас-Садра для Тегерана не исчерпывается. Сама политика и идеология ас-Садра представляет для иранской элиты прямую идеологическую угрозу: молодой иракский клерикал не оспаривает светский характер иракского государства, призывает не к усилению роли шиитских религиозных институтов, а к союзу с суннитами и остатками христиан, входит в союз с коммунистами и националистами и т.д. То есть, этот политик допускает и делает то, что коренным образом отрицается идеологией самого Ирана. Тем самым, итоги голосования и победа ас-Садра для Тегерана сами по себе представляют большую угрозу и проблему.
Понятно, что ас-Садр-победитель, набравший около 20% голосов, в одиночку правительство сформировать не может и будет вынужден вступить в коалицию с другими политическими партиями, в том числе, с проиранскими, однако также ясно, что в коалиции доминировать будет именно его блок.

Альтернатива для проиранских сил
Перечисленными проблемами дело, к сожалению для Ирана, не ограничится. 23 мая ас-Садр и действующий премьер-министр аль-Абади подписали соглашение о создании коалиции для формирования иракского правительства. Это коалиционное соглашение, к которому вскоре присоединятся и другие партии, станет основой для коренной трансформации проиранского блока «Наср», который возглавляет аль-Абади. Последний хоть и считается проиранским деятелем, но таковым стал вынужденно. В момент прихода к власти он достаточно активно был ориентирован на развитие диалога с США и Великобританией, однако уже в течение нескольких месяцев понял, что сохранить власть можно только ориентируясь на Тегеран.
Однако сейчас ситуация резко изменилась. Во-первых, появление ИГИЛ вернуло ас-Садра в военно-политическую жизнь Ирака. Его «армия Махди» стала активным участником боевых действий, приобрела огромный военный опыт и потенциал. Во-вторых, параллельно с усилением ас-Садра стало уменьшаться влияние бывшего премьера аль-Малики, которого многие воспринимают в качестве виновника появления ИГИЛ. Сам ас-Садр в свое время критиковал Иран и Малики за то, что их политика шиитоцентризма в Ираке приведет к жесточайшей суннитской реакции. И, в-третьих, ас-Садр победил на парламентских выборах, объединив вокруг себя мощный пласт политических сил: в «шиитский» блок ас-Садра входят не только шииты, но и сунниты, христиане, курды, националисты, коммунисты, социалисты, либералы. Для аль-Абади коалиция с ас-Садром на данный момент является тем же, чем в свое время ориентация на Иран – источником стабильности и гарантией власти. В этих условиях у аль-Абади, никогда особо не бывшего поклонником Тегерана, нет больше заинтересованности быть ярым проиранским деятелем. Союз с ас-Садром – начало трансформации блока «Фатх» от проиранского в иракскую политическую партию.
Надо отметить, что сам Моктада ас-Садр отлично понимает то, что он делает на иракском политическом пространстве: протягивая руку аль-Абади, он отрывает его от Тегерана и делает зависимым от себя. В таких условиях переназначение аль-Абади премьером или оставление за ним нескольких министерских постов в новом правительстве для ас-Садра тактически и стратегически выгодно.
Однако сегодня явно прослеживается также и следующий шаг, на который хочет пойти ас-Садр – это маргинализация основного иранского «агента» в Ираке – блока «Фатх», возглавляемого Хади аль-Амири, командующим шиитским ополчением «Аль-Хашд аш-Шааби», находящимся в прямом подчинении у иранского генерала Кассема Солеймани. До подписания коалиционного соглашения с аль-Абади, ас-Садр подписал соглашение о создании коалиции с аль-Амири. Однако после подписания соглашения с ас-Садром премьер Ирака аль-Абади заявил, что соглашение достигнуто именно с ас-Садром и оно не включает прежние обязательства сторон. Очевидно, что ас-Садр и аль-Абади делают важный для них обоих шаг – они показывают аль-Амири, что он остался за скобками коалиционных договоренностей, и для того, чтобы он стал их частью, ему надо пойти на уступки обеим сторонам. Иначе движению «Фатх» грозит маргинализация.

Реакция Тегерана
Достаточно интересна реакция на итоги выборов в Ираке со стороны Тегерана. Естественно, она в официальной плоскости достаточно позитивная: формально все победители – друзья и союзники Ирана. Но в реальной плоскости Тегеран понимает, что Ирак ускользает от него и постепенно встает на путь восстановления суверенитета, которого он был лишен в 2003 году в результате американского вторжения. Для ИРИ особо неприятно то, что политических инструментов для удержания Ирака под своим контролем нет, остались только военные аргументы – война и борьба с ИГИЛ, которая вынудила Багдад пустить к себе иранские вооруженные силы. Но война эта тоже заканчивается, и иранцам надо будет постепенно уходить из Ирака. Помочь им может только одно – новая нестабильность.
Разговоры о том, что Турция и Иран близки к соглашению о совместной военной операции в Ираке против радикальных курдских группировок, участились сразу после выборов в Ираке. Если судить по иранской прессе и заявлениям политиков, то курдская угроза, исходящая из Ирака, в течение последнего месяца стала беспрецедентно опасной. Такие же заявления с обещаниями ее устранения делает также турецкий президент Эрдоган, укрепивший свои позиции после внеочередных президентских и парламентских выборов. В то же самое время очевидно, что Иран в условиях усиления противостояния с США и Израилем должен бояться втягивания себя в очередной конфликт. Однако не исключено, что ирано-турецкое «соглашение» в действительности – это согласие Ирана на вторжение Турции в иракский Курдистан. Такого вторжения Ирану достаточно для того, чтобы привести любую новую багдадскую коалицию к пониманию того факта, что Ирак без помощи и поддержки со стороны Тегерана аппетиты Анкары и Эрдогана контролировать не сможет. Будет ли реализован этот сценарий, зависит от многих факторов, однако ситуация складывается таким образом, что новый виток дестабилизации в Ираке выгоден и необходим Тегерану как никогда.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте