Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

«Продолжение» провокации военной базы (21.07.2018)

Автор: Арам Аматуни

«Российская Федерация как сверхдержава имеет возможность не допустить возобновления войны в нашем регионе и в состоянии сдержать воинственность Азербайджана. Я не могу поверить, что Россия – стратегический партнер и друг Армении – не прибегнет к своим рычагам, чтобы не допустить возобновления военных действий в регионе», - сказал на пресс-конференции премьер-министр Никол Пашинян.
Это заявление весьма примечательно, не только исходя из политической ситуации в Армении, изменившейся после «бархатной революции», но и на фоне возрастающей агрессивности Азербайджана и недавнего инцидента (в армянском - ПП) селе Паник с участием военнослужащих российской военной базы. Этот инцидент Пашинян назвал «провокацией против дружественных армяно-российских отношений, против суверенитета Армении».
Есть ли непосредственная связь между этими двумя событиями, а именно, происшествием на российской военной базе и ответственностью за ситуацию в регионе и, в частности, в вопросе сдерживания воинственности Азербайджана, возложенной на Москву открытым текстом? Получается весьма интересная картина. Армянский премьер снимает с России ответственность за инцидент на военной базе и в то же время возлагает ее на Москву в вопросе сдерживания воинственности Баку и региональной стабильности и безопасности. Причем, в подобном акцентировании Никола Пашиняна нет не только какой-либо чрезмерности или преувеличения, оно исходит из непосредственной ситуации, а также из интересов Армении и России.
Дело в том, что любая военная эскалация в регионе поставит Москву перед довольно сложными и многослойными проблемами, в первую очередь, в Армении и вообще на всём Южном Кавказе. С этой точки зрения, стабильность присутствия России на Кавказе непосредственно связана с безопасностью и стабильностью Армении и региона, в частности, в зоне Карабахского конфликта. Почувствовал ли Никол Пашинян конкретную опасность, подчеркивая эту ответственность и проблему? В данном контексте примечателен акцент, сделанный именно сразу после инцидента на российской военной базе, так как поводы для того, чтобы говорить о роли и ответственности России, похоже, были и раньше. К примеру, в контексте процессов в Нахичевани (возрастающая напряженность на нахичеванском участке армяно-азербайджанской границе – ПП). Однако Никол Пашинян эту роль подчеркивает сейчас, когда происходит инцидент на военной базе, который он называет провокацией. Это свидетельствует о том, что данная премьером оценка инцидента была не просто формулировкой, а продиктована, возможно, имеющейся информацией более широкого или многослойного масштаба, или же вероятными рисками.
В то же время интересно, что со стороны Москвы официальной реакции, кажется, не последовало. Во всяком случае, пока, и в этом смысле подобное молчание можно расценивать как согласие с Николом Пашиняном. И это также логично, так как происходящее вокруг российской военной базы резонансное и, тем более, трагическое или содержащее подобный риск событие является прямым ударом, в первую очередь, по Москве. И Никол Пашинян сделал заявление, которое предотвратило вероятность подобного удара. Причем, в этом контексте отнюдь нельзя исключить, что в ответ Россия одобрила превентивное заявление из Еревана по поводу Азербайджана. Поэтому в политическом подтексте заявление Пашиняна было, на самом деле, армяно-российским заявлением, т.е. ответом на возможную провокацию в отношении военной базы.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте