Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Что даст тегеранская встреча Путина, Эрдогана и Рухани? (12.09.2018)

Автор: Иван Шаишмелашвили

«Политика – интересная игра, здесь нет постоянных друзей или врагов, а есть постоянные интересы». Эту фразу кое-кто приписывает Уинстону Черчиллю, кое-кто Уильяму Клею (на самом деле, фраза звучит несколько иначе, касается Великобритании и принадлежит британскому премьеру Генри Палмерстону – ПП). Для нас в данном случае авторство не имеет особого значения. Главное то, что эта фраза исключительно точно передает ситуацию, сложившуюся на международной арене. Кто бы мог подумать, что Россия, Иран и Турция, исторические враги друг друга, сегодня будут противостоять Западу, в первую очередь, США.
Сегодня в Тегеране встретятся президенты трех стран Владимир Путин, Хасан Рухани и Реджеп Тайип Эрдоган. Эта встреча будет третьей в рамках астанинского процесса, который эти лидеры создали для урегулирования сирийского конфликта. На встрече обязательно обсудят, как должны развиваться события в Сирии, а начало наступления на Идлиб и его последствия будут главной темой.
Сегодня внимание, как ведущих стран, так и международной прессы направлено именно на Идлиб. Каждая сторона имеет свой интерес. Соответственно, все рассматривают обстановку в привязке к собственной перспективе. Ясно одно – Россия и Иран не отступят и не поступятся своими интересами в Сирии, а США и Запад в этом случае окажутся в проигрышной позиции. С одной стороны, они должны финансировать повстанцев и поддержать их в этой борьбе, а, с другой стороны, должны сдержать поток мигрантов, который станет, в основном, проблемой Германии и Евросоюза, а не США. Именно поэтому, несмотря на противоречия, Германия сейчас относится к Турции довольно мягко. Это показал визит в Анкару немецкого министра иностранных дел Хайко Мааса, об этом говорит и вчерашнее заявление канцлера Ангелы Меркель: «Германия имеет стратегический интерес к устойчивому развитию экономики Турции. В наши интересы не входит ее ослабление».
Меркель права, (наступление на Идлиб – ПП) это новый поток мигрантов, а Турция уже имеет на своей территории их 3,5 миллиона. Миграционная политика Меркель уже создает ей проблемы внутри страны, а этому процессу противится даже министр внутренних дел Германии. Так что, Берлин заинтересован в том, чтобы Турция приняла как можно больше мигрантов.
Что касается США, то их и российские боевые корабли расставлены вдоль восточного побережья Средиземного моря и в Персидском заливе. Америка без какой-либо веской причины не станет бомбить правительственные силы Сирии и не сможет оказать помощь повстанцам. Единственный выход – дождаться подходящего момента, когда Асад применит химическое оружие. А если не применит? Тогда придется пойти на провокацию. Другого рычага для оказания влияния на сирийский конфликт у США уже не осталось. Угрозы президента Трампа Россия уже едва ли станет слушать. Его заявление о том, что в Идлибе не должно происходить истребление мирного населения, а также о том, что если произойдет, то мир очень рассердится, весьма расплывчато.
«Соединенные Штаты также сильно рассердятся». Одновременно с такой угрозой Трамп заявляет, что «у нас с Владимиром Путиным состоялась одна из лучших встреч». Услышав такое, его противник (Путин – ПП) сразу перестанет к нему серьезно относиться, а на его угрозы внимания обращать не станет, это очевидно.
Дональд Трамп допустил еще одну ошибку. Он мог разрушить союз Ирана, России и Турции посредством сохранения ядерного соглашения. Этим он мог оказать влияние на Тегеран и хотя бы частично оттянуть его от сирийского конфликта. Какими бы союзниками ни были Иран и Турция, когда дело касается денег, иранские власти все же могли сделать выбор в их пользу. Тем более, сейчас Тегерану больше всего нужны финансовые ресурсы для исправления экономического положения в стране. Этот рычаг США потеряли, и теперь Ирану уже нечего терять, соответственно, он не отступит и в сирийском конфликте. Россия тем более не отступит, так как победа в Идлибе означает победу в Сирии, и это для Путина имеет принципиальное значение.
Интересный игрок – Турция. Она хочет, как поддержать сирийских повстанцев и сохранить свои позиции в Сирии (в том числе, регионе Африна, где находится турецкая военная техника), так и избежать угрозы с их стороны в будущем.
До тегеранского саммита трудно будет сказать, кто сможет максимально продвинуть свои интересы, хотя преимущество уже перешло в руки этой тройки. А сражение в Идлибе, действительно, будет кровопролитным. Там укрепилось с 10 до 30 тысяч повстанцев, которые довольно хорошо вооружены и знают, что борьба в Идлибе будет иметь решающее значение...

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте