Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Новый тренд в американо-азербайджанских отношениях

Автор: Пресс-папье

На протяжении последних двух десятилетий в политике США в отношении Азербайджана наблюдались два подхода. Государственный департамент и либеральная часть Конгресса, главным образом, отдавали приоритет реализации мер по идеологической экспансии в страну под прикрытием заботы о правах человека. Пентагон и военное лобби Конгресса считали важным, в первую очередь, выстраивать отношения с Азербайджаном, исходя из обеспечения интересов безопасности Соединенных Штатов. Эти две линии в политике США часто сменяли друг друга, а порой даже развивались параллельно.
Закономерно, что при администрации Барака Обамы возобладал первый тренд, что привело к заметному охлаждению отношений между Азербайджаном и США. Чрезмерная критика по вопросам, касающимся внутренней жизни Азербайджана, усилили подозрения Баку в разработке Вашингтоном азербайджанской версии «цветной революции».
Смена администрации в США и приход в Белый дом Дональда Трампа, не обременяющего себя «заботой о демократии» за рубежом и больше думающего об экономических интересах своей страны, создали предпосылки для «перезагрузки» двусторонних отношений. Тем не менее, за последние два года США так и не выработали четкую линию в отношении Азербайджана. Вашингтон лишь продолжал поддержку проекта Южного газового коридора в контексте стратегии диверсификации источников энергоснабжения Европы. И, пожалуй, только сейчас, к середине первого президентского срока Дональда Трампа Вашингтон всерьез стал заниматься вопросами Южного Кавказа, в целом, и Азербайджаном, в частности.
Любопытно, что и при этом наблюдаются проявления двух трендов в американском подходе к Азербайджану. Так, посетивший Баку 10 октября помощник заместителя госсекретаря США по вопросам Европы и Евразии Джордж Кент, наряду с признанием вклада Азербайджана в энергобезопасность Европы и операцию НАТО в Афганистане, в публичных заявлениях затронул темы, неприятные для официального Баку. Так, он выразил «беспокойство» в связи с делом журналиста Афгана Мухтарлы, жесткого критика правительства Азербайджана. Кроме того, Кент не скрывал сожаления по поводу закрытия Бакинского бюро «Радио Свобода» и выразил надежду на то, что к следующему приезду в Азербайджане он сможет «послушать здесь» его репортажи.
Естественно такое поведение высокопоставленного американского дипломата не могло понравиться властям Азербайджана. И сразу после его визита, проправительственные СМИ опубликовали серию критический публикаций в адрес США.
Совершенно в ином ключе прошел 24 октября визит в Азербайджан советника президента США по вопросам национальной безопасности Джона Болтона. Последний больше говорил о безопасности, геополитике и энергетики и лишь в общем коснулся темы прав человека. Примечательно, что относительно того же вопроса закрытия бюро «Радио Свобода», Болтон признал, что не затрагивал эту тему в беседах с руководством Азербайджана, напомнив слова президента Трампа о том, что «США не намерены читать лекции другим странам».
Маршрут длительного турне Болтона по России и трем странам Южного Кавказа предопределял особый характер его миссии. Если визит в Москву был, главным образом, связан с обсуждением вопросов, касающихся выхода США из договора о РСМД, то посещение Южного Кавказа больше преследовало целью демонстрацию важности для США данного региона. Эта значимость еще более усиливается в свете планов Вашингтона по сдерживанию ядерной программы Ирана.
«Южный Кавказ всегда был значимым для США регионом. В особенности, это касается Азербайджана, который является приграничным государством, как с Россией, так и Ираном», - заявил Болтон журналистам.
Он сообщил, что обсуждал с азербайджанским руководством «шаги по сдерживанию с Ирана».
Многие аналитики в Баку полагают, что нынешние санкции Вашингтона против ИРИ будут более жесткими, чем те, что были приняты в нулевые годы. Для обеспечения их эффективности, судя по всему, США хотят установить полную региональную блокаду Ирана. С этой целью они добиваются санкционной солидарности всех граничащих с Исламской республикой государств. Одним из ключевых звеньев здесь является Азербайджан, имеющий протяженную границу с ИРИ (765 км). Кроме прочего, через Азербайджан Иран имеет сухопутное сообщение с Россией, связи с которой в условиях международных ограничений для Тегерана приобретают особое значение.
Чем же Азербайджан может быть полезен США?
В Вашингтоне хотят быть уверенными, что в условиях эмбарго на иранскую нефть углеводороды из ИРИ не будут попадать на мировые рынки под видом «азербайджанской продукции». Конечно, всю иранскую нефть таким способом реализовать невозможно, но определенные ее объемы Азербайджан может сбывать посредством своповых поставок. Кроме того, иранский бизнес может воспользоваться финансовой системой Азербайджана для обхода американских санкций. В период предыдущего санкционного обострения иранские предприниматели зачастую использовали азербайджанские банки для международных расчетов.
Помимо этого, у США наверняка есть обеспокоенность по поводу того, в условиях углубления кризиса в ИРИ под воздействием санкций олигархические группы этой страны, связанные с силовыми ведомствами, для спасения своих капиталов будут переводить их в Азербайджан, в том числе, в виде инвестиций.
Через Азербайджан иранский бизнес уже входил в партнерство с западными деловыми кругами. Одной из нашумевших историй стало строительство в Баку так называемой «Башни Трампа». Этот проект был реализован сыном бывшего министра транспорта Азербайджана Зии Мамедова Анаром Мамедовым в партнерстве с иранским бизнесменом Кейумарсом Дарвиши, тесно связанным с Корпусом стражей исламской революции (КСИР). США хотят быть уверенными в том, чтобы Баку будет пресекать подобные «бизнес-партнерства».
По обозначенным вопросам официальный Баку вполне может пойти на сотрудничество с США, поскольку жесткий отказ Вашингтону может создать проблемы для самого Азербайджана. Однако есть определенные «красные линии», которые Баку пересекать не решится, поскольку это может создать проблемы для безопасности страны.
Он точно не допустит ведения со своей территории открытых враждебных действий военного характера, а также шагов, направленных на внутреннюю дестабилизацию в Иране. Во-первых, Азербайджан не готов оказаться перед риском военного конфликта у себя под боком. Любая нестабильность в ИРИ чревата возникновением волны беженцев из этой страны. С учетом того, что в Иране этнические азербайджанцы составляют, как минимум, 25 млн. человек, то, в первую очередь, они устремятся в Азербайджан.
Конечно, в Вашингтоне понимают азербайджанскую специфику и на вопросы санкций смотрят прагматично. Любопытно, что, введя санкции за сотрудничество с иранским нефтяным бизнесом, США сделали исключение для азербайджанского газового проекта «Шахдениз», в котором, наряду c западными компаниями во главе с ВP, акционером выступает иранская государственная нефтяная корпорация. Это исключение вероятно связано с тем, что газ с «Шахдениза» пойдет по выгодному для американцев Южному газовому коридору пойдет в Европу.
Оптимистичные комментарии сторон дают основания считать, что разговор Дж. Болтона с руководством Азербайджана получился и определенное взаимопонимание достигнуто. Как заявил и. о. завотделом международных связей администрации президента Азербайджана Хикмет Гаджиев, встреча между Алиевым и Болтоном «прошла конструктивно и в обстановке взаимопонимания». Правда, в официальных сообщениях МИД, администрации президента Азербайджана Иран как тема переговоров не упоминался. Баку всегда избегает шагов, вызывающих раздражение Тегерана. Конечно, ИРИ будет выражать свое недовольство по дипломатическим каналам, однако у нее особого выбора нет. Кроме того, в обстановке тотального дефицита из Азербайджана иранцы могут завозить часть товаров повседневного потребления. Помимо этого, через Азербайджан Иран может поддерживать сухопутное сообщение с Россией.
Властям Азербайджана, скорее всего, удастся достичь понимания со стороны ИРИ. В то же время, Баку, поддержав действия США по введению антииранских санкций, добьется расположения Вашингтона и обеспечит гарантии невмешательства американцев во внутренние дела Азербайджана, по крайней мере, в течение определенного времени.
Баку, очевидно, будет добиваться благосклонного отношения США к позиции Азербайджана в Карабахском вопросе. Однако, судя по уклончивым заявлениям Болтона в выступлениях на эту тему, этот вопрос для американской внешней политики пока не является приоритетным. Тем не менее, дипломатические реверансы со стороны Вашингтона в сторону Баку по теме конфликта весьма вероятны.
Таким образом, можно ожидать, начала нового этапа потепления отношений между Азербайджаном и США на почве санкционной политики Вашингтона против Тегерана. Подобная ситуация наблюдалась в начале нулевых годов, когда Баку предоставил свои аэродромы и воздушное пространство для полетов американцев и их союзников в Ирак и Афганистан. Правда, сейчас ситуация иная – действия против Ирана больше похожи на «холодную войну», а это уже другой формат.
В политике США в отношении Азербайджана, как показал визит Болтона, решающее слово в обозримой перспективе будет очевидно за представителями сектора безопасности.
Симптоматично, что после 6-месячного отсутствия в Азербайджане американского посла, на эту должность Трампом выдвинут Ирли Литцинбергер, карьерный дипломат, имеющий опыт работы в военно-политической сфере. Так, он являлся заместителем главы миссий США в Афганистане и в НАТО, а последний год занимает должность старшего советника в Бюро по военно-политическим вопросам в Госдепартаменте и координирует разработку внешнеполитических мер совместно с Пентагоном.
Таким образом, сегодня можно говорить о наступлении в американо-азербайджанских отношений нового этапа, характеризующегося установлением гибких и взаимовыгодных связей, служащих достижению взаимных интересов сторон. Его провозвестником в Баку, очевидно, и стал Дж. Болтон.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте