Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Как Кремль отдает чеченцам ингушские земли, и к чему готовились ингуши в 2012 году на военной базе в Шавнабада (02.10.2018)

Автор: Нино Хачидзе

18 сентября Владимир Путин официально передал Чечне нефтяную компанию, а позже подарил республике земельный участок, ни больше, ни меньше, принадлежащий ингушам. Этот факт вызвал в Ингушетии сильные волнения, были и массовые выступления. С другой стороны, для Москвы не составляло труда предвидеть, что такое раздаривание земли могло вызвать недовольство среди ингушей. Соответственно, Путин демонстративно выразил чеченцам свое расположение. Или налицо попытка вызвать противостояние между вайнахами (по принципу «разделяй и властвуй»).
Почему ущемили ингушей, и выгодно ли для России создавать на Северном Кавказе неуправляемую напряженность? Или это все же служит усилению Рамзана Кадырова? На эти темы мы побеседовали с аналитиком Мамукой Арешидзе.
«Тбилиселеби»: - Почему после нефти вдруг стал актуальным вопрос раздела земли?
М. А.: - Вопрос территорий возник не сейчас. В феврале 1993 года, когда я приехал в Грозный, чтобы взять интервью у Дудаева, там говорили о том, что Дудаев и тогдашний президент Ингушетии Аушев договорились о разделе. Случилось так, что когда Чечня объявила о независимости, ингуши, имевшие проблему с осетинами из-за Пригородного района, остались в составе России. Они думали, что эту проблему легче будет решить именно таким способом. Вот тогда и было решено начать переговоры об уточнении административной границы. Аушев пошел на этот диалог, но, в конечном счете, в силу объективных причин, эти переговоры не были завершены.
«Тбилиселеби»: - Что Вы имеете в виду?
М. А.: - Времени на это не хватило, правда, какие-то вопросы согласовали. Потом тема установления административной границы всегда была актуальной, но в Российской Федерации чечено-ингушская граница всегда была единственной, которая до сих пор не уточнена.
Ингуши шли на уступки, поскольку после избрания Рамзана Кадырова президентом чеченцы всегда высказывали претензии, мол, им полагается больше земли.
Там много спорных вопросов. Если дело дойдет до переговоров, то очень трудно будет определить, какая территория является чеченской, а какая – ингушской. Например, в Кабардино-Балкарии проблему решили волевым путем – прочертили линию границы и никого ничего не спросили, ни с кем не посчитались. По этой причине там напряженность сохраняется по сей день.
В случае Чечни и Ингушетии путем переговоров что-либо установить трудно. Рамзан Кадыров решил урегулировать проблему иначе. В северной части Чечни и Ингушетии территориями можно поменяться, но на юге сложно, поскольку между республиками имеется большой заповедник, часть которого, условно ингушская, врезается в условно чеченскую половину. Это именно то чеченское село, где нашли новые нефтяные месторождения, которые «Роснефть» передала Чечне, и которые очень близко подходят к одному из ингушских сел. Рамзан Кадыров захотел получить ту территорию, которая заканчивается у последнего дома ингушского села, т. е. они даже не подумали разделить месторождение, чтобы ингуши тоже получили что-нибудь.
«Тбилиселеби»: - Значит, эта проблема не только территориальная?
М. А.: - Речь идет и о месторождениях. Как известно, Чечня недавно ввела туда свой ОМОН и начала обустраивать дорогу. После этого началось то, что началось. Главу Ингушетии Евкурова Москва, видно, уговорила на неправомерный обмен территории. При голосовании в парламенте Ингушетии, во время подсчета голосов, имели место фальсификации, на самом деле, большинство депутатов было против. В результате получили картину, которую мы сейчас имеем.
«Тбилиселеби»: - Для российских властей, как и для любой власти вообще, видимо, невыгодны волнения в регионах? Или они надеются, что ингушей просто задавят?
М. А.: - Да, они надеются придавить ингушей. На поверхности этого не видно, но ингуши вопрос ставят так: с нашими братьями-вайнахами нам не о чем спорить, но для решения всех проблем верните Пригородный район. На митингах громко этого никто не говорит, а в Москву идут соответствующие письма. Там, конечно, никто не беспокоится, их главная опора на Кавказе – Северная Осетия, разумеется, вместе с нынешней Чечней, хотя этому региону Москва не очень доверяет. Северные осетины – традиционные союзники Москвы, и они никогда не вернут ингушам Пригородный район.
«Тбилиселеби»: - Россия имеет потенциал, который ей позволит безболезненно погасить эти очаги противостояния на Северном Кавказе, чтобы они не переросли в неуправляемые процессы?
М. А.: - Именно в этом и состоит проблема. Конечно, Россия имеет такой потенциал. Не следует забывать, что в Южном (федеральном – ПП) округе, в отличие от других округов, Россия имеет две сухопутные армии – 39-ю и 58-ю. Нигде больше такого нет. На Северном Кавказе потенциал для ликвидации любого конфликта имеется. Хотя мне непонятно, зачем им этот переполох, напряженность и горы трупов. Но это есть классика московской политики. Так было всегда: они сами создают проблему, а потом решают ее силовым способом.
«Тбилиселеби»: - Мне довелось слышать от своих соотечественников, что наших ингушских братьев надо поддержать. Вы как считаете?
М. А.: - Лично я не могу себе представить, что чеченцы и ингуши будут противостоять друг другу с оружием в руках. Могут быть отдельные столкновения, противостояние же друг с другом я исключаю. Главный призыв ингушского митинга был – противостояние не с Чечней, а с собственными властями. Там не было античеченских высказываний.
Мы в 2012 году встали рядом с ингушами. В Шавнабада (на военной базе – ПП) в мае проходили подготовку ингушские бойцы, которые принимали участие в борьбе за Пригородный район. Мы, вообще, должны стоять рядом, как с чеченцами, так и с ингушами с тем, чтобы между ними не было противостояния. Вот так мы понимаем поддержку, а не выборочный подход в пользу одной из сторон.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте