Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Феномен частично признанных государств

Автор: Пресс-папье

В Абхазии и Южной Осетии 2018 год ознаменовался многочисленными праздничными мероприятиями, посвященными 10-летию признания Россией независимости этих южных республик. В ходе конференций и круглых столов, посвященных этому знаменательному событию, многие выступавшие подчеркивали, что этот шаг РФ обеспечил народам Абхазии и Южной Осетии надежные гарантии безопасности. А это особенно важно в ситуации, когда активизировавшиеся контакты Грузии с НАТО и откровенная милитаризация региона свидетельствуют о новых угрозах и вызовах безопасности.
Признание Абхазии и Южной Осетии, как известно, до сих пор вызывает критику стран Евросоюза, однако здесь ситуация не столь однозначна, поскольку международно-правовое признание государств является одной из наиболее сложных и дискуссионных проблем. В международном праве все еще не выработаны общепринятые критерии такого рода действий, а международная практика свидетельствует о том, что главную роль в процессах признания или непризнания стран играют отнюдь не юридические нормы, а геополитические интересы отдельных государств. Подтверждением тому является прецедент Косово.
Как известно, 17 февраля 2008 года парламент Косово провозгласил независимость края от Сербии и заявил о формировании суверенного государства – Республики Косово. Буквально на следующий день Афганистан, Тайвань и ряд европейских стран признали независимость Косово, причем, первой европейской страной, которая пошла на этот шаг, была Франция. Затем к ней присоединились Великобритания и Италия. В то же время ряд других государств отказались признавать Республику Косово, а девять стран, вначале признавших ее, затем отозвали свое решение. В их числе – Гренада, Доминиканская Республика, Бурунди и другие страны.
Трудно не согласиться с утверждением о том, что нормы международного права зачастую трактуются в угоду политическим интересам мировых игроков. В реальной политике многие страны считают главным приоритетом не международное право и даже не укрепление региональной стабильности, а собственные политические мотивы. Исходя из своих интересов, они в одних случаях отдают приоритет праву наций на самоопределение (как в случае с Косово), а в других – принципу территориальной целостности (когда речь заходит о признании Абхазии, Южной Осетии и ряда других стран). При этом, как право государства на сохранение территориальной целостности, так и право народа на самоопределение зафиксированы в Уставе ООН, что создает правовую коллизию.
16 декабря 1991 года, вскоре после подписания Беловежского соглашения, положившего конец существованию СССР, европейским сообществом были приняты «Критерии для признания новых государств в Восточной Европе и Советском Союзе». В соответствии с этим документом государства, претендующие на признание, должны были предоставить гарантии соблюдения следующих условий: уважения устава ООН и обязательств, принятых в соответствии с Хельсинкским заключительным актом и Парижской хартией. Особый акцент делался на верховенство закона, демократических принципов и прав человека, а также предоставление гарантий соблюдения прав этнических и национальных групп и меньшинств. Несмотря на то, что далеко не все бывшие союзные республики соответствовали этим нормам, а в некоторых из них обострились этнополитические конфликты, процесс их международного признания шел как по маслу.
Возвращаясь к ситуации с Косово, можно отметить, что признание его государственного суверенитета фактически поставило право народов на самоопределение над принципом территориальной целостности государств. Таким образом, нарушая территориальную целостность одних государств, Запад настаивает на сохранении территориальной целостности других, что является проявлением политики двойных стандартов. При этом следует иметь в виду, что в Декларации о принципах международного права 1970 года и в Хельсинкском заключительном акте зафиксировано равенство всех стран и народов. Так что никаких «особых случаев» не должно быть, и закон должен быть один для всех.
Что касается непризнанных и частично признанных государств, то следует иметь в виду, что, согласно нормам международного права, даже непризнанное государство имеет возможность осуществлять свою правосубъектность, участвовать в многосторонних конференциях, договорах, международных организациях. Так, устанавливая норму о том, что членом ООН может быть только государство, устав ООН не требует, чтобы этому предшествовало признание. Вместе с тем, прием непризнанного государства в международную организацию не означает его признания теми государствами, которые голосовали за его принятие, а лишь подтверждает, что оно является субъектом международного права с момента своего возникновения.
Не менее важно, что в международной практике юридическое признание подразделяется на признание де-юре и признание де-факто. Признание де-юре (юридическое, согласно правовым нормам) является полным признанием, что означает обмен дипломатическими представительствами между признающим и признаваемым государствами, что влечет за собой установление стабильных политических отношений. Признание де-факто (фактическое) это особая неполная юридическая форма признания, в процессе которой отношения между признающим и признаваемым государствами не предполагает установления дипломатических отношений. Фактическое признание (неофициальное) осуществляется в форме постоянных или эпизодических контактов, как на правительственном, так и неправительственном уровнях.
Совершенно очевидно, что признание независимости Абхазии и Южной Осетии Россией, а затем и рядом других стран, позволило обезопасить народы этих республик от новых кровопролитных конфликтов и улучшило условия для их устойчивого развития. В то же время РФ усилила свои геополитические позиции на Кавказе, что коренным образом изменило соотношение сил в регионе и поспособствовало укреплению региональной безопасности. И это очень важно в условиях, когда крупные мировые державы и межгосударственные образования предпринимают усилия для продвижения своих собственных интересов на Южном Кавказе.
Для Абхазии и Южной Осетии одной из важных целей является продолжение процесса международного признания, что усилило бы гарантии невозобновления войны и способствовало бы демилитаризации региона. Однако не следует думать, что широкое международное признание автоматически решит все существующие проблемы. Более того, оно повлечет за собой новые обязательства перед мировым сообществом и дополнительную ответственность. Поэтому и общество, и власть должны сосредоточиться на государственном строительстве и социально-экономическом развитии, чтобы подтвердить, что принесенные на алтарь независимости жертвы и лишения были не напрасны.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте