Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Религиозный радикализм в Азербайджане – реальный фактор или надуманная угроза?

Автор: Пресс-папье

Устранив потенциальную угрозу совершения в стране «цветной революции» прозападной светской оппозицией, власти Азербайджана, сфокусировали внимание на борьбе с религиозным радикализмом, отождествляя его с терроризмом. Для азербайджанских властей местная исламская оппозиция, очевидно, является не меньшей угрозой, чем либералы, поскольку оперирует идеологией и понятиями более понятными и близкими жителям страны, в которой мусульмане составляют 95 процентов населения.
Религиозная активность и политический ислам в Азербайджане появились, и стали все более усиливаться фактически сразу после распада СССР. Молодая республика стала ареной экспорта различных исламских течений, как из стран Персидского залива, так и соседних Ирана и Турции.
Если традиционно мусульмане Азербайджана исповедовали шиизм и шафиитское и ханифитское направления суннизма (примерно, в численной пропорции 65 на 35), то после распада СССР в республике стали распространяться новые религиозные течения, в частности, салафизм и ваххабизм. Последние очень быстро стали набирать популярность благодаря пропаганде аскетичности, «возвращения к первозданному исламу», отказу от мусульманских иерархов, ассоциирующихся у простых верующих с ханжеством и невежеством.
В 90-е годы еще слабое азербайджанское государство с ограниченными финансовые ресурсами не могло противодействовать распространению нетрадиционных для Азербайджана религиозных течений, щедро финансируемых фондами стран Персидского залива. Однако на рубеже 90-х - 2000-х годов правоохранительные органы постепенно стали проводить зачистку религиозного поля. В первую очередь, нейтрализовались группы, связанные с международными террористическими организациями.
В последующие годы в связи с усилением прессинга спецслужб в отношении радикальных ваххабитских группировок, последние стали покидать Азербайджан и перебираться в Афганистан и Пакистан. После появления ИГ (террористическая организация, запрещенная в России) многие верующие, исповедующие ваххабизм, радикальные течения «хавариджей», «тяфкиристов», уехали на войну в Ирак и Сирию. Части их задерживалась в Турции при попытке перехода границы и была передана азербайджанским властям, и впоследствии осуждена за участие в террористических формированиях, получив большие сроки заключения.
Одновременно в стране закрывались «неправильные» мечети и молельные дома, где собирались салафиты, ваххабиты и представители радикальных течений.
На фоне затухания активности последователей указанных течений ислама, стали усиливаться шиитские религиозные группы, идейно близкие иранской теократии. Хорошо усвоив демократическую риторику, они стали использовать методы борьбы, применяемые прозападной азербайджанской оппозицией. Так, эти группировки использовали любой повод для проведения демонстраций с требованием, к примеру, отмены запретов на ношение хиджабов в школах или выражения протестов в связи карикатурами на Пророка Мухаммеда в западной прессе и т.д. Часто такие манифестации заканчивались столкновениями с полицией, в ходе которых исламисты использовали против стражей правопорядка камни и палки.
Несмотря на аресты участников беспорядков, число последователей политического ислама, все более росло, и кульминацией этих процессов стало создание в 2015 году движения «Мусульманское единство» во главе с шиитским религиозным лидером Талехом Багирзаде.
В ноябре 2015 года власти провели спецоперацию в поселке Нардаран, где сильны религиозные традиции. Багирзаде и еще полутора десятка его сторонников были арестованы.
Волна арестов руководителей и активистов «Мусульманского единства» прошла и в других регионах страны. Организация фактически была разгромлена. После этих событий исламисты не проявляли какой-либо публичной активности.
Новым витком активизации исламистов стало покушение 3 июля этого года на мэра города Гянджа Эльмара Велиева, который был серьезно ранен. Чиновник пользовался репутацией жесткого руководителя и грубияна, позволяющего себе оскорблять нецензурными словами и унижать не только своих подчиненных, но и руководителей городских учреждений, а также простых граждан, приходящих к нему на прием.
Свои счеты к Велиеву были и у верующих, поскольку каждый год он распоряжался жестоко пресекать шествия по случаю отмечающегося шиитами траурного дня Ашура. Поэтому вооруженная атака уроженца Гянджи, гражданина России Юниса Сафарова на районного начальника с ликованием было воспринято многими пользователями социальных сетей. Сафарова героизировали как человека, «наказавшего» ненавистного чиновника, вершившего произвол и беззаконие.
Какие мотивы двигали Сафаровым, сказать сложно, следствие еще не завершено, суд не начался, достоверной информации нет. Однако, спустя всего несколько дней после инцидента, правоохранительные органы выдвинули версию совершения покушения на Велиева в целях возмездия за притеснения им верующих. Следствие квалифицировало действия Сафарова как теракт, а сам он был выставлен религиозным радикалом.
10 июля перед зданием городской администрации произошли столкновения, в ходе которых были убиты два офицера полиции. После этого прокатилась очередная волна массовых арестов верующих. В последующие недели были арестованы 71 человек. Аресты продолжаются и поныне.
На днях в Гяндже были убиты двое верующих, которые по версии правоохранителей, оказали вооруженное сопротивление, и спецназ вынужден был ответным огнем ликвидировать их. Ранее, в июле-августе были ликвидированы еще пять человек.
В экспертном сообществе уничтожение обвиняемых воспринимается неоднозначно. Многие наблюдатели подвергают сомнению правомерность действий силовиков, указывая на то, что огонь на поражение является крайней мерой и важно предавать предполагаемых преступников суду живыми для выявления сообщников. Ряд экспертов считает, что силовики просто отстреливают «неудобных» исламистов.
Аналитики также считают, что власти репрессивными методами против верующих, представляемых обществу радикалами, преследуют несколько целей. Во-первых, это своеобразный намек верующим на то, что те не должны вмешиваться в политику. Во-вторых, жесткие меры диктуются соображениями нагнетания страха в обществе, а также демонстрации прочности и стабильности республиканской власти. В-третьих, намеренное преувеличение угрозы со стороны активной части религиозного сообщества призвано показать Западу, что альтернативой нынешнему режиму в Азербайджане являются именно религиозные радикалы, ориентированные на теократический Иран.
Так могут ли исламисты представлять реальную угрозу режиму Алиева?
Ряд экспертов полагает, что сейчас ослабленные, дезорганизованные исламские группы не способные на какие-либо действенные шаги по дестабилизации обстановки. Тем не менее, они способны стать реальным фактором политической борьбы при изменении обстановки с стране, например, в случае раскола местной элиты.
Сейчас в госаппарате происходит процесс смены элит – на место старых кадров, работавших еще с Гейдаром Алиевым, приходят новые управленцы, ставленники семьи нынешнего главы государства. В среде чиновничества и в рядах силовиков присутствует большое количество верующих. Внутривластные кланы, а именно, те, которые почувствуют, что теряют влияние, могут воспользоваться ими как средством дестабилизации обстановки с целью создать ситуацию «китайскую ничьей». В этом смысле, в условиях трансформации режима, выдавливания членов старой команды недовольные могут перегруппироваться и оказать сопротивление, разыгрывав религиозную карту и обставив перемены как отход «обновленцев» от традиционных ценностей.
Действующему режиму также важна максимальная нейтрализация той части верующих, которая к нему настроена критически, и на случае возникновения в обозримой перспективе необходимости передачи власти преемнику, предположительно, кому-то из членов самой же правящей семьи. После референдума 2016 года конституционных помех для этого нет. Однако на практике возможны неожиданности в виде консолидации недовольных, как внутри власти, так и за ее рамками. В этой связи с большой долей вероятности можно ожидать продолжения прессинга на нелояльные религиозных и политические группы населения и попыток поставить их под контроль или вывести из активной игры.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте