Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

«Петля анаконды» против «Экономики сопротивления»

Автор: Пресс-папье

В условиях трансформации мировой системы международных отношений наблюдается усиление роли качественно новой методологии внешнеполитической деятельности, связанной с «мягкой силой», которая воплощается в жизнь через применение преимущественно социально-экономического потенциала государства. На деле во внешнеполитической стратегии стран вновь актуализируются геополитические стратегии и приемы, разработанные в прошлом. Как говорится, «ничто не ново под луной».
В последнее время новую жизнь получила обозначенная еще в 19 веке американским генералом Макклелланом стратегия, известная под названием «Петля анаконды». Суть концепции сводится к аналогии: сродни тому, как анаконда душит жертву своими кольцами, так и «вражеское государство» окружается кольцом военных баз, создается зона нестабильности, провоцируются гибридные войны, к тому же ведется экономическая война. В итоге, образно говоря, одно сжатие кольца за другим приводит к «экономическому удушению» государства. В сущности, всю внешнюю политику США в отношении недружественных им государств (например, России, Ирана) можно подвести под эту концепцию, а недавние «драконовские» санкции в отношении Тегерана есть наглядный пример «стратегии анаконды» в действии. Это не скрывают и в Госдепартаменте США. Так, по словам главы министерства финансов США Стивена Мнучина, посредством введения в действие новых санкций Тегеран можно поставить перед перспективой финансовой изоляции и экономической стагнации.
Несмотря на то, что новый санкционный пакет действительно носит жесткий характер и, как отмечают некоторые специалисты, эти ограничения «больше похожи на объявление войны», Исламская Республика за годы пребывания под западным экономическим прессингом выработала определенный «иммунитет» к ним, введя в научный оборот новую геополитическую «контрконцепцию» под названием «Экономика сопротивления». Она подразумевает борьбу с санкционным режимом, достижение минимальной зависимости национальной экономики от иностранных государств в сфере обеспечения своих основных потребностей при условиях, когда импорт и экспорт товаров, производимых страной, сильно ограничен.
Надо отметить, что данная концепция на практике доказала, что любое государство, располагающее более или менее серьезными ресурсами, в условиях внешней враждебности может использовать сложившиеся обстоятельства в качестве катализатора для самостоятельного нивелирования отрицательных воздействий внешнего давления. Об этом свидетельствуют и экономические показатели. Так, по самым свежим статистическим данным из ИРИ, в период с 21 марта по 21 ноября 2018 г (иранский год) размер положительного сальдо внешнеторгового баланса страны достиг 2 млрд. долларов, а рост экспорта ненефтяных продуктов составил 13% в сравнении с аналогичным периодом 2017 года.
Как бы не хотелось Вашингтону, но добиться полной финансовой и экономической изоляции Ирана ему вряд ли удастся. Ни Европа, ни Китай не стремятся участвовать в антииранской кампании. Напротив, разрабатывается особый финансовый канал для обхода санкций США и продолжения торговли с Исламской Республикой. Об этом сообщил глава внешнеполитического ведомства ИРИ Джавад Зариф, а затем в ходе пресс-конференции 10 декабря подтвердила Верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини. Она акцентировала внимание на том, что специальный финансовый канал будет создан в ближайшие недели.
В сложившейся ситуации отслеживание функционирования такого канала становится некой идеей-фикс для США. В качестве показательного примера можно рассмотреть ситуацию вокруг французского банка Societe Generale, который должен выплатить в бюджет США в виде штрафа 1,4 млрд долларов. Данное обстоятельство говорит о том, что Вашингтон также настроен решительно. Остается, чтобы «желания совпали с возможностями».
Еще одной целью Вашингтона является доведение экспорта иранской нефти до нуля. Тегеран же в сложившейся ситуации не намерен отказываться экспортировать нефть, поддерживая уровень экспорта, по меньшей мере, на отметке в 1,5 млн. баррелей.
Вопрос усугубляется тем, что американцы усиливают свое военное присутствие в Персидском заливе. И это обстоятельство весьма тревожит Тегеран. Неслучайно президент ИРИ Хасан Рухани открыто заявил, что США не смогут остановить Иран в его стремлении продавать нефть, а «в случае возникновения помех для поставок иранской нефти, не стоит ожидать экспорта из Персидского залива никакой нефти вообще». Ясно, что речь идет о возможности запрета перевозки нефтепродуктов через Ормузский пролив, который является важнейшей морской артерией, пропускающей на Запад углеводороды Персидского залива.
Иными словами, Иран ясно дает понять, что в сложившейся ситуации он не будет церемониться и пойдет на крайние меры, вплоть до блокирования Ормузского пролива. В случае развития негативного сценария, не стоит сбрасывать со счетов и открытых военных столкновений между Ираном и США.
Еще один пункт, который является камнем преткновения между США и Ираном – это вопрос ракетной программы Тегерана. Санкции введены, но Иран невозмутимо продвигается к ранее намеченным целям – проведены испытания баллистической ракеты средней дальности, что на США подействовало как красная тряпка на быка. Устами своего госсекретаря Майка Помпео они обвинили иранцев в нарушении резолюции СБ ООН 2231. В ответ представители Вооруженных сил ИРИ отметили, что ракетная программа и наращивание военной мощи направлено лишь на оборону и соответствует политической стратегии сдерживания, которая будет реализовываться, поскольку касается национальной безопасности иранского государства.
Анализируя сложившуюся ситуацию вокруг Ирана после инициирования США санкционной политики, можно сделать следующие выводы.
1. Мир действительно изменился. Сегодня наступили такие времена, что одна страна не может однозначно диктовать остальному миру свои правила игры. Свидетельством «многополярности» сложившегося мирового порядка является и односторонний характер санкций администрации Трампа против Ирана – на этот раз США действуют без поддержки мирового сообщества.
2. Стратегия «Петля анаконды», столь часто используемая американским правительством, на этот раз столкнулась с контрконцепцией «Экономика сопротивления». Последняя вот уже несколько десятков лет доказывает на деле свою эффективность, помогая иранской экономике держаться на плаву.
3. Сложившаяся ситуация весьма выгодна главному геополитическому сопернику США – России. Во-первых, РФ обладает всеми возможностями для замещения иранской нефти, подпадающей под санкции. Во-вторых, углубление торговых отношений с Россией может стать для Ирана одним из наиболее эффективных стимулов и побуждений, способствующих минимизации негативного влияния санкций. Иран приобретет необходимые товары, а Россия – дополнительные объемы нефти, которые сама может поставлять на экспорт. Подобное сотрудничество – это не только углубление российско-иранских отношений, но и укрепление основ российской позиции в рамках геополитических баталий с США. Таким образом Москва может показать, что в состоянии предоставлять помощь странам, которые имеют конфликт с Вашингтоном.
Таким образом, учитывая мнение многих экспертов по международным отношениям по поводу неэффективности санкций, США следует серьезно задуматься о том, как «сохранить лицо» в непростой ситуации, в которую американцы сами себя загнали.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте