Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Вывод американских войск из Сирии: для одних – перспективы, для других – переживания

Автор: Пресс-папье

Решение президента США Дональда Трампа начать вывод американских вооруженных сил из Сирии создает новую ситуацию для Ирана. Причем, она содержит, как угрозы, так и перспективы. Угрозы, в первую очередь, определяются военной активизацией Израиля, а перспективы связаны с возможностью начала более активного диалога с сирийскими курдами.

Вывод американских сил из Сирии
Решение президента США Дональда Трампа вывести американские войска из Сирии Тегераном было воспринято достаточно позитивно. Завышенные положительные оценки звучали в тональности «Америка проиграла», но в целом этот шаг был оценен как событие, которое приведет к стабилизации сирийской ситуации. Тем не менее, вывод американских войск создает в Сирии для иранцев качественно новую ситуацию и заставляет их пересмотреть некоторые свои подходы.
За последний год иранские силы в Сирии в своих отношениях с американцами и поддерживаемыми ими курдами заняли позицию, обеспечивающую им более или менее стабильное пребывание на сирийской территории. Столкновения с курдами были практически сведены на нет, за исключением мелких столкновений с группами, которых можно назвать маргинальными и находящимися вне основных платформ курдского сепаратизма в Сирии.
Более того, ссылаясь на необходимость вывода американских сил из Сирии, Дональд Трамп заявил о том, что курды ведут себя достаточно неприлично – продают нефть иранским силам, вступив с ними в де-факто партнерские отношения. Несмотря на то, что это заявление было отвергнуто сирийскими курдами, такого рода торговля нефтью между иранцами и курдами имела место: курдам в Сирии нужно продавать нефть, которую они добывают на подконтрольных территориях, а иранцам и сирийцам надо покупать эту нефть для своего внутреннего потребления. Это совершенно неновая ситуация в Сирии, т.к. в свое время ИГ продавало нефть сирийскому правительству, которое тогда воевало, скорее, не с ним, а с другими исламистами и оппозиционерами, которые смогли занять значительную часть Алеппо и были близки к захвату столицы Дамаска. Фактически такая же ситуация с куплей-продажей нефти, но уже с участием курдов, в одной стороны, а иранцев и сирийцев, с другой стороны, возникла сегодня. К тому же, последние с курдами уже не воюют, а сосредоточены на борьбе с остатками игиловцев и иными исламистами в стране.

Одинокие курды
Вывод американских сил из Сирии для сирийских интересов курдов никаких последствий иметь не будет. Курдские силы достаточно сильны для того, чтобы защитить себя от любой атаки, как со стороны оппозиции и исламистов, так и со стороны сирийских вооруженных сил. Перед кем курды бессильны, так это перед турками, которые, несмотря на боевую готовность курдских формирований и наличие у них некоторого количества современного вооружения, справиться с их силами, бесспорно, смогут.
В сложившихся условиях для курдов важно найти союзников, которые смогут гарантировать им ненападение со стороны турецкой армии. А нападение, если судить по словам турецкого президента Р. Т. Эрдогана, неминуемо.
В конце декабря курдская сторона обратилась к официальному Дамаску с просьбой направить сирийские войска к городу Манбидж, который, скорее всего, станет первой точкой, на которую обрушится будущий турецкий удар.
Надо понимать, что обращение к Дамаску – это обращение к Тегерану также, так как основные ударные силы, выступающие на стороне сирийского правительства, либо иранские, либо силы шиитской «Хизбаллы», которая также контролируется Исламской Республикой.
Реакция Дамаска и Тегерана на просьбу курдов достаточно интересна. В информационном публичном пространстве она озвучена не была, но то, что просачивается наружу, говорит о том, что защита курдов, как в Дамаске, так и в Тегеране рассматривается в контексте «гарантии безопасности в обмен на отказ от суверенитета». То есть, речь идет о плавном вхождении сирийского Курдистана в юрисдикцию Дамаска. Это, надо сказать, самое последнее, чего могли ожидать в Вашингтоне от своего решения вывести войска из Сирии, и это привело к активной критике Трампа со стороны его оппонентов внутри США. Жесткая критика такого следствия вывода американских сил началась также и в Израиле, который стал рассматривать процессы в Сирии в качестве новой угрозы для себя – установление контроля над Курдистаном может развязать иранские руки на южном направлении, где пока еще существуют территории победившего восстания против Дамаска, представляющие собой буфер между ирано-сирийскими силами и Израилем.
Именно такой возможный исход вывода войск заставил Вашингтон в январе мобилизоваться и начать активную дипломатию с Анкарой. Интенсивность турецко-американских переговоров по курдскому вопросу в самом начале года была достаточно высокой, что привело к появлению заявлению помощника президента США по вопросам национальной безопасности Джона Болтона о том, что между Анкарой и Вашингтоном достигнута договоренность о ненападении Турции на курдов после вывода американских сил из Сирии. Однако слова американского чиновника не были подтверждены Анкарой, которая, среди прочего, заявила, что никто не может отказывать ей в праве защищать себя, где бы то ни было и от кого бы то ни было. Уже через две недели после своего оптимистического заявления, т.е. 20 января Джон Болтон выступил с новым, можно сказать, противоположным пассажем – США не уйдут из Сирии до тех пор, пока не будет обеспечена безопасность курдов от нападения со стороны Турции.
Патовая ситуация, в которую попал Вашингтон, обусловлена поспешностью и неподготовленностью решения о выходе из Сирии. Оно застало врасплох не только американский военный и разведывательный истеблишмент, но и курдов, турок, иранцев и всех тех, кто так или иначе вовлечен в сирийский конфликт. Теперь США вынуждены спасать свой уход из Сирии от катастрофических последствий, при этом уйти из Сирии им все же придется – Дональд Трамп не любит затягивать с исполнением своих решений.
И тут перед Ираном открывается достаточно удобная перспектива. Уже очевидно, что американцы, если и получат гарантии от Анкары о ненападении на курдов, то эти они ничего в реальной жизни стоить не будут. Такие же гарантии турками были даны относительно иракского Курдистана, куда турецкая армия около 5 лет тому назад все же вступила и откуда не уходит до сих пор. Кроме того, гарантии не будут действовать в условиях, если «вдруг» с курдской стороны начнут обстреливать территорию Турции, то есть, если «курды сами нападут». А у турецкой стороны есть большой опыт организации постановочных нападений на себя перед оккупацией той или иной территории, будь то Кипр, Ирак или Сирия. И этот факт курдская сторона, хороша знакомая с практиками Анкары, отлично понимает.
В данном контексте все говорит о том, что Дамаск и Тегеран, а отчасти и Москва, окажутся теми столицами, где курды будут искать защиту и союзников. Весь вопрос заключается в том, готовы ли будут сами курды пожертвовать хотя бы частью своей де-факто независимости ради получения защиты от турецкого вторжения. Логика процесса говорит о том, что такая готовность у курдов есть, и при определенной работе они могут стать участниками конституционного процесса в Сирии, суть которого заключается в собирании сирийских земель обратно под общую юрисдикцию.
Между тем, даже если переговоры с курдами зайдут в тупик, это тоже даст иранцам определенные преференции. Во-первых, вторжение Турции в Курдистан резко ухудшит отношения Анкары с США и Израилем, что подтолкнет турок к укреплению отношений с Тегераном, в чем иранцы особо заинтересованы в условиях роста санкционного давления.
Во-вторых, новый очаг эскалации в Сирии заставит Турцию сократить активность в других антиправительственных точках в Арабской Республике, что облегчит попытки Дамаска и Тегерана вернуть эти зоны под контроль Асада.
Однако выход США несет в себе также и определенные риски для Ирана, связанные уже с южным направлением – с Израилем.

Одинокий Израиль
В не менее трудную ситуацию в связи с выводом американских сил из Сирии попадает также и Израиль. Его проблема заключается в том, что проникновение американских сил в сирийский Курдистан является в основном заслугой Тель-Авива. На протяжении нескольких десятилетий он вел активную работу с курдами в Сирии и Ираке для получения союзников в борьбе против режимов Хуссейна и Асада. Курды со временем стали основными партнерами Израиля, который де-факто создал, как в Ираке, так и в Сирии необходимые условия для налаживания курдско-американского партнерства. Несмотря на то, что на территории Сирии, переживающей гражданскую войну и террористическое вторжение, у Израиля есть и иные партнеры, контролирующие те или иные, но в основном маленькие районы, основным его оплотом являются именно курды. Ведь именно они не подчинялись ни Дамаску, ни Анкаре, ни Тегерану, став игроками, рост и усиление которых не означал для Израиля роста и усиления его региональных оппонентов.
Тем самым, с выводом американских сил из САР Израиль может лишиться своего главного союзника, а падение последнего приведет к росту влияния оппонентов Тель-Авива. Если курды падут перед Турцией, то последняя продвинется на шаг дальше в процессе своего превращения в нового серьезнейшего регионального игрока и «защитника угнетенных мусульман». Если же курды падут перед сирийцами и иранцами, с которыми могут пойти на сделку ради защиты от турецкого нападения, то это приведет к росту влияния Ирана – самого важного врага и оппонента Израиля в регионе.
Поэтому сложившаяся ситуация привела к достаточно нервозной реакции со стороны Израиля, который на протяжении января активно бомбил Сирию. Основные удары израильских ракет и самолетов пришлись по территории концентрации иранских сил и привели к сравнительно большим потерям для иранской стороны. По всем прогнозам, интенсивность израильских ударов по Сирии будет возрастать, даже если этап первоначальной нервозности и пройдет. Причина этого заключается в том, что израильтянам как никогда нужно спровоцировать иранский ответ. Он не только станет сигналом для большей активизации Израиля в Сирии, но может привести к тому, что сегодня кажется невозможным – к приостановке вывода американских сил из САР.
На данном этапе можно зафиксировать, что Тегеран верен своей стратегии – удары израильской стороны практически без исключения остаются безответными. Потери хоть и велики для Тегерана – в результате последнего удара были убиты 12 высокопоставленных офицеров КСИР, но все же не катастрофичны и не сравнимы с потерями, которые станут возможными из-за вовлечения в конфликт США.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте