Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Почему Россия молчит о региональных проблемах, механизме «ИНСТЕКС» и Совместном всеобъемлющем плане действий (04.08.2019)

Автор: Зохре Ноурузпур

Уже год, как Соединенные Штаты вышли из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД). За это время в отношениях между Тегераном и Вашингтоном произошли беспрецедентные события – от запрета продажи иранской нефти до включения Корпуса стражей исламской революции в американские списки террористов и беспрецедентного роста напряжения в Ормузском проливе.
Прошел год, а Европа все также пытается выиграть время и отсрочить выполнение своего обещания относительно «ИНСТЕКС» (INSTEX, финансовый механизм, который позволит ИРИ и Европе совершать торговые сделки – ПП). Хасан Рухани и члены иранского правительства не раз призывали Старый Свет противодействовать санкциям США против Тегерана и выполнять свои обязательства по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД) по иранской ядерной программе.
Однако вопрос, который беспокоит многих в Иране – какова роль России в данном контексте? После того, как напряжение в отношениях между Ираном и США усилилось, Москва заняла пассивную или даже осторожную позицию по отношению к своему так называемому союзнику – Ирану. Она не предприняла особых шагов для снижения напряженности и попыталась остаться в стороне, о чем свидетельствовало заявление Путина о том, что «Россия – не пожарная команда и не может спасать все».
Каковы цели России? Почему она решила молчать относительно международного хаоса, который царит вокруг иранской ядерной программы? Почему Россия не предпринимает никаких шагов в направлении создания «ИНСТЕКС».
Эксперт по региональным вопросам Али Саадат Азер уверен, что политика двусмысленности и напряженности ведет к русификации региона.
«Хабар»։ - Какова роль России в региональных кризисах? Почему возникает ощущение, что Москва предпочитает молчать вместо того, чтобы делать эффективные шаги?
А. А.։ - Россия – единственная страна, которая получает выгоду от напряженности в регионе. Например, если Соединенные Штаты решат получить превосходство в экономической войне с Китаем и закрыть путь поставкам энергоресурсов в КНР, то РФ получит экономическую выгоду и расширит масштабы экспорта энергоресурсов на Восток.
Все важные международные политические решения последних десятилетий принимались, благодаря консенсусу между Москвой и Вашингтоном. Если на минутку предположить, что слухи о вмешательстве России в президентские выборы США – правда, то скоро Путин получит от Трампа свои бонусы. Изоляция ИРИ от международной политики и вытекающее из этого укрепление позиций РФ в Сирии и на международном рынке энергоресурсов – возможно, самая лучшая награда для Москвы.
Как бы там ни было, но внешнеполитические действия Трампа, будь то умышленные или случайные шаги, усилили влияние России на международной арене до такой степени, что сегодня мы сталкиваемся с термином «русификация региона», когда Турция и другие региональные субъекты, несмотря на то, что они имеют соглашения в сфере безопасности с Западом, покупают системы С-400 у РФ, и объем этих покупок служит для Москвы рекламой.
«Хабар»։ - Давайте вернемся к напряженности в отношениях между Ираном и США и фундаментальному вопросу о роли России в этом вопросе. Каков наилучший сценарий для России и ее национальных интересов в контексте Ирана и иранской мирной ядерной программы?
А. А.։ - Если учесть то, что я упомянул выше, а также направление российской внешней политики, можно предположить, что Москва не заинтересована в выполнение соглашений по СВПД. Нормализация отношений между ИРИ и ЕС противоречит экономическим интересам РФ. Присутствие европейских компаний в Иране и расширение экономических связей Тегерана с Европой невыгодны России. Реализация «ИНСТЕКС» также противоречит интересам РФ, следовательно, Москва предпочла бы, чтобы этот механизм так и остался на бумаге.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте