Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Грузино-абхазские отношения. Миражи и реальность

Автор: Пресс-папье

Вряд ли кто-то будет отрицать, что за десятилетия, прошедшие после окончания вооруженной фазы грузино-абхазского конфликта, отношения между Абхазией и Грузией так и не нормализовались, а уровень взаимного недоверия продолжает повышаться. На сегодняшний день Абхазия и Грузия ещё более далеки от мирного урегулирования, чем это было после окончания войны 1992-93 годов, когда шли довольно интенсивные двусторонние переговоры при участии международных посредников и были достигнуты некоторые договоренности. Однако с приходом к власти Михаила Саакашвили эффективность дипломатических усилий в урегулировании грузино-абхазского и грузино-осетинского конфликтов резко снизилась в силу того, что официальный Тбилиси переформатировал конфликты со своими бывшими автономиями в российско-грузинский конфликт.
Для граждан Абхазии такая подмена понятий совершенно неприемлема, поскольку объективная и честная оценка природы, причин и последствий грузино-абхазского вооруженного конфликта 1992-93 годов видится им как неотъемлемая составляющая процесса мирного урегулирования. Ещё более усугубляет ситуацию принятие парламентом Грузии в 2008 году после признания Россией независимости Южной Осетии и Абхазии закона «Об оккупированных территориях». Теперь Тбилиси сводит всё к конфликту между Россией и Грузией, а абхазы и осетины выступают в роли статистов, управляемых из Москвы. И такой подход вполне обоснованно вызывает их крайнее недовольство. И абхазы, и осетины ощущают себя гражданами независимых государств, а Россию воспринимают как гаранта своей безопасности и стратегического партнера.
На фоне такой неконструктивной грузинской политики надежды официального Тбилиси на реинтеграцию Абхазии и Южной Осетии выглядят весьма странно. В этом контексте можно рассматривать и заявление президента Грузии Саломе Зурабишвили: «Верю, что придет время, когда Абхазия и Южная Осетия мирным путем вернутся в единое государственное пространство Грузии. Мое главное желание состоит в том, чтобы это произошло как можно скорее, в срок моего президентства, для чего я использую все пути и средства».
Очевидно, в качестве такого средства грузинское руководство надеется использовать инициативу «Шаг к лучшему будущему», озвученную в 2018 году бывшим премьер-министром Георгием Квирикашвили. Она нацелена на расширение торговых связей с Абхазией и Южной Осетией, поддержку общих бизнес-проектов, обучение молодежи в грузинских вузах и предоставление возможности абхазам и осетинам посещать страны ЕС в безвизовом режиме посредством получения грузинских паспортов.
Судя по всему, эти шаги официального Тбилиси были рассчитаны на одобрение и поддержку со стороны западных союзников Грузии, и эти ожидания грузинского руководства оправдались. Председатель Европейского совета Дональд Туск пообещал помощь Грузии в реализации мирной инициативы «Шаг к лучшему будущему», а Верховный представитель по иностранным делам и внешней политике Федерика Могерини заявила, что эти предложения Грузии полностью соответствуют политике вовлечения Абхазии и Цхинвальского региона (т.е. Южной Осетии).
На самом деле, некоторые граждане Абхазии уже много лет посещают Грузию, чтобы получить бесплатную и качественную медицинскую помощь, которую им предоставляют за счет европейских гуманитарных программ. При этом, отношение жителей Абхазии к перспективам реинтеграции их страны в Грузию остается негативным, и они весьма скептически воспринимают грузинскую доктрину о «российской оккупации Абхазии». Тем не менее, грузинские лидеры, как бы не понимая этого, продолжают активно продвигать свою «мирную инициативу». Недавно избранный спикером грузинского парламента Арчил Талаквадзе так обозначил свою главную цель: найти общий язык с осетинами и абхазами.
«Обращаюсь к нашим абхазским братьям и сёстрам, к нашим согражданам, проживающим на оккупированных территориях Южной Осетии, в Цхинвали, — в любое время, в течение всей недели, днём и ночью, мы всегда готовы помочь любому человеку, который нуждается в медицинских или других услугах», - говорится в его заявлении.
Талаквадзе охарактеризовал инициативу «Шаг к лучшему будущему» как способ урегулирования конфликтов и восстановления территориальной целостности Грузии.
Абхазское руководство, как и большинство представителей экспертного сообщества Абхазии расценивают данные инициативы грузинского руководства как очередную пиар-компанию, призванную продемонстрировать Западу «миротворческие устремления» Тбилиси. На самом деле, до тех пор, пока грузинские политики, как и грузинское общество в целом, не дадут честную и объективную оценку тому, что произошло в начале 90-х годов и не признают свою ответственность за эти драматические события, ожидать улучшения грузино-абхазских отношений бессмысленно. Говорить о «мирной инициативе» и одновременно отказываться от подписания с Сухумом и Цхинвалом соглашений о неприменении силы – это, по меньшей мере, противоречит здравому смыслу. Именно подписание такого соглашения могло бы стать первым шагом к повышению уровня взаимного доверия между сторонами конфликта и способствовало бы началу процесса построения добрососедских отношений между Абхазией, Грузией и Южной Осетией.
Реагируя на инициативу «Шаг к лучшему будущему», министр иностранных дел Абхазии Даур Кове заявил: «Единственным шагом в лучшее будущее является признание Грузией независимости Республики Абхазия и построение полноценного межгосударственного диалога между нашими странами во имя стабильности и процветания будущих поколений. Альтернативы этому процессу нет». Он охарактеризовал «Шаг к лучшему будущему» как «шаг в никуда.
Как считает абхазский журналист, редактор газеты «Чегемская правда» Инал Хашиг, для реализации успешных мирных инициатив достаточно было бы предпринять следующие действия: отменить закон «Об оккупированных территориях», разблокировать абхазские транспортные коммуникации, в первую очередь, морские порты и Сухумский аэропорт, а также не препятствовать абхазским предприятиям самостоятельно осуществлять внешнеэкономическую деятельность. И такого мнения придерживаются многие гражданские активисты и представители творческой и научной интеллигенции Абхазии.
В абхазском экспертном сообществе преобладает мнение, согласно которому, для того, чтобы выстроить новую жизнеспособную модель грузино-абхазских отношений, Тбилиси необходимо осознать причины конфликта, мотивацию и опасения его участников, а также отказаться от восприятия Абхазии как своей колонии или оккупированной Россией территории.
Относительно возможного признания Грузией независимости РА, мнения разделились. Часть жителей Абхазии верит в то, что рано или поздно Тбилиси признает независимость РА, что создаст условия для выстраивания равноправных добрососедских отношений между двумя странами, но немало и тех, кто сомневается в том, что такое признание соответствует абхазским интересам. Главные опасения сторонников данной точки зрения связаны с тем, что, признав независимость, Грузия потребует от Абхазии вернуть грузинских беженцев в места их прежнего проживания на территории республики, что может генерировать предвоенную ситуацию и создать угрозу новой конфронтации.
Следует отметить, что европейские международные структуры, в частности, ЕС и ОБСЕ, являющиеся участниками Женевских дискуссий, так и не смогли стать нейтральными посредниками в деле построения устойчивого мира между Абхазией и Грузией. Делая всё новые заявления о незыблемости территориальной целостности Грузии и поддерживая грузинскую версию о российской оккупации Абхазии и Южной Осетии, эти они отнюдь не способствуют разработке новой модели урегулирования на основе равноправия и баланса интересов, а фактически идут на поводу у грузинского руководства. Всё это отнюдь не помогает налаживанию конструктивного грузино-абхазского диалога, а, скорее, заводит переговоры в тупик.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте